Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему заключенные питерских тюрем начали голодовку, и почему она закончилась


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Дмитрий Казнин.

Андрей Шарый: В этот день заключенные шести исправительных учреждений Петербурга и Ленинградской области прекратили голодовку, которую проводили, протестуя против плохих условий содержания и обращения со стороны тюремного персонала. За последние годы пенитенциарная система России впервые столкнулась со случаем столь массового протеста.

Дмитрий Казнин: Причиной акции послужило жестокое обращение с заключенными и вымогательство у них денег в колонии № 4 в поселке Фарносово Ленинградской области. Крайняя, по мнению зеков, несправедливость со стороны администрации колонии вызвала организованный протест осужденных. Некий вор в законе Леха Иркутский призвал всех заключенных во всех колониях и изоляторах города и области объявить голодовку. Рассказывает заместитель директора Агентства журналистских расследований Евгений Вышенков.

Евгений Вышенков: Ни для кого не секрет, ни для УБОПа, ни для Минюста - это Гудына Алексей Геннадиевич, 74-го года рождения, уроженец Амурской области, дважды судимый по малолетке, 30-летний, из современных воров. Он на свободе находится. У него, как и параллельно в любой государственной системе, есть свои заместители. Есть мобильный телефон, при котором система сработала, и 24 числа уже к 8 утра, к раздаче завтрака, все активно начали не принимать пищу, как и закончилось это все очень быстро. Я уверен, у меня есть информация, что в данном случае это был некий протест, который должен был дойти до общества.

Дмитирй Казнин: В своих заявлениях о начале голодовки заключенные приводили факты избиений, вымогательств денег даже у родителей, приехавших на свидание с сыном. По мнению правозащитника Юлия Рыбакова, прошедшего в советские годы через лагеря, эта система почти не изменилась за последние двадцать лет.

Юлий Рыбаков: Давайте вспомним о том, что мы живем или хотим, во всяком случае, жить в правовом обществе и все-таки руководствоваться законом. Суд приговорил любого из тех, кто сегодня находится в колонии, к лишению свободы, не к избиениям каждый день, иначе так и было бы написано в приговоре: шесть лет бить каждый день палками. Нет, ведь этого там нет. Не к тому, чтобы лишать его последнего здоровья, не давая ему возможности по-человечески поесть, когда есть такая возможность. Не к тому, чтобы нищие родители, может быть, те же самые пенсионеры и инвалиды отдавали половину своей и без того мизерной пенсии зажравшемуся начальству, которое на это строит свои дачи. Не для этого их туда отправили. Они получили совершенно четкое судом определенное наказание - лишить свободы на какое-то время, но это не означает лишить их человеческого достоинства, лишить их возможности вернуться на свободу людьми. Вспомните о том, что каждый из них вернется назад. Каким он оттуда вернется после того, как искалечат физически и нравственно?

Дмитрий Казнин: Нам удалось связаться по телефону с заключенным, отбывающим срок в одной из колоний в Ленинградской области. По его словам, именно ситуация в Фарносово заставила заключенных начать голодовку, хотя в большинстве спецучреждений похожие проблемы.

Заключенный: Завышена цена за длительность свидания. Все темноты практически происходят за счет осужденных. Особенно излюбленное у работников пенитенциарной системы унижения всевозможные тех людей, которые с чем-то не согласны. Допустим, есть такая вещь: при приезде в зону самодеятельные организации, в которые в принципе, как они считают, должны вступать все осужденные. У них, наверное, отчетности какие-то существуют, я не знаю. Лично я, например, не хочу в них вступать, мне это неинтересно. Допустим, у нас в колонии этого нет, а в других колониях процветает. То есть активисты берут биты: "Что, не хочешь быть таким, как я?". И дальше метод физического убеждения в полный рост. А все это списывается, если поинтересоваться, они отвечают милиционеру так: зеки - такой народ, постоянно передерутся, между собой не поделят. Хотя на самом деле, все это инспирировано администрацией, безусловно.

Дмитрий Казнин: У такого серьезного явления как массовая голодовка заключенных есть свои серьезные причины, которые нужно искать в том числе и в пенитенциарной системе, считает заместитель директора Агентства журналистских расследований Евгений Вышенков.

Евгений Вышенков: Причина в следующем, и очень простые вещи: кадровый некомплект катастрофический, социальная нищета наших лагерей и тюрем, она порождает отсутствие контроля со стороны государства. Но контролировать как-то надо, либо делать видимость, что контролируют. Поэтому создается в армии дедовщина, допустим, а здесь создается некий актив.

Дмитрий Казнин: Голодовка не решит проблему, считает правозащитник Юлий Рыбаков. Для изменения ситуации нужно изменить саму систему взаимоотношений общества и государства.

Юлий Рыбаков: То, что произошло, это еще один факт, подтверждающий продолжающийся процесс отчуждения общества от государства. Общество, которое отчуждается от государства, начинает находить собственные внутренние механизмы самозащиты.

Дмитрий Казнин: По мнению экспертов, голодовка в лагерях и следственных изоляторах Петербурга и Ленинградской области закончилась после того, как был достигнут консенсус между комиссиями прокуратуры и ГУИН и организаторами и участниками акции. Что это за договоренности - будет известно в ближайшее время.

XS
SM
MD
LG