Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правозащитники Краснодара жалуются на преследования со стороны краевых властей


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Никита Татарский.

Дмитрий Волчек: Представители некоторых общественных и правозащитных организаций Краснодарского края заявили о преследованиях со стороны официальных властей. Подобные факты были определены в ходе общественных слушаний, организованных Московской Хельсинской группы.

Никита Татарский: По мнению участников общественных слушаний, в последнее время давление кубанских властей на краевые общественные и правовые организации только усилилось. Как сообщила председатель Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева, на данный момент многим организациям края грозит закрытие.

Людмила Алексеева: Закрытие организаций, у нас много всяких проблем в России, и у независимых общественных организаций тоже много проблем, но закрытие - это довольно редкая вещь в нашей партии, чтобы организации закрывали. Тем тревожнее это, что это делается в самое последнее время, делается со ссылками на закон "Об экстремизме", который как будто бы был создан для того, чтобы преследовать экстремистские организации. Но с самого начала было подозрительно такое широкое толкование экстремизма, какое в этом законе давалось, потому что правозащитные организации оказались первым жертвами этого закона.

Никита Татарский: Краснодарская краевая ассоциация по защите прав человека провела мониторинг, его результат вызвали весьма странную реакцию со стороны местных властей. Говорит председатель организации Василий Ракович.

Василий Ракович: Наша общественная организация имеет пацифистский характер. Каким образом можно применять закон "О противодействии экстремизму" и на основании этого закона всячески противодействовать нашей работе, препятствовать нашей работе? Отдельные представители властей Краснодарского края использовали все свои возможности должностные для того, чтобы всячески воспрепятствовать законной деятельности нашего объединения. Давление было связно, это видно из искового заявления в суд о приостановлении деятельности нашего общественного объединения, основная претензия – это публикация нами подготовленного по результатам проведенного совместно с Московской Хельсинкской группой мониторинга ситуации с правами человека в регионе, ежегодного доклада нашего о положении с правами человека в Краснодарском крае. Этот доклад вызвал, на мой взгляд, совершенно неадекватную реакцию у представителей Министерства юстиции в нашем Краснодарском крае. Последовало очень жесткое давление на нашу организацию, вызовы, требование различных документов. После того, как документы и деятельность организации были проверены осенью прошлого года, и претензий никаких не имелось, тем не менее, в суд поступило исковое заявление от управления юстиции, где начальник управления юстиции Виноградов потребовал приостановить деятельность организации на три года. Основные доводы предъявлены к нашему докладу, в частности, в исковом заявлении говориться, что доклад наш не основан на законе. На каком законе должен быть основан наш общественный доклад по результатам мониторинга, который мы провели? Далее претензия, формулировки юриста, начальника главного управления юстиции по Краснодарскому краю Виноградова: выводы в докладе не подтверждены законом. Каким законом они должны быть подтверждены?

Никита Татарский: Исполнительный директор новороссийского городского общественного фонда "Школа мира" Вадим Коростелев рассказал об обвинениях со стороны официальных средств массовой информации. Они начались после того, как фонд поднял тему нарушения прав национальных меньшинств в крае.

Вадим Коростелев: Нас назвали пособниками экстремистов за то, что мы освещали голодовку в селе Киевском, где голодали турки-месхетинцы. Буквально в пятницу было организовано нападение большой группы людей, подозреваем, что это переодетые казачьи формирования, на этнические меньшинства в поселке Холмском.

Никита Татарский: Руководитель краснодарской общественной организации "Южная волна" Евгений Греков считает, что кубанские власти выбирают самые нестандартные способы воздействия на правозащитников. По его словам, иногда защитники организаций получают от местных властей письменные с абсурдными обвинениями.

Евгений Греков: Ко мне пришли ребята из администрации края и сказали: Женя, нам нужно срочно поговорить. Мы вышли туда, где нет микрофонов, и они мне шепотом сообщали, что администрация что-то готовит. У меня в кармане лежало письмо из юстиции, которое я еще не распечатал. Я у них на глазах открыл письмо, и мы прочитали, что основным нашим преступлением является сбор мыслящих людей, обсуждение важных тем, особенно носящих правозащитный характер, что это преступление дружить с правозащитниками. На территории Краснодарского края мы находим огромное количество примеров, когда, например, госпоже Бахметовой в окно бросается бутылка с зажигательной смесью. В прошлом августе у господина Велигодского был сожжен офис, в декабре был избит Андрей Можегоров, руководитель правозащитного движения "Правое дело", его просто забивали арматурой.

Никита Татарский: В общественных слушаниях принял участие вице-губернатор Кубани Мурат Ахиджак, который отверг большинство обвинений в адрес краевых властей.

Мурат Ахиджак: Конечно, проще всего сейчас сказать, что это политический заказ власти краевой. Я мог сказать, что не политический заказ. Что касается деятельности органов юстиции, прокуратуры, я думаю, вы понимаете, что это уровень федеральный. По этим вопросам вряд ли можно говорить краевая власть. Что касается взаимоотношений краевой власти с некоммерческими общественными организациями, тут есть проблемы, на которые нужно обратить внимание. Я понимаю, что власть иногда дает поводы для того, чтобы критиковать себя. Но вместе с тем многие вопросы можно устранить изначально, чтобы это не доходило до вселенского масштаба проблем.

Никита Татарский: По мнению некоторых правозащитников, кубанские власти пытаются уйти от ответственности за ставшие уже традиционные для этого нарушения правовые нарушения.

XS
SM
MD
LG