Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Создана новая общественная организация жертв событий на Дубровке


Программу ведет Владимир Бабурин. Над темой работала корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.

Владимир Бабурин: Пострадавшие и родственники пострадавших во время теракта на Дубровке организовали региональную общественную организацию содействия защите пострадавших от терактов "Норд-Ост". В четверг прошла их очередная встреча с журналистами. Тема была заявлена как "Десять главных вопросов". На этой пресс-конференции побывала Любовь Чижова. Десять - это, наверное, слишком много, а каких 2-3 главных вопроса собираются задавать пострадавшие, и кому?

Любовь Чижова: Родственники погибших в результате штурма "Норд-Оста" свои вопросы адресуют, прежде всего, президенту Владимиру Путину. И главный вопрос: будет ли забыт "Норд-Ост" в России? У людей сложилось впечатление, что власти предпочитают, чтобы о "Норд-Осте" больше не вспоминали вообще, и люди добиваются, чтобы чиновники, которые принимали решение о том, что их родственников будут травить газом, за это ответили.

Владимир Бабурин: Теперь подробнее о пресс-конференции региональной общественной организации содействия защите пострадавших от терактов "Норд-Ост".

Любовь Чижова: Бывшие заложники Театрального центра на Дубровке и родственники погибших при штурме объединились в организацию, которая называется "Норд-Ост". Их сблизило общее горе и многочисленные, пока безрезультатные, судебные процессы. Люди пытаются добиться от московских властей выплаты компенсаций за моральный вред, потерю родных и близких, и утраченное здоровье – многие бывшие заложники стали инвалидами. Вскоре истекает срок следствия по делу о захвате Театрального центра на Дубровке, и люди опасаются, что оно будет закрыто. Говорит Татьяна Карпова, у которой при штурме погиб сын:

Татьяна Карпова: 15 января мы, представители региональной общественной организации "Норд-Ост", посетили старшего следователя прокуратуры господина Кольчука, который возглавляет следственную группу по нашему делу. Сегодня мы можем заявить, что следствие ведется формально и абсолютно необъективно. То есть прокуратура города Москвы явно не заинтересована в установлении фактов по теракту на Дубровке, как и не заинтересована назвать виновных, допустивших сам теракт и не обеспечивших полной безопасности для всех заложников. Как известно, "блестяще" проведенная операция закончилась 130 трупами заложников и причинением полного или частичного разрушения здоровья большинству выживших. Мы настаиваем на факте, что многих жертв можно было бы избежать, если бы была на должном уровне организована послештурмовая помощь заложникам, отравленным газом. Не хватало ни машин "Скорой помощи", ни врачей, ни антидота. Больницы не были проинформированы о том, какими препаратами людей следует выводить из бессознательного состояния. Следствие даже не пытается установить, какие ответственные лица допустили этот беспорядок. Прокуратура за год и три месяца ни разу не вызвала на допрос ни одного из нас, пострадавших или потерпевших от терактов, которые могли бы прояснить многие эпизоды дела, если бы в этом была заинтересована прокуратура Москвы.

Любовь Чижова: Главный аргумент прокуратуры, - говорит Татьяна Карпова – все террористы погибли, претензий предъявлять не к кому, дело можно закрывать. Люди же требуют, чтобы были наказаны и те, кто сначала отравил газом, а потом вовремя не оказал помощь их родным. Говорит Виктория Заславская, мама 13-летнего артиста мюзикла Арсения Куриленко, который погиб в Театральном центре.

Виктория Заславская: Мы обвиняем должностных лиц в том, что не было оказания помощи. К этому обвинению у нас есть все доказательства. Есть видео-свидетельства, есть свидетельства заложников, которые были в зале, выживших, - хаотически двигались люди, которые выносили, совершенно не получая, видимо, никаких приказов, выносили тела, грузили их друг на друга, живых и мертвых, совершенно не разбирая. Не было носилок, не было карет "Скорой помощи" рядом, потому что какой-то дядя Федя не освободил подъезд. Была полная дезориентация и беспредел. И, как говорят представители Московской службы спасения, на которую я лично могу ссылаться, потому что я с ними разговаривала, это было спасение не благодаря, а вопреки. Что нужно было делать с людьми – выносить на свежий воздух, быстро всех раздевать, потому что газ впитывался, проходил не только через легкие, но и через поры, через одежду, и самое главное - для организации спасения нужно было развернуть военно-полевой госпиталь, потому что это была военная операция, и меры были приняты неадекватные. А если меры принимаются неадекватные, кто отдает распоряжения по этим неадекватным мерам - видимо, неадекватные люди.

Любовь Чижова: Родственники погибших не надеются найти справедливости в российских судах. Говорят Сергей Карпов и Татьяна Карпова:

Сергей Карпов: Для обращения в тот же Страсбург мы должны у себя в стране провести определенные юридические действия. Нам наше государство, наши суды сначала должны отказать, и только после этого будут приняты наши заявления, что мы на данном этапе и сделали. Мы прошли ряд судов, сначала у нас были суды по моральным искам, где нам было отказано в районном Тверском суде, и в Московском городском суде было нам отказано, и только на основании этих отказов мы подали заявление в Страсбург. Работа по этим вопросам идет, и заявления о моральных исках уже где-то от 60 потерпевших лежат в Страсбурге.

Татьяна Карпова: Нам было очень тяжело перешагнуть эту ступеньку подачи заявлений в Страсбург. Не потому, что мы чего-то боялись, а нам было стыдно за нашу Россию, потому что всю грязь России нам приходится выливать за рубежом. В нас еще во всех осталось что-то из старых времен, чувство приличности, совести, нам стыдно выливать всю эту грязь на нашу страну. Но мы вынуждены это сделать.

Любовь Чижова: Члены организации "Норд-Ост" инициировали еще один судебный иск: против Владимира Путина и нескольких изданий, которым он дал интервью в сентябре прошлого года. В нем он, в частности, сказал: "Люди погибли не в результате газа, потому что газ был безвреден, и он не мог причинить никакого вреда людям. Антидота было достаточно, и он был введен всем, кто в нем нуждался". Родственники погибших хотят, чтобы Владимира Путина привлекли к суду за распространение ложных данных об обстоятельствах гибели их родственников. В том, что российские суды этот иск не примут, никто даже не сомневается.

XS
SM
MD
LG