Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нахимовское училище в Санкт-Петербурге - официальные представители не признают факты избиения курсантов


Дмитрий Казнин, Санкт-Петербург: Формально, скандал, разгоревшийся на прошлой неделе вокруг элитного Нахимовского училища, стараниями высоких военных чинов и руководством этого учебного заведения замят. Комиссия не нашла подтверждения фактам, рассказанным нахимовцами Андреем Папуловым, Сергеем Карязиным и Владимиром Соболевым. При этом, заявления самих пострадавших, их родителей, медицинские свидетельства - всего этого будто и нет. На официальном уровне решено сор из избы не выносить, а случившееся с Андреем Папуловым и его товарищами считать неподтвержденной информацией. Рассказывает Андрей Папулов:

Андрей Папулов: Издевались, унижали тех, кто не подчинялся им. Меня решили очень зверски избить. Около двадцати человек, железной палкой. Вообще, избивали ежедневно, но в ноябре это случилось особо жестоко.

Дмитрий Казнин: 22 февраля в организацию "Солдатские матери Санкт-Петербурга" обратились родители ребят - курсантов Нахимовского военно-морского училища с жалобами на систематические избиения их сыновей другими курсантами. Один из обратившихся за помощью, по его словам, подвергался сексуальным домогательствам. Благодаря "Солдатским матерям" происшествие это получило широкий общественный резонанс, и заявления стали расследовать сразу несколько специальных комиссий. Для проведения расследования в Петербург отправился заместитель главкома ВМФ России адмирал Михаил Захарченко, а помощник главкома Игорь Дыгало заявил, что любое проявление неуставных взаимоотношений, в особенности в таких учебных заведениях, как Нахимовское училище, будет сурово пресекаться. Элла Полякова, сопредседатель организации "Солдатские матери Санкт-Петербурга" зачитала показания оцта нахимовца Андрея Папулова.

Элла Полякова: Сына, нахимовца Андрея, в ноябре группа нахимовцев зверски избивала с применением металлической палки в присутствии офицера, капитан-лейтенанта такого-то. Мер никаких в отношении правонарушителей не принято. Медицинская помощь не оказана, сын перенес тяжелейшие травмы на ногах, в том числе сотрясение мозга. Командование оставляет ситуацию, угрожающую нахимовцам, без принятия мер.

Дмитрий Казнин: Избивали и издевались и над другими курсантами. Рассказывает Марина Соболева, мама нахимовца Володи Соболева:

Марина Соболева: Мой сын лежал в госпитале 2,5 недели. Сейчас я его перевожу на лечение. У него был травма позвоночника и обширное сотрясение мозга. Ему одели ведро железное ночью на голову, и били чем попало по голове.

Дмитрий Казнин: Кто избивал 14-летних курсантов? Этого не установило расследование, но об этом хорошо известно и самим ребятам и их родителям. По словам Марины Соболевой, знают об этом и следователи военной прокуратуры, но комиссия ВМФ не обнаружила никаких нарушений в закрытом военно-морском училище. Рассказывает мама Володи Соболева Марина:

Марина Соболева: В училище есть такое правило, что детей принимают после восьмого класса. Так вот, приняты дети после девятого класса, и даже после десятого. То есть, там, на первом курсе, учатся 17-летние, извините меня, уже юноши, которым пора бы вообще в армии быть. То есть, такой факт - это большое нарушение, и, в общем-то, они и занимаются этими избиениями. То есть, знаете, какая получается дедовщина на первом курсе, по той простой причине, что это дети, а там-то уже не дети.

Дмитрий Казнин: По словам Марины Соболевой, избиениям подвергались не только те, кто обратился за помощью:

Марина Соболева: В госпитале, в котором лежал мой сын, там постоянно приходят нахимовцы, и, естественно, родители их как бы не хотят что-то возбуждать. Они поступают прямо из училища в госпиталь. Там один мальчик, вот такой Баталов с первого курса, он уже лежал в госпитале с сотрясением мозга два раза, и когда я приходила, он буквально плакал, стоял на коленях, говорил: "Я третьего сотрясения мозга просто не выдержу". Но мама Вити хочет, чтобы он учился там.

Дмитрий Казнин: Чтобы скрыть такие факты, руководство училища направляло избитых курсантов прямо в военно-морской госпиталь, минуя травмопункт, где пришлось бы фиксировать повреждения и травмы. Некоторые нахимовцы лежали в госпитале по несколько раз, и только теперь, когда родители провели официальное медицинское освидетельствование детей, появилась возможность рассказать о происходящем в Нахимовском училище. Все трое обратившихся за помощью - дети морских офицеров. Все трое хотели служить на флоте. Теперь, скорее всего, ни один из них не вернется в Нахимовское училище, хотя наиболее пострадавший - Андрей Папулов - еще верит в справедливость и надеется продолжить учебу:

Андрей Папулов: Я надеюсь, что там все почистят, из руководства, может, кого-то отстранят.

Дмитрий Казнин: Руководство училища уже решило, что учебу из трех курсантов не продолжит никто. По мнению офицера Нахимовского училища майора Игоря Лагоды, они и не хотят учиться:

Игорь Лагода: Один из них практически все уроки пропустил, либо по болезни, либо просто по нежеланию учиться, а Соболев, насколько мне известно, не ужился, скажем так, с целой ротой, был переведен в другую. Там он тоже не ужился, и так далее, и тому подобное. То есть, они не желают учиться, и, естественно, не будут.

Дмитрий Казнин: Это мнение не только Игоря Лагоды. Его разделяет все руководство училища. Как заявлял начальник Нахимовского училища контр-адмирал Александр Букин, скандал разгорелся именно из-за нежелания трех курсантов учиться, а также из-за обычных подростковых конфликтов, пусть даже и с применением кулаков:

Игорь Лагода: Что там мальчишки могут подраться, есть, конечно, у нас какие-то негативы, как и везде. Это не пища для каких-то там специальных разборок.

Дмитрий Казнин: Того же мнения придерживается подполковник Андрей Гаврилов - замначальника по воспитательной работе еще одного элитного и закрытого военного учебного заведения - Суворовского училища, где в 2001-м году были зафиксированы факты издевательства над курсантами, но уже со стороны офицеров. Тогда суворовец тоже обратился к "Солдатским матерям". Рассказывает сопредседатель организации "Солдатские матери Санкт-Петербурга" Элла Полякова:

Элла Полякова: 26 октября 2001-го года, я фамилию не буду указывать, майор поджег трусы кадету мальчику за то, что он под кальсонами носил трусы. Кальсоны менялись один раз в неделю, и многие ребята носили трусы, несмотря на запрет. Майор намеренно поджигал трусы в области половых органов, и когда мальчик попытался потушить их, он приказал мальчику держать руки по швам. После того как ребенок потушил трусы, майор совместно с другими офицерами заставили мальчика отжиматься от пола. В травмопункте нас не приняли, предложили обратиться в судебно-медицинскую экспертизу. В военной прокуратуре Санкт-Петербургского гарнизона очень интересный ответ офицера, который сказал, что сожженные трусы в качестве вещественного доказательства недостаточны - нужны сожженные половые органы.

Дмитрий Казнин: Сегодня руководство и Суворовского, и Нахимовского училищ говорит об обычных подростковых проблемах. Родители говорят об издевательствах и жестоких избиениях. Курсанты - суворовцы и нахимовцы, оставшиеся в стенах элитных заведений, молчат. По мнению матери пострадавшего курсанта Володи Соболева Марины, они просто боятся.

Марина Соболева: Дети там остались. Детям по 14 лет. Они находятся под страхом, что вот эти товарищи, которые над ними издевались, рядом с ними. Они могут сказать, что они их били? Могут сказать, зная, что эти пока не изолированы? Будут изолированы - они скажут.

Дмитрий Казнин: Однако, руководство Нахимовского училища считает, что с работой комиссии закончилась и вся эта история - никто не будет наказан, изгои уже не вернутся в классы. Жизнь в закрытом заведении пойдет дальше, до следующего чрезвычайного происшествия.

XS
SM
MD
LG