Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Первый высокопоставленный чиновник бывшего иракского режима предстал перед специальным судом в Багдаде


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Владимир Абаринов.

Андрей Шарый: Али Хасан Маджид, известный так же как "химический Али", стал первым высокопоставленным чиновником бывшего иракского режима, представшим перед специальным судом в Багдаде. "Химический Али" - двоюродный брат бывшего иракского лидера Саддама Хусейна, который получил свое прозвище за то, что, как полагают, именно по его приказу иракская армия использовала отравляющие вещества против курдов в 88-м году. В июле этого года американские власти обвинили Маджида в финансировании повстанцев в Ираке, Маджид отвергает эти обвинения.

В настоящий момент, включая самого Саддама, 12 представителей старого иракского режима находятся в заключении под охраной американских войск. В июле им были предъявлены обвинения, включая обвинения в совершении военных преступлений и преступлений против человечности. И вот несколько неожиданно начались предварительные судебные слушания. Однако эксперты, в том числе и в Соединенных Штатах, сомневаются в легитимности этого судебного органа - специального трибунала.

Владимир Абаринов, Вашингтон: О начале судебных процессов объявил глава переходного правительства Ирака Айяд Аллауи. Его заявление стало полной неожиданностью для администрации США. По мнению экспертов, процессы плохо подготовлены, и это может создать значительные осложнения на стадии судебного следствия. Наблюдатели сходятся во мнении, что это решение политическое, оно связано с начинающейся предвыборной кампанией в Ираке и должно продемонстрировать избирателям, что возврата к прежним порядкам не будет. Специалисты отмечают и недостаток гласности в работе трибунала. Представитель Государственного департамента США Ричард Баучер прокомментировал сообщение из Багдада так.

Ричард Баучер: Иракский специальный трибунал будет действовать по мере готовности дел. До сих пор его работа, такая, как сбор разного рода информации, свидетельских показаний и улик, проходила большей частью за сценой. Постепенно события все в большей мере продвигались в зону общественности обзора. В процедуре участвуют судьи, следователи. На этой стадии обвиняемые и их адвокаты появятся в суде, хотя это еще не начало самого судебного разбирательства. Любой судебный процесс требует времени и состоит из нескольких этапов. Это иракский суд, им руководят иракские судьи. Они будут двигаться от этапу к этапу, и устанавливать график по собственному усмотрению. Мы ожидаем, что процесс будет открытым, что он будет все в большей степени доступен для широкой публики. Мы увидим заседания, действия сторон и ход процесса, который проводят иракцы. На стадии формирования судебных органов и подготовки процессов им была оказана некоторая помощь международного сообщества. Мы и другие партнеры продолжаем помогать им в этом отношении.

Владимир Абаринов: Трибунал работает в соответствии с собственным регламентом. Эти правила далеко не во всем отвечают нормам правосудия, принятым в демократических странах. Это, прежде всего, касается стадии предварительного следствия. Защитник Саддама Хусейна - иорданский адвокат Зийяд Хасавных - сразу после того, как стало известно о начале судебных заседаний, заявил, что суд не может быть признан законным, поскольку адвокаты не были допущены к своим подзащитным и не присутствовали на их допросах. Не ясно и то, каким образом получены вещественные доказательства. Это грубое нарушение общепринятых процессуальных норм, того, что в США называется надлежащей судебной процедурой и гарантированно Конституцией. Американский суд откажет обвинению в приобщении к делу свидетельств и улик, полученных с нарушениями законами. А ведь суд над Саддамом должен быть безупречным с точки зрения международного права. Правозащитные организации считают, что эти недостатки объясняются квалификацией иракских юристов, ведь если при прежнем режиме судебная система была машиной репрессий, они были частью этой машины. А если эти люди в той или иной мере пострадали от режима, не превратится ли суд в судилище, инструмент не возмездия, а мести? Заместитель командующего Центрального командования вооруженных сил США генерал-лейтенант Ленс Смитт, тем не менее, считает, что и трибунал, и всеобщие выборы, назначенные на 30 января, произведут отрезвляющее воздействие на вооруженное подполье.

Ленс Смитт: Это окажет значительный эффект на мятежников. Они должны будут посмотреть на ситуацию трезво и спросить себя, какого будущего они желают для своих семей, своих кланов и всего Ирака. Если они откажутся от участия в создании нового Ирака, их будущее будет тусклым. Среди бывших функционеров режима есть много одаренных людей, они могут играть ключевые роли в новом иракском правительстве. И будет во всех отношениях умнее выбрать этот путь, чем тот, на котором они сейчас. Мы уверены, что в настоящее время в экстремистских действиях участвует лишь малая доля суннитского населения. Я думаю, после выборов мы увидим, как все большее число этих людей будет делать этот выбор, и надеемся, что это сломит дух сопротивления.

Это процесс будет, конечно, постепенным. Но рано или поздно они увидят свет в конце тоннеля. И премьер-министр Аллауи понимает, что должен пройти свою часть пути примирения с представителями прежнего режима и партией "Баас".

Владимир Абаринов: До рассмотрения дел Саддама Хусейна и его приспешников по существу еще далеко. Процессуальные нарушения еще не поздно исправить.

XS
SM
MD
LG