Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Градостроительные конфликты и нарушения прав граждан в Москве


Программу ведет Андрей Шарый. Над темой работала Лиля Пальвелева.

Андрей Шарый: Накануне Нового года Владимир Путин поблагодарил мэра российской столицы Юрия Лужкова за эффективную работу по изменению облика российской столицы и за повышение жизненного уровня москвичей. Между тем, как утверждают представители общественных организаций Москвы, около 2 миллионов жителей города проживают в зоне градостроительных конфликтов. Над темой работала Лиля Пальвелева:

Лиля Пальвелева: Строительство в Москве давно уже превратилось в высокодоходный бизнес. Таким его делает использование дешевого труда приезжих и постоянно растущие цены на квадратные метры жилых и офисных помещений. Все это - подлинная причина того, что под разными благовидными предлогами в столице сносится то немногое, что осталось от исторической застройки. Сплошь и рядом нарушаются права жителей, новые здания в обход всех законов и норм возводятся в такой близости от домов, что нарушаются все санитарные нормы, уничтожаются скверы, спортивные и детские площадки, а порой, и это совсем уж скверно, фундаменты начинают проседать, а стены покрываться трещинами. Отчасти защитить интересы людей и избавить их от конфликтных ситуаций могло бы повсеместное межевание земли в городе – считает заместитель начальника Института генерального плана Москвы Георгий Юсин. И вот пояснение архитектора по поводу того, что называется межеванием:

Георгий Юсин: Это выделение границ земельных участков, отдельных домовладений общественного значения, земельных участков под объекты социальной инфраструктуры, рекреацию, и так далее. Потому что, в связи с земельной реформой, которая проводится в России в целом, в том числе и в Москве, процедура определения границ земельного участка, который либо связан со зданием жилым, или общественным, или любым другим, и образует единый имущественный комплекс, или, наоборот, с выведением земель общего пользования, рекреационных, улично-дорожной сети, с выделением земельных участков, которые относятся, допустим, к школе, к детскому саду.... Это очень важный вопрос. Он связан и с правами собственника, пользователя этого объекта, и с правами всего сообщества жителей этой территории, которому кроме участков, принадлежащих домовладельцу, нужны улицы, дороги, открытые зеленые пространства, и так далее. И вопрос о выделении этих земельных участков, земель общего пользования, закреплении их границ, это очень важный вопрос, чтобы сохранить эти самые возможности использования для общих ценностей.

Лиля Пальвелева: Самые активные жители Москвы, вовлеченные в градостроительные конфликты, нередко объединяются в общественные организации. Недавно принято решение о том, что представители таких организаций, наряду с депутатами Мосгордумы и членами московского правительства, будут участвовать в заседаниях комиссии по нормативной базе градостроительства. Впрочем, практика показывает, что отстоять свои права рядовым жителям города бывает очень трудно. Алексей Клименко, член президиума общественного экспертно-консультативного совета при главном архитекторе столицы, приводит такой пример:

Алексей Клименко: Вера Иннокентьевна Земан, замечательный человек, замечательный специалист, перед окнами дома, в котором она живет, вдруг ни с того ни с сего вдруг вырос 22-этажный объект, банк коммерческий, хотя он получил у Комиссариатского МОСТа грант - двухэтажный особнячок, с условием его реконструкции. Но фирма уничтожила этот особнячок и сделала этот проект, и началась стройка, и эта замечательная женщина, она как раз специалист по морфологии речных долин, а это прямо на берегу водоотводного канала, она в ужасе пришла сюда в совет, принесла разрезы и сказала: "Здесь нельзя строить, это водоохранная зона. Это категорически нельзя, по науке". И меня поразила обоснованность этой тревоги и абсолютная вменяемость аргументов. Тем не менее, стройка была заморожена, потом продолжилась, в результате это коммерческое здание вторглось в зону визуального восприятия Красной площади, хотя это объект ЮНЕСКО, то есть, совершенно преступление, как и множество преступлений. Более того, из городского бюджета, из наших налогов, этой фирме, бандитской фирме, почему-то заплатили 7 миллионов долларов неустойки за то, что строительство было приторможено, и так далее... Это конкретный факт абсолютно криминального хода дела и принятия решений в Москве, а это охранная зона Московского Кремля, между прочим. Таких примеров много, к сожалению. То есть, эта деятельность очень пронизана такими токами криминала.

Лиля Пальвелева: По мнению Алексея Клименко, исправить сложившееся положение мог бы институт общественников, действующих на самом низовом уровне -уровне муниципальных управ:

Алексей Клименко: Потому что, чем ближе к земле, чем меньше участки - тем больше прозрачности, тем меньше опасность коррупции, и при этом происходит отбор людей, приобретается опыт взаимодействия с местной властью, депутатами, советниками, и в результате эти маленькие экспертные советы на уровне муниципальных образований, на уровне самоуправления, делегируют своих самых вменяемых представителей для того, чтобы они как бы держали руку на пульсе тех решений, от которых зависит судьба территории, в которой они заинтересованы. Вот механизм, мне кажется, совершенно разумный.

Лиля Пальвелева: Такого рода деятельность, а это, подчеркну, не основное занятие, а общественная работа, требует от людей больших сил, терпения и времени, но, удивительное дело: протестное движение против градостроительного произвола в Москве заметно растет. Порой граждане даже одерживают победы.

XS
SM
MD
LG