Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Адвокат и правозащитник Сергей Бровченко после 80 месяцев заключения был выпущен под подписку о невыезде


Программу ведет Владимир Бабурин. Принимает участие руководитель Московской адвокатской палаты, адвокат Генри Резник.

Владимир Бабурин: Во вторник после 80 месяцев заключения в тюрьме и в лагере из изолятора "Бутырки" в Москве был освобожден адвокат и правозащитник Сергей Бровченко. Решение об изменении ему меры пресечения на подписку о невыезде принял накануне Савеловский суд Москвы. Уголовное преследование Бровченко началось в 1996-м году. Он стал защищать человека, ставшего жертвой сфабрикованного обвинения, причем стал защищать после того, как два предыдущих адвоката были вынуждены отказаться от защиты. Один из адвокатов был жестоко избит, а другой подвергся преследованиям и угрозам со стороны сотрудников ФСБ. Позднее в суде над самим Бровченко эти адвокаты давали показания по фактам преследования, однако суд их доводы никак не принял.

Благодаря усилиям Бровченко, его подзащитный был тогда оправдан, но зато сам адвокат в результате провокаций и лжесвидетельств оперативных сотрудников, а также явно сфальсифицированных доказательств был осужден к 9 годам лишения свободы. Было это так: в мае 1997-го автомобиль адвоката Бровченко был остановлен на московской улице, его схватили люди в штатском, заковали в наручники, а затем обнаружили в автомобиле портфель, в котором было четыре с половиной килограмма кокаина. Правда, потом на суде обвинение говорило уже, что кокаина было два с половиной килограмма, при этом на пакете с наркотиками находились следы характерной бирки, которая доказывала: эти наркотики до этого хранились правоохранительных органах как вещественное доказательство по какому-то другому делу.

Причем обвинение в отношении Сергея Бровченко было настолько откровенно незаконным, что вынесенные ему приговоры трижды отменялись по протесту заместителей председателя Верховного суда России. Было документально подтверждено, что арестованному Бровченко высокопоставленные сотрудники ФСБ по Калужской области предлагали в обмен на конфиденциальную информацию по его подзащитным помощь в прекращении уголовного дела против него самого.

Таким образом, адвокат Сергей Бровченко содержался без вступившего в законную силу приговора в заключении 80 месяцев, причем 41 из них - в следственном изоляторе.И сейчас на линии прямого эфира с нами Генри Резник, адвокат, председатель Московской адвокатской палаты.

Генри Маркович, как вы полагаете, почему это произошло? Все-таки были публикации совершено убийственные и про то, что на этих двух с половиной килограммах, которые предъявлялись ему в качестве вещественного доказательства, была неснятая бирка, что они когда-то по другому делу проходили, и много всего было. Но 80 месяцев человек просидел в тюрьме, и вот его все-таки выпустили.

Генри Резник: Прежде всего, большая радость по поводу того, что коллегу выпустили из тюрьмы. Дело Бровченко уникальное. Казалось бы, трудно чем-либо удивить, но дело, по которому трижды отменяется приговор, и приговор отменяется заместителем председателя Верховного суда, причем с недвусмысленным, между строк читаемым указанием: дорогие мои, нет доказательств для того, чтобы судить, и снова выносится обвинительный приговор - это показывает все-таки то, что спецслужбы у нас достаточно сильное и абсолютно несоответствующие тому месту, которое они должны занимать в демократическом правовом государстве, влияние имеют. Сейчас, должен сказать, я порадовался не только за Сергея Бровченко, я все-таки порадовался за судью Мартынову. Я знаю эту судью, она была цивилистом длительное время, потом стала криминалистом. И то, что в этой ситуации судья приняла правильное решение на фоне, вы понимаете, что я имею в виду, на фоне того, что происходит сейчас в других судах. Я так полагаю, что это победа, пока еще не окончательная, думаю, что окончательная близка, все-таки она во многом сделана самим Сергеем Бровченко. Он исключительно мужественно и профессионально себя вел. И сейчас случилось так, что мы все озаботились этой проблемой. У Сергея Бровченко сейчас один из лучших адвокатов города Москвы. Я так полагаю, что правда здесь уже в полном объеме восторжествует, и Сергей Бровченко будет полностью оправдан.

Владимир Бабурин: Генри Маркович, Сергей Бровченко, он ведь и сам адвокат, но вопреки протестам Московской адвокатской палаты, которую вы возглавляете, органы юстиции Москвы уже несколько раз незаконно отказывали признать адвокатский статус Бровченко, а суды отказывались принять его жалобу на незаконные действия органов юстиции. В этом деле будет следующий шаг, как вы полагаете?

Генри Резник: Вы знаете, я могу вам сказать: в данном случае для меня радость немножко поставить на место государственные органы. С восстановлением статуса ситуация не такая простая. Потому что формально, могу вам сказать, тогда, когда закон об адвокатской деятельности и адвокатуре вступал в действие, тогда просто-напросто не было подано заявления о вступлении Бровченко в Адвокатскую палату города Москвы. На момент, когда принимались решения, он был осужден. Я говорил с Сергеем, и я считаю, что восстановление его - это был немножко популистский шаг, потому что речь должна идти о его полной реабилитации. Когда наступит реабилитация, в таком случае естественно вполне, что он будет восстановлен как адвокат. Потому что, сами понимаете, что, находясь под следствием и в тюрьме, он не может практиковать как адвокат. А формальности, которые были тогда нарушены, препятствовали решению этого вопроса. Хотя я писал бумагу в управление юстиции и говорил, что в данном случае нужно подойти не чисто формально, а учесть специфику всей этой ситуации. Так что прегрешения со стороны государственных органов бывают значительно более тяжкие, и на этом бы я не акцентировал внимание. А вот то, что на протяжении длительного времени не изменялась мера пресечения - то это, конечно, характеризует обвинительный уклон, который, увы, нашему правосудию свойственен.

Владимир Бабурин: Генри Маркович, я знаю, что вы как юрист не любите расплывчатых гуманитарных категорий, но все-таки я не могу не попросить вас провести параллель между судом присяжных, который признал невиновным физика Данилова, и вчерашним решением Савеловского суда Москвы, и сегодняшним выходом, хотя пока под подписку о невыезде, Сергея Бровченко. Может, что-то в России сдвинулось?

Генри Резник: Вы знаете, очень осторожно нужно делать обобщения такие. Что касается суда присяжных, то лишний раз суд присяжных демонстрирует, что это суд, который способен разобраться, между прочим, в делах достаточно сложных. Так что это лишний раз подтверждает то, что если суд присяжных у нас не утвердится в России, то в таком случае о судебной реформе говорить не приходится. В данном случае справедливое решение приняла конкретная судья. Я всегда говорил, что у нас и в правосудии, и в прокуратуре, и в милиции есть немало честных, добросовестных, квалифицированных людей. Если только на них не давить, если только не ставить их в унизительные условия, если только их просить, а не прессовать сверху всякими начальственными указаниями, то в таком случае они действуют достаточно прилично. Что касается общей ситуации - общая ситуация весьма тревожная у нас, к сожалению. Мы имеем в значительной степени репрессивное правосудие и репрессивную юстицию. В данном случае я бы не переоценивал значение каких-то конкретных абсолютно правильных решений, которые принимают наши суды.

Владимир Бабурин: Спасибо. Тем не менее, я поздравляю вас с тем, что ваш коллега вышел на свободу.

XS
SM
MD
LG