Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Голодовка петербургских заключенных


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Дмитрий Казнин и Виктор Резунков, и заместитель председателя правозащитной организации "Гражданский контроль" Юрий Вдовин.

Андрей Шарый: Как минимум в 6 учреждениях ГУИНа - следственных изоляторах и колониях Петербурга и Ленинградской области - зарегистрированы массовые отказы заключенных и подследственных от пищи. Против жестокого обращения с ними протестуют более 4 тысяч заключенных. Над темой работал корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Виктор Резунков:

Виктор Резунков: О ситуации, сложившейся в колониях и изоляторах Санкт-Петербурга и Ленинградской области, рассказывает корреспондент Радио Свобода Дмитрий Казнин.

Дмитрий Казнин: Сегодня, 24 февраля, заключенные колонии номер три, расположенной в поселке Фарносово Ленинградской области, объявили голодовку. По предварительной информации, они протестуют против ставшими непомерными поборов со стороны администрации колонии, а также требуют отстранения от исполнения обязанностей руководства учреждения. К акции присоединились подследственные, содержащиеся в СИЗО Петербурга номер 1, более известном как "Кресты", СИЗО номер 4 и 5, а также заключенные колоний номер 5 и 6. Однако, по словам начальника пресс-службы ГУИН по Петербургу и Ленобласти Ольги Громовой, действия спецконтингента не следует называть голодовкой:

Ольга Громова: У нас не голодовка, а у нас отказ от приема пищи. Потому что понимать как голодовку, когда люди не полностью отказываются от пищи, а, например, берут тот же чай, сахар и хлеб, в обед они уже берут второе и первое, отказываются от чая.

Дмитрий Казнин: В руководстве ГУИН по Петербургу и Ленобласти не подтверждают, но и не опровергают фактов вымогательства у заключенных денег со стороны администрации колонии. По словам зам начальника ГУИН по Петербургу и Ленобласти Сергея Полякова, по предварительным данным, причиной отказа от приема пищи послужило несогласие спецконтингента с установленным порядком отбывания наказания и установленного режима содержания подозреваемых и обвиняемых, а также, по их мнению, жестокое обращение с ними администрации колоний и СИЗО. О причинах чрезвычайного происшествия станет известно после проверки, которую проводит прокуратура по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях. Но уже сейчас известно, и это подтверждает начальник пресс-службы ГУИН Ольга Громова, что ничего подобного в колониях и изоляторах Петербурга еще не случалось.

Ольга Громова: Таких случаев не было. Никто ничего не знает пока.

Дмитрий Казнин: Остается только предполагать, сколь невыносимой стала обстановка в спецучреждениях, если заключенные и подследственные решились на шаг, после которого ничего хорошего им ждать не приходится.

Виктор Резунков: Ситуацию комментирует заместитель председателя правозащитной организации "Гражданский контроль" Юрий Вдовин.

Юрий Вдовин: Ситуация, конечно, неординарная, судя по всему, но, с другой стороны, эта ситуация является следствием того, что в пенитенциарных учреждениях не изменилась обстановка, даже когда они перешли из ведения МВД в Минюст. Перешла с теми же кадрами, видимо. А традиции содержания людей в полностью бесправном положении, даже и приговоренных преступников, и не приговоренных, находящихся в следственных изоляторах, подозреваемых в преступлениях, и не названных преступниками, эти традиции чудовищны... Несмотря на то, что там сократилось как-то число этих людей, люди, которые призваны соблюдать закон, постоянно его нарушают. Это какая-то пропитанная криминалом обстановка в местах содержания осужденных, в местах содержания подозреваемых и подследственных, она порождает снова криминальную обстановку, и это университеты криминала. И этим криминалом пропитаны как те, кто призваны соблюдать законность, так и те, кто нарушил закон, или подозреваются в том, что они нарушали закон. Способа коренной ломки этой системы до сих пор не придумано. Система остается чудовищной, превращает людей, случайно туда попавших, в закоренелых преступников. Не случайно громадный процент рецидива...

Масштаб этой голодовки должен быть, по-моему, большим, потому что увеличению масштаба будут способствовать два обстоятельства. Первое - это то, что, видимо, нет исключений в этих системах, это всех задевает. И второе – если у кого-то и не хватило мужества объявить голодовку по каким-то причинам, то, к сожалению, внутренние механизмы взаимоотношений между заключенными заставят людей, которые засомневались или побоялись объявить голодовку, заставят их голодать, используя все те же механизмы криминальные. Это, на самом деле, очень опасная ситуация вообще.

Виктор Резунков: Юрий Иннокентьевич, а как вы вообще расцениваете то, что представители ГУИНа говорят, что "до сих пор ничего не известно, до сих пор мы ничего не можем сказать, и, соответственно, до сих пор мы не можем назвать это голодовкой, а это непринятие пищи". Чем отличается голодовка от непринятия пищи?

Юрий Вдовин: Во-первых, надо сказать, что система остается чрезвычайно закрытой, и отсутствует какие-либо механизмы гражданского контроля над этими системами. Скажем, в Польше все-таки правозащитные организации могут приходить во всякие эти места и сотрудничают с охранными структурами, чтобы найти способы улучшения содержания людей и обеспечения законности. У нас такой системы не удается до сих пор создать. А что касается лукавства с тем, что это не голодовка, а отказ от пищи – если человек не ест, то он не ест. Всякие рассказы о том, что он с утра отказался от чая, а вечером наоборот, и это не голодовка - думаю, что это лукавство. Думаю, что все-таки людей толкнула на такую меру какая-то крайняя обстановка. Дальше, конечно, может криминальные структуры и заставляют кого-то участвовать. Я сомневаюсь, что в этом участвуют 100 человек, как было сказано. Но повторяю, при закрытости системы, невозможности получить информацию и отсутствии обязанности чиновников ГУИНа предоставлять информацию общественности мы толком ничего не можем узнать. Там вообще люди могут умереть, а мы будем думать, что это от случайно возникшего воспаления легких.

XS
SM
MD
LG