Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Изменится ли положение в российской армии после трагедии призывников, отправленных в Магадан?


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Михаил Горбунов и Арслан Саидов, руководитель Союза комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова и представитель главной военной прокуратуры Роман Дмитриев.

Андрей Шарый: Военная прокуратура предъявила обвинение трем офицерам российской армии по делу о массовом заболевании солдат-новобранцев в Магаданской области. Напомню, что в середине декабря в Магадане пневмонией заболели более 80 призывников, оставленных командирами на летном поле в легкой одежде в сильный мороз. 2 января один из заболевших скончался в больнице. Сейчас в больницах Магадана остаются 39 новобранцев-пограничников, которых госпитализировали с разными заболеваниями дыхательных путей. В городе работает объединенная следственная бригада ФСБ и структур Министерства обороны России. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Магадане Михаил Горбунов:

Михаил Горбунов: Проверяющие строго соблюдают армейский устав. Как удалось выяснить, молодым бойцам уже разъяснено, что список личного состава боевой части является военной тайной. Так что свои фамилии они теперь хранят в строгом секрете. Однако кашляющий и чихающий личный состав успел, что не запрещено уставами, поделиться впечатлениями с гражданскими соратниками по отделению областной больницы, а также с многочисленными магаданцами, сердобольно понесшими больным ребятам яблоки и колбасу. А вообще из полученной информации можно уже сейчас определить основные этапы или узловые толчки маршрута, который привел к чрезвычайному происшествию, включая смерть от двустороннего воспаления легких призывника Владимира Дерезина из Подмосковья.

Пункт первый - аэропорт Чкаловский в Москве, откуда около 200 призывников отправили на службу в Дальневосточный федеральный округ. Здесь им пришлось заночевать, многим на голом бетонном полу. Пункт второй - Новосибирск. В самолете стояла жара и духота, на взлетной полосе, куда их выгнали во время дозаправки, царил мороз - 28 градусов. Никто ребят не встречал, никто не позаботился об их размещении в помещении аэропорта. Вылета ждали более двух часов. Пункт третий - Петропавловск-Камчатский, здесь с самолетов уже было снято два десятка заболевших. И пункт четвертый - Магадан. Установлено, что тяжело больных новобранцев достаточно долго сперва держали в лазарете пограничной части. Как сообщил заместитель губернатора Магаданской области по здравоохранению, опытный врач Юрий Муромцев, полковой медицинский пункт не был обеспечен необходимыми лекарствами, а срок действия имеющегося ограниченного запаса антибиотиков истек еще в середине 90-х годов. 18 января прибывший в Магадан первый заместитель командующего пограничных войск России генерал-полковник Мансур Алиев сообщил местной прессе: "Виновных мы пока назвать не можем. Все следствие еще на уровне опросов и уточнений".

Андрей Шарый: О ходе следствия говорит представитель главной военной прокуратуры Роман Дмитриев:

Роман Дмитриев: По уголовному делу о заболевании солдат-новобранцев в Магаданской области и гибели одного из них, Владимира Дерезина, сегодня военной прокуратурой привлечены к уголовной ответственности исполняющий обязанности командира соединения Сибирского военного округа Михаил Чиж, старший помощник начальника отделения службы военных сообщений Дальневосточного военного округа Владимир Сацава и исполняющий обязанности начальника Магаданского погранотряда Олег Кострюков. В качестве подозреваемых по этому делу допрошены военный комендант аэропорта Толмачево, начальник отдела комплектования одного из объединений Сибирского военного округа, начальник медслужбы Магаданского погранотряда и старший офицер организационно-мобилизационного отделения этого погранотряда. Сегодня же главной военной прокуратурой министру обороны России и руководителю погранслужбы России направлены документы для привлечения к ответственности начальника главного организационно-мобилизационного управления Генерального штаба, начальников штабов Сибирского и Дальневосточного военных округов, начальника военных сообщений Министерства обороны России, заместителя начальника штаба погранслужбы, и ряда других подчиненных им командиров частей, соединений, и других воинских должностных лиц. Им еще не предъявлено обвинение, они привлечены в качестве подозреваемых, возбуждается уголовное дело, потом лицо привлекается в качестве обвиняемого, когда установлена какая-то его степень ответственности, а потом уже ему предъявляется обвинение.

Андрей Шарый: Союз комитетов солдатских матерей России выражает возмущение тем, что родственники некоторых госпитализированных солдат до сих пор не знают о случившемся. Правозащитники считают, что военное ведомство в первое время пыталось скрыть информацию о массовом заболевании новобранцев. Об этом в интервью моему коллеге Арслану Саидову заявила руководитель Союза комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова:

Валентина Мельникова: Мы, организация солдатских матерей, мы сейчас пытаемся помочь тем родителям, которые знают, что их ребята туда попали и лежат больные, или попытаться найти тех родителей, которые еще не знают, что их дети больны. После этого мы будем пытаться напрячь либо губернатора Московской области, либо мэра Москвы, либо кого-то еще, потому что там есть из Тверской области призывники, чтобы кто-то, кто на самом деле ответственен за призыв на военную службу своих подопечных, избирателей из своих областей и городов, чтобы они или помогли купить билеты, или дали самолет, или как-то устроили через военных, чтобы их семьи могли поехать туда и ухаживать за больными.

Арслан Саидов: Еще не все родственники знают о том, что произошло?

Валентина Мельникова: Конечно, не все. К нам сейчас обратилось 8 человек, а ребят там не меньше 200. К сожалению, это ведь два раза в год, когда идет призыв, вот все эти перемещения на дальние расстояния, на самолетах ли, в эшелонах ли, все заканчивается болезнями, и, к сожалению, даже гибелью ребят-новобранцев.

Арслан Саидов: То, что произошло в Магаданской области, типично для российской армии?

Валентина Мельникова: Это типично для призывной системы. Это призывают так, это отправляют так, потому что военком скинул своих призывников, больные, здоровые, кого туда насовал, студентов, которые имеют право на отсрочку, негодных по здоровью, у которых родители - инвалиды, всех накидали в этот самолет и отправили подальше, чтобы никто не мог достать, потому что, конечно, ни у кого нет таких денег, чтобы лететь туда.

Арслан Саидов: Почему же именно этот случай в Магаданской области привлек такое внимание?

Валентина Мельникова: Потому что мальчик умер. Мальчик умер в больнице. Ведь у нас первые сведения родители получили тоже от медперсонала больницы, потому что там же врачи тоже с ног сбились. Они же не готовы к таким тяжелым больным в таком количестве. Никто ничего не говорил, не сообщал, мальчишки, конечно, писем написать не могли, послать не могли, мобильных телефонов, в отличие от цивилизованных стран Америки и Европы нет, а просто до телефона они дойти не могли, потому что они больные. Из части звонить им не дают.

Арслан Саидов: После того, как сейчас это дело находится под пристальным присмотром высшего руководства страны, есть ли надежда, что подобное не повторится?

Валентина Мельникова: Вы знаете, это не пристальное внимание. Это просто, на самом деле, страх за свои кресла. Я не исключаю того, что даже президент и то побаивается, что этот случай плохо повлияет на его предвыборный рейтинг. Это ничего не исключает. Пока ребят отправляют, как баранов, по 300 тысяч в год, и никто не отвечает ни за их жизнь, ни за их здоровье, это будет продолжаться. Пока призыв не отменят, это будет всегда в России, или пока молодежь вся не убежит. В 14 лет они все будут уезжать учиться за границу. Лучше в Китае, чем у нас.

Арслан Саидов: Ваш совет - как действовать солдатам, попавшим в подобные ситуации?

Валентина Мельникова: Я не могу давать советы ребятам, потому что они находятся в положении худшем, чем заключенные. Зек имеет право, Конституционный суд подтвердил, обратите внимание, встречаться со своим адвокатом, даже если его поместили в ШИЗО, а солдат вообще ни с кем связаться не может. По идее, если строго следовать законам российским и военным уставам, солдат имеет право обратиться в военную прокуратуру. Где он в нее обратится, как? Солдат по призыву - полный раб. Его жизнь и смерть находятся в руках офицеров, начиная от ротного и кончая командиром полка. Если они нормальные люди, если просто как люди хоть понимают, что солдат тоже человек, они, может, как-то помогут, а если они этого не понимают, им не до того, значит, будет, как в этом случае.

Арслан Саидов: В данном конкретном случае новобранцы и родственники погибшего могут обратиться в суд, требовать какую-то компенсацию?

Валентина Мельникова: Безусловно, родные могут подать исковое заявление на возмещение морального вреда, и, безусловно, я уверена, суд выиграют, и родители, и мальчики, которые заболели, и, слава Богу, живые. Они тоже могут подавать исковые заявления в суд, и есть достаточно шансов выиграть эти судебные дела. Но пока, к сожалению, не достает документов, чтобы подавать в суд.

Арслан Саидов: Но вы верите, что в этом случае виновные будут найдены и наказаны?

Валентина Мельникова: Не верю, потому что виновен президент, который не отменяет призыв, виновен министр обороны, который подписывает вот эту территориальную разнарядку, виновен начальник Генерального штаба, который не желает проводить реформу, и виновны, безусловны, все чины, и военные комиссары, и председатели призывных комиссий, которые одобряют эту пересылку, тут много виноватых, потому что виновна система призыва. Систему трогать у нас боятся.

Арслан Саидов: Судя по вашим заявлениям, вы недовольны ходом военной реформы?

Валентина Мельникова: Военной реформы не было, и, как наш любимый президент сказал, скорее всего, и не будет. На самом деле, реформа должна начинаться с того, что людям в системе военной должно быть служить хорошо, они должны выполнять свою работу профессиональную военную, а не умирать от мороза и разгильдяйства придурков в аэропортах.

XS
SM
MD
LG