Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Заявление международных правозащитных организаций о ситуации в Чечне и Ингушетии


Программу ведет Андрей Шарый. Над темой работал Олег Кусов.

Андрей Шарый: Международные правозащитные организации распространили совместное заявление, в котором выразили обеспокоенность ситуацией в Чечне и Ингушетии. Правозащитники надеются, что их мнение будет учтено во время обсуждения проекта резолюции по Чечне Комиссии ООН по правам человека. Обсуждение проекта резолюции может состояться в середине апреля. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Олег Кусов:

Олег Кусов: О грубых нарушениях прав человека в Чечне и Ингушетии после очередной поездки на Северный Кавказ заявили правозащитные организации "Human Rights Watch", "Международная амнистия", "Медицинский фонд помощи жертвам пыток" и центр "Мемориал". По мнению правозащитников, проведение референдума и выборы президента Чечни не изменили ситуацию в регионе в лучшую сторону. Рассказывает директор московского представительства "Human Rights Watch" Анна Нейстадт.

Анна Нейстадт: По нашим данным, никаких реальных мер для нормализации, стабилизации обстановки в Чечне предпринято не было. В результате там продолжается конфликт, продолжаются массовые нарушения прав человека, такие, как внесудебные казни, исчезновения, пытки, незаконные задержания, более того, тревожная тенденция, которую мы обозначили еще прошлым летом, но которая сейчас постепенно переходит в критическую фазу – это ухудшение обстановки в соседней Ингушетии. На фоне всего этого российские власти продолжают оказывать давление на вынужденных переселенцев, проживающих в Ингушетии, с тем, чтобы заставить их вернуться в Чечню.

Олег Кусов: Чеченское общество поражено страхом - говорит исполнительный директор центра "Мемориал" Татьяна Касаткина:

Татьяна Касаткина: Мы работаем непосредственно в Чеченской Республике, отслеживаем ситуацию с самого начала войны, с 1999-го года. Вот эта последняя поездка меня поразила той атмосферой, которую я почувствовала в Чечне. Это атмосфера страха. Люди боятся говорить, когда у них исчезают родственники. Боятся потому, что исчез сын, а если ты будешь ходить его искать, жаловаться в прокуратуру, правозащитникам, нет гарантий, что не исчезнет другой сын, или дочь, или отец. Люди боятся говорить в больших компаниях, потому что если они говорят что-то неугодное администрации, на следующий день их может не быть. Ночью их могут забрать. Вот эта атмосфера страха меня полностью поразила. Она наиболее очевидно сейчас проявилось. Хотя, на самом деле, все к этому шло. Ведь если вспомнить 2001-й год, 2002-й, люди которые очень часто ходили в прокуратуру и жаловались, то есть, пытались найти своих родственников, которых увезли федералы, и которые потом исчезли, им часто угрожали, и были случаи, когда, скажем, отец один искал своего сына, в результате отца тоже забрали, а матери сказали "если будешь еще искать их - учти, что у тебя есть еще один сын". Имитация референдума, имитация выборов президента Чеченской Республики и президента Российской Федерации, а это была именно имитация выборов, привела к тому, что люди перестали верить в возможность демократических процедур. Это, на самом деле, достаточно страшно.

Олег Кусов: В Чечне по-прежнему, по словам Татьяны Касаткиной, пропадают мирные люди.

Татьяна Касаткина: Что же сейчас происходит в Чечне - похищения и исчезновения людей продолжаются. Я вам дам статистику только за этот год, за январь, февраль и март месяцы. Надо сказать, что это далеко не полная статистика. Мы не охватываем всю территорию Чечни, это 25-30 процентов. И это как бы первичные данные, люди будут приходить через месяц, через полгода, и говорить о похищениях, которые совершались в январе или феврале, или марте этого года. Поэтому эти цифры, несомненно, увеличиваются. За 3 месяца 2004-го года похищено 78 человек. Из них 33 освобождены или выкуплены. Как правило, с освобожденных людей берется подписка, что они будут сообщать о ситуации, доносить, короче говоря. Из этих 78 найдены убитыми 4 человека, и исчезли, никто не знает, где они, 41 человек. Всего же по Чеченской республике жителей Чечни погибло 60 человек, из них 30 мирных жителей, 6 силовиков, 7 предположительно участников вооруженных формирований и 17 неизвестных.

Олег Кусов: Как правило, за похищениями людей стоят промосковские силовые структуры в республике.

Татьяна Касаткина: Кто же похищает, как это все происходит? В основном это действуют федералы совместно со службой безопасности Кадырова. А кто ее представляет собой сейчас, и кто участвует в этих похищениях? Вот, например, вывозят человека из Ингушетии, а спустя три дня он обнаруживается в чеченских горах у Ибрагима Хултыгова. 5 или 6 лет назад Хултыгов был начальником национальной службы безопасности Ичкерии. А теперь он командует комендантской ротой, которая подконтрольна федеральным властям. Берут в заложники родственников Магомеда Хамбиева, чтобы принудить его к сдаче. И делают это также подконтрольные федеральным властям отряды Кадырова и Ямадаева. До войны они были сепаратистами. Один муфтием, другой - полевым командиром. Теперь на службе у Федерации. Говорят, что амнистируют и привлекают в новые чеченские структуры только тех, кто непричастен к похищениям людей, убийствам пленных и заложников, терактам в Буденновске и Кизляре, походу на Дагестан. Однако накануне войны были сообщения о причастности Ямадаева к захвату заложников, и никто их не опроверг. Того из братьев Ямадаевых, который сейчас находится в руководстве чеченского отделения "Единой России", охраняет Абу Арсанукаев. Лет 10 назад он был начальником охраны Джохара Дудаева. Таким образом, те самые сепаратисты, до войны близкие к Масхадову люди - и с ними правительство не хотело вести политического диалога, сейчас они легализованы и находятся фактически в тех самых федеральных структурах, которые наводят порядок в Чеченской Республике.

Олег Кусов: Анна Нейстадт поделилась своими впечатлениями от поездки по Грозному. По ее словам, следов восстановления чеченской столицы почти нет:

Анна Нейстадт: Мы не ходили специально по Грозному с фотоаппаратом, пытаясь выискать наиболее разрушенные здания. Это просто поездка по Грозному на машине, мы фотографировали из окна машины. Никаких признаков восстановления не видно. Отреставрированных, восстановленных зданий практически нет. Где-то можно заметить покрашенный первый этаж, но в основном здания либо полностью разрушенные, либо здания, в которых невозможно жить, хотя стены остались. В общем и целом это производит достаточно гнетущее впечатление, и, конечно, остаются вопросы о том, что именно имеется в виду, когда речь идет о восстановлении Чечни в целом и чеченской столицы - Грозного.

Олег Кусов: По словам Анны Нейстадт, совместное заявление правозащитных организаций о ситуации в Чечне и Ингушетии приурочено к возможному обсуждению на Комиссии ООН по правам человека проекта резолюции по Чечне. Резолюцию подготовил и планирует внести Европейский Союз.

XS
SM
MD
LG