Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Память о бесправии"


Михаил Саленков, Москва: Музей и общественный центр имени Андрея Сахарова выпустил двойной диск под названием "Память о бесправии". Большую часть содержания дисков составляют воспоминания бывших заключенных о жизни в лагерях Гулага. На дисках 690 книг и сборников воспоминаний о репрессиях в СССР, а также краткие биографии и фото 736 авторов воспоминаний. Рассказывает руководитель программы "Память о бесправии" Антонина Михайлова:

Антонина Михайлова: Целью этой программы является содействие сохранению памяти о десятках миллионов жертв политических репрессий. Мы хотели собрать все воедино, все, что было издано о Гулаге с 1921-го года, и сделать это доступным для широкого читателя, исследователей, и в первую очередь - для молодежи, которая мало что слышала и знает об этом времени. Наше государство так и не покаялось за содеянное, за массовые репрессии. Не было покаяния ни со стороны государства, ни со стороны общества.

Михаил Саленков: На презентации в Центре имени Сахарова мне удалось побеседовать с авторами, чьи воспоминания записаны на двух выпущенных дисках. Рассказывает писатель Заяра Веселая:

Заяра Веселая: Я написала о том, как я сидела в тюрьме и потом была в ссылке. Меня посадили за то, что у меня отец был враг народа, писатель Артем Веселый, у него такой роман был, "Россия, кровью умытая", о гражданской войне, и вот его посадили и расстреляли. Это был 1937-й год. А мы были маленькие. Нас как-то сначала не тронули. А потом, когда мы подросли, нас посадили, 5 лет ссылки нам дали.

Михаил Саленков: По данным социологов, сегодня в российском обществе гораздо реже вспоминают о преступлениях тоталитарного советского режима. Владимира Уборевич, которая провела несколько лет сначала в ссылке, а потом в лагере, считает, что людям просто надоело об этом говорить:

Владимира Уборевич: Сейчас все забыли, не хотят говорить, всем осточертело, и тем более, в конечном итоге, сейчас в обществе-то, в основном, живы и процветают те, кто нас сажали и нас караулили. Они-то живы. А те, что прошли это - их очень мало осталось. Так что им неинтересно это слушать. Отца расстреляли, мать расстреляли... Я просто стараюсь не драматизировать, чтобы не устроить из своей жизни истерику. В конце концов, я еще счастливая по сравнению со многими-многими тысячами.

Михаил Саленков: Руководитель программы "Память о бесправии" Центра имени Сахарова Антонина Михайлова говорит, что через несколько лет не останется никого, кто мог бы лично свидетельствовать о преступлениях, совершенных против собственного народа, поэтому так важно сделать как можно больше сегодня, пока живы хоть те немногие, кто это пережил.

XS
SM
MD
LG