Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Оправданный физик Валентин Данилов рассказывает о своем деле


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева.

Андрей Шарый: Красноярский физик Валентин Данилов, обвиненный в разглашении государственный тайны и оправданный в конце минувшего года судом присяжных, убежден: поданная красноярской прокуратурой по его делу кассационная жалоба носит формальный характер.

Лиля Пальвелева: Дело Валентина Данилова тянулось долго. Началось оно в мае 2000-го года, когда сотрудники красноярского ФСБ впервые предъявили ученому обвинение в шпионаже в пользу Китая. И вот как, говорит Валентин Данилов, складывалась его жизнь с этого момента.

Валентин Данилов: Я с мая 2000-го года 9 месяцев был на подписке о невыезде, потом с февраля 2001-го по 27 сентября 2002-го года сидел в СИЗО 19 месяцев, и с 27-го сентября 2002-го года по 30 декабря 2003-го года я был на подписке о невыезде.

Лиля Пальвелева: Получается, что несколько лет жизнь человека, которого перед самым Новым Годом признали наконец невиновным, была омрачена судебными преследованиями. Данилову удалось убедить присяжных, что он не мог разглашать государственные тайны и не нарушал соответствующую подписку, хотя бы потому, что давно не имел доступа к засекреченным материалам.

Валентин Данилов: В период с 1978-го года по 1992-й год я давал такую подписку и имел доступ к сведениям, составляющим государственную тайну. В 1992-м году, мне достоверно известно, что те сведения, по отношению которых я давал такую подписку, были рассекречены. У нас изменилась форма государственного строя, я доказал в суде, что все эти сведения перестали быть гостайной. С 1992-го года по настоящее время мне неизвестны никакие сведения, составляющие государственную тайну.

Лиля Пальвелева: Валентин Данилов подчеркивает:

Валентин Данилов: Физик, когда он что-то делает, он совершает открытие, раскрывает тайны, но природы, а не государственные тайны, и за эти тайны ему полагается Нобелевская премия, но никак не 20 лет строгого режима, которые предполагает статья 275-я. Я думаю, что мне удалось это присяжным доказать, и они, руководствуясь здравым смыслом и совестью, как это предполагает закон, естественно, вынесли вердикт, что считают недоказанным событие преступления по всем четырем пунктам предъявленных мне обвинений.

Лиля Пальвелева: Физик Данилов, первый из длинной череды обвиняемых в шпионаже ученых, прошел через новую для России институцию - суд присяжных. От этой процедуры его пытались отговорить.

Валентин Данилов: Судья на предварительном слушании очень долго мне объяснял, что: "Уважаемый, ты выбираешь суд присяжных, а знаешь ли ты, что их вердикт окончательный и обжалованию не подлежит, и уже никаких не будет пересмотров? Ты точно этого хочешь?" "Конечно, хочу. Мне уже эта бодяга надоела, три с половиной года, я хочу окончательного решения". Ну и что же? Вынесен оправдательный вердикт, причем оглушительный.

Лиля Пальвелева: Как было только что сказано, вердикт суда присяжных окончательный и обжалованию не подлежит. Тем не менее, 5-го января прокуратура Красноярского края подала кассационное представление в Красноярский краевой суд с тем, чтобы это представление направили в Верховный суд. Прокуратура высказала несогласие с решением по делу Данилова. На каком основании? Вот разъяснение судьи в отставке, эксперта Независимого правового совета Сергея Пашина.

Сергей Пашин: Обжаловать вердикты присяжных можно лишь по процессуальным основаниям в случае, если были допущены серьезные процессуальные нарушения, которые воспрепятствовали стороне обвинения или стороне защиты предъявить доказательства, либо если эти предъявления повлияли на содержание вопросов или содержание ответов присяжных заседателей.

Лиля Пальвелева: Так в чем же, по мнению прокуратуры, нарушение процессуальных норм? В посещении присяжными поверенными туалетной комнаты, - сообщает Валентин Данилов.

Валентин Данилов: Прокуратура обжалует на том принципе, что в Красноярске туалет у присяжных расположен в коридоре, десять метров, они выходили, пять часов они совещались. Раз они покидали помещение заседаний, по разрешению председательствующего - обратите внимание, такого рода основание служит к тому, чтобы отменить вердикт.

Лиля Пальвелева: Еще одно основание носит совсем уж абсурдный характер. Влиятельные ученые-физики, среди них был Нобелевский лауреат Виталий Гинсбург, выступили на пресс-конференции в защиту Данилова.

Валентин Данилов: Прокуратура сказала, что адвокат оказал мощное давление на присяжных путем организации пресс-конференции специалистов, которым судья сказал, что они некомпетентны. Они входят в международные комитеты. И прокуратура сказала, что было оказано пресс-конференцией специалистов очень мощное давление на присяжных, которые вынесли такой вердикт.

Лиля Пальвелева: И вот как по прогнозам Валентина Данилова будут развиваться события.

Валентин Данилов: Протокол судебного заседания будет готов, сказали, к концу января. Дальше стандартно все дело высылается в Москву, в Верховный суд. Я думаю, через два-три месяца после выборов президента в конце марта мы приедем с моим адвокатом сюда, я буду присутствовать на заседании Верховного суда. Если нам не удастся решить вопрос с прокуратурой, чтобы этот процесс как-то остановить, иначе это бесконечно будет.

Лиля Пальвелева: Валентин Данилов ушел из Красноярского госуниверситета, который не только не поддерживал своего опального сотрудника, но и выдвигал дополнительные обвинения. А согласится ли Данилов вновь работать с зарубежными коллегами, если такие предложения поступят?

Валентин Данилов: Избави Бог. Почему я вел эти переговоры с Китаем? Потому что Министерство образования... Я не знаю, что это за организация сегодня, есть Московский университет, он прекрасно существует без этого министерства неплохо, оно ничего не делает на самом деле. Поэтому на местах я был вынужден организовывать сотрудничество, выступать менеджером своих разработок. Я участвовал в международных конференциях. Конечно, я никогда в этих переговорах не буду участвовать. Это по линии Академии наук, в системе Министерства образования это невозможно. Министр Филиппов, все заключения, которые отправляются в Министерство образования - это ужас какой-то. Хоть бы министр прочитал что подписывается, что он утверждает. Это заключения типа: "Это тайна, потому что это тайна". Поэтому по линии Министерства образования, я думаю, международного сотрудничества быть не может. Конечно, я как занимался наукой, так и буду, семечками я торговать не собираюсь. Я уже оправдан, подписки о невыезде нет.

Лиля Пальвелева: Утверждает исполненный оптимизма Валентин Данилов.

XS
SM
MD
LG