Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как будут допрашивать Саддама Хусейна?


Корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин беседует с американскими политологами Фуадом Аджами и Эли Краковски.

Юрий Жигалкин: Через три дня после сенсационной поимки Саддама Хусейна, мир, переживший первое изумление, начал задаваться и задавать американским властям новые вопросы. Прежде всего, во вторник из уст нескольких видных международных деятелей раздались вопросы: а уместна, гуманна и законна ли была демонстрация видеопленки с кадрами медицинского обследования только что схваченного Саддама Хусейна, и еще: какими методами собираются американские следователи добиваться правды от бывшего иракского лидера? Об этом мы и поговорим в ближайшие десять минут.

Несколько секунд видеопленки с изображением потерянного, покорного судьбе и американскому медику бывшего диктатора оказались взрывным документом. Возможно впервые на глазах у сотен миллионов людей было так наглядно зафиксировано падение, и больше – разоблачение мифа. Во вторник министр обороны США Доналд Рамсфелд был вынужден объяснить критикам показа этого видеодокумента, среди которых один из ватиканских кардиналов, что эти кадры были продемонстрированы для того, чтобы доказать сомневающимся, что бывший диктатор пойман, что он не вернется, что символ сопротивления свергнут. Однако, как подозревает мой собеседник Фуад Аджами, известный арабский политолог, комментатор телекомпании "CBS", профессор университета Джонса Хопкинса, эта видеопленка может сыграть исключительную роль для будущего арабского мира.

Фуад Аджами: Эти изображения – подарок свыше всему арабскому миру. Никогда прежде у нас не было такого жестокого наглядного доказательства фальши и пустоты, на которых держался культ Саддама Хусейна и сама идея арабского радикализма. Они потрясли арабов. В понедельник газета "Шарк аль Асуад", одна из крупнейших газет арабского мира, принадлежащая брату саудовского короля Фахда, поместила изображение Саддама, покорно подставившего голову американскому военному медику, проверявшего шевелюру диктатора на наличие в ней паразитов. Газета саудовского истэблишмента выставила напоказ самый унизительный кадр из видеоматериала, представленного американской армией, даже американские газеты выбрали менее сильные изображения. Это внезапный момент озарения, момент истины для арабского мира. Он ударил как электрошок. Человек, строивший из себя героя, освободителя Иерусалима, заявлявший о том, что он бережет последнюю пулю в его пистолете для себя, выполз на свет из норы жалким трусом. Великая арабская легенда Саддама , как и легенды других диктаторов - Сталина, Чаушеску - зиждилась на блефе, иллюзии.

Я думаю, многим в арабском мире это причиняет огромную боль. Мой знакомый в Саудовской Аравии рассказывал, что люди с омерзением плевали на телевизионные экраны с изображением Саддама - это была плата за утерянные иллюзии, за ложь, за лицемерие. Сегодня жители арабских стран всего за доллар пятьдесят центов могут купить саудовскую газету, редакторы которой почувствовали необходимым поместить фото бывшего диктатора в минуту наибольшего унижения, призвать арабский народ избавиться от отравляющих психику легенд и фальшивых идолов. Это, я думаю, светлый день для арабов.

Юрий Жигалкин: Профессор, если в действительности арабский националистический культ лидера-героя развенчан минутной видеозаписью, то что может прийти ему на смену? Ведь народу, как мы знаем, нужна идея, если не идеология?

Фуад Аджами: Это разоблачение было шоком для арабских правителей, они все культивируют свою собственную мифологию, и сейчас в панике будут искать новые мифы, идеологию. Сирийские власти несколько часов не могли решиться известить своих подданных о бесславном аресте Саддама Хусейна. Но в том, что касается опасений относительно того, что возникнет из праха развенчанного идола, можно сказать одно – не беспокойтесь. У людей достаточно здравого смысла, чтобы извлечь верные уроки для себя, дайте им впервые разглядеть правду. Вы знаете, существует точка зрения высокомерных европейцев, которую символизирует Жак Ширак, открыто утверждающий, что арабы - косный, неспособный к восприятию нового народ. С другой стороны океана звучит голос Джорджа Буша с оттенками вильсоновского идеализма – мы можем реформировать арабский мир и заложить там фундамент демократии в результате короткой военной кампании. На мой взгляд, истина лежит где-то посередине. Освобождение Ирака и разоблачение Саддама внушает надежду, но любые перемены в арабском мире исключительно трудны.

Юрий Жигалкин: Итак, свергнутый с престола, лишенный атрибутов власти и величия плененный Саддам Хусейн, скорее всего, проведет ближайшие месяцы с американскими следователями, в основном, сотрудниками ЦРУ, которые, как сказал во вторник Дональд Рамсфелд, будут руководить дознанием. С чем ему придется столкнутся, какие у следствия есть способы, чтобы разговорить бывшего диктатора, который, судя по сообщениям, отказывается отвечать на основные вопросы, интересующие американские спецслужбы.

Мой собеседник – Эли Краковски, бывший высокопоставленный сотрудник Пентагона.

Эли Краковски: Министр обороны уже заявил, что с Саддамом Хусейном будут обращаться как с военнопленным. Это означает, что у тех, кто ведет дознание, будет сильно ограниченный выбор средств воздействия на арестованного. Им придется действовать в рамках Женевской конвенции, запрещающей насильственные меры принуждения. Так что у следствия сложная задача, это трудное дело.

Юрий Жигалкин: То есть, иными словами, с бывшим диктатором будут обращаться по-джентльменски?

Эли Краковски: Следователям придется действовать исключительно осторожно с тем, чтобы не перейти грань дозволенного, чтобы их нельзя было впоследствии обвинить в том, что они прибегли к пыткам или к тому, что напоминает пытки.

Юрий Жигалкин: Мы еще вернемся к интервью с Эли Краковски. Надо сказать, что использование мер принуждения во время допросов – тема исключительно деликатная для американских экспертов. Они соглашаются говорить об этом только на условиях анонимности и без приведения конкретных примеров. Газете "Вашингтон Пост", например, удалось кое-что выяснить о том, к каким методам прибегают следователи во время допросов верхушки "Аль-Каиды".

"Специальные инструкции, одобренные Белым Домом, позволяют причинять во время допросов членам террористических организаций ограниченную боль, пишет газета, и приводит такие примеры: некоторым заключенным не давали спать, не позволяли выйти по нужде, заставляли сидеть в неудобной позе". Однако, как предполагают специалисты, Саддам Хусейн, скорее всего, избежит такого рода давления, поскольку он не является членом террористических организаций и в силу его статуса бывшего главы государства.

Если физическое давление исключено, что остается, психологическое? Мы возвращаемся к разговору с Эли Краковски.

Эли Краковски: Я сильно сомневаюсь в том, во время допросов Саддама Хусейна будет применено физическое давление. Психологические приемы – наиболее вероятный инструмент дознания, тем более, что многие из них не запрещены конвенцией. Вместе с тем, с практической точки зрения ситуация совсем не простая. У Соединенных Штатов в руках находится человек, который располагает информацией, способной уберечь жизнь огромного числа людей, американских солдат, иракцев. Как ее извлечь? Когда вы кладете на одну чашу весов права Саддама Хусейна как заключенного, а на другую - необходимость защитить людей, перед вами возникает трудная дилемма. Тем не менее, министр обороны Рамсфелд с негодованием отверг во время пресс-конференции предположения о том, что следователи могут прибегнуть к пыткам.

Юрий Жигалкин: Как уверяют источники "Вашингтон Пост", сотрудники ЦРУ предполагают, что им потребуются месяцы, для того, чтобы расколоть Саддама Хусейна с помощью психологического давления. Бывшим диктатором занимаются эксперты-виртуозы, чей диапазон приемов включает все – от образов чаровников, играющих на самовлюбленности, мании величия и эгоцентризме бывшего диктатора, до роли безжалостных следователей, способных запугать подследственного. Кстати, известно, что американские специалисты проводили в пятидесятые и шестидесятые годы многочисленные исследования относительно того, есть ли наиболее универсальный способ заставить человека выдать скрываемую правду. Было обнаружено, например, что нет универсального психотропного средства, на что так надеялись, нет эликсира правды. Лучшими средствами оказалось одиночное заключение и попытки дезориентировать мозг, прервав контакт испытуемого не только с окружающими, но и полностью изолировав все его чувства восприятия от окружающей среды. Однако, как уверяют профессионалы дознания, в любом самом сложном случае все решают не приемы, не угрозы, а талант человека, производящего допрос.Но вернемся к интервью с Эли Краковски.

И все же, как вы считаете, что может ожидать Саддама Хусейна во время допросов?

Эли Краковски: Это вопрос, на который очень трудно ответить просто в силу того, что существует Женевская конвенция, которую американские власти обязаны выполнять. Однако, учитывая то, насколько высоки ставки в этом противостоянии с Саддамом Хусейном, на мой взгляд, можно найти оправдания для того, чтобы слегка выйти за пределы обычных инструкций и установок, тем более, что ценой молчания бывшего диктатора может быть жизнь многих людей.

Юрий Жигалкин: Во вторник министр обороны Доналд Рамсфелд еще раз уверил во время пресс-конференции, что допросы Саддама Хусейна будут проводиться в соответствии со всеми нормами международного права. Однако, по его словам, Пентагон не намерен предоставить бывшему диктатору статус военнопленного. То есть, формально он не находится под защитой Женевской конвенции.

XS
SM
MD
LG