Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Валютная реформа в Ираке: динары, доллары или евро?


Программу ведет Андрей Шароградский. Сергей Данилочкин беседовал с профессором прикладной экономики университета Джонса-Хопкинса Стивом Ханке и с аналитиком исследовательского центра "Deutsche Bank" Вернером Беккером.

Андрей Шароградский: Временная администрация Ирака приступает к широким реформам экономики страны. Через несколько дней власти начнут обмен старых динаров, находящихся сейчас в обращении, на новые банкноты. Однако пока еще без ответа остаются многие вопросы, в том числе: будут ли напоминать эти реформы "шоковую терапию", которой подверглись многие бывшие социалистические страны? Или: не лучше ли проводить перемены постепенно, без резких скачков? Мой коллега Сергей Данилочкин побеседовал с рядом экспертов:

Сергей Данилочкин: 15 октября иракские власти, поддерживаемые Соединенными Штатами, начнут процесс вывода из обращения старых иракских динаров и замены их на банкноты нового образца. Обмен денег станет частью более широких реформ экономики Ирака, одна из целей которых - сделать хозяйство страны более открытым для внешнего мира.Представители временного правительства сообщают, что процедура замены дензнаков продлится около трех месяцев. Из обращения будут изыматься старые купюры, на которых изображен портрет бывшего диктатора Саддама Хусейна. А в северных районах Ирака, находящихся под контролем курдов, обмену подлежат деньги еще более старого образца, которые известны под названием "швейцарки", поскольку печатались в этой стране.

Замена денежных знаков не означает изменение валюты страны – она так и останется иракским динаром. Но эти косметические перемены в финансовом хозяйстве Ирака заставляют специалистов задуматься о глубине и характере предстоящих реформ. Должна ли страна ускоренными темпами вводить элементы свободного рынка или встать на путь менее решительных и резких перемен? Один из дополнительных, но отнюдь не менее важных, вопросов: должен ли быть жестко привязан курс нового динара к твердым валютам, например, американскому доллару? Или этот курс лучше сделать "плавающим"?

Мнения экономистов по этой проблеме разделились.Профессор прикладной экономики университета Джонса-Хопкинса Стив Ханке считает, что иракским властям следует "привязать" курс динара к доллару или, скажем, евро. Ханке имеет богатый опыт помощи развивающимся странам в определении валютно-денежной политики. Он был советником правительств таких государств как Босния, Черногория, Косово и других в проведении денежных реформ.

Ханке рекомендует использовать такой механизм, который называется валютный комитет. Это означает, что будет назначен специальный совет, который будет следить за тем, что новые иракские динары будут полностью обеспечиваться резервами избранной иностранной валюты. В результате динары в любой момент можно будет обменять по фиксированному курсу на эту валюту. Такая схема привлекает зарубежных инвесторов и позволяет им свободно оперировать капиталами и выручкой на международных рынках. Профессор Ханке говорит, что система валютных комитетов хорошо зарекомендовала себя в ряде восточно-европейских стран:

Стив Ханке: Если вы посмотрите на бывшие социалистические страны, которые сейчас готовы вступить в Европейский Валютный Союз без всяких проблем, то неудивительно, что всех опережают Эстония, Литва и Болгария. А причина состоит в том, что они установили режим валютного комитета после падения коммунизма. Валюты этих стран уже сейчас при помощи этого режима привязаны и полностью поддерживаются резервами евро.

Сергей Данилочкин: Стив Ханке говорит, что иракские власти могли бы пойти еще дальше и вообще отказаться от национальной валюты, введя в качестве законного платежного средства доллар или евро. В 1999-м году в Косово и Черногории вместо национальной валюты была в таком качестве введена немецкая марка, а затем и евро. Когда Восточный Тимор вышел из-под управления Индонезии, там в качестве платежного средства был введен доллар. В 2000-м году Эквадор отказался от своей валюты, находившейся в плачевном состоянии, и экономика страны была, что называется, "долларизирована".

Однако, идеи профессора Ханке разделяют далеко не все эксперты. Во время недавней международной встречи банкиров в Дубае временный руководитель иракского центрального банка Синан аш-Шабиби сказал, что не поддерживает идею привязки курса динара к американскому доллару или же вообще введению доллара как законного платежного средства в Ираке. Он сказал, что вместо этого следует использовать так называемый "регулируемый валютный коридор", когда иракские власти будут определять и поддерживать курс динара к доллару в определенных рамках. Аналитик исследовательского центра "Deutsche Bank" Вернер Беккер согласен с этой идеей. По его мнению, валютный комитет или "долларизация" Ирака являются экстремальными решениями. Беккер указывает на пример Аргентины, где подобные жесткие меры дали неожиданные, противоположные прогнозам результаты:

Вернер Беккер: Иракской экономике необходимо наверстать слишком многое. Поэтому весьма сомнительным выглядит предложение отказаться от использования регулируемого курса в качестве механизма корректировки экономики. Я думаю сейчас, что иракцам следует сохранить свою собственную валюту, что позволит им избежать ситуации, в которой оказалась Аргентина с ее долларовым режимом.

Сергей Данилочкин: Вернер Беккер считает, что если в какой-либо стране вводится зарубежная валюта, власти утрачивают контроль над основным компонентом денежной политики, таким, как определение процентной ставки. Центральные банки, как правило, прибегают к снижению банковской учетной ставки для стимулирования капиталовложений. В результате такой политики стоимость кредитов снижается. Когда же создается угроза "перегрева" экономики, центральный банк, наоборот, может повышать процентную ставку, делая кредиты менее привлекательными. Если Ирак избавится от собственной валюты и введет, например, доллар, возможность таких манипуляций у властей пропадет, говорит Беккер:

Вернер Беккер: Аргентине в конце 90-х годов пришлось прибегнуть к относительно строгой политике учетных ставок, что диктовалось решениями Центрального Банка США. У вас нет возможности воздействовать на банковский процент, если нет собственного центрального банка, и он не может решать, соответствуют ли учетные ставки долларовой зоны вашей экономике. Исчезает возможность маневрирования.

Сергей Данилочкин: В центре дискуссии оказывается будущая роль центрального банка Ирака. Будет ли у страны сильный и независимый центробанк или некий координационный орган без реальной власти и полномочий. Стив Ханке поддерживает как раз второй вариант. Он говорит, что вопреки обычной логике, идея наличия у развивающихся стран независимых центральных банков, которые выпускают национальную валюту и следят за поддержанием ее курса, не всегда оказывалась удачной:

Стив Ханке: Мой прогноз состоит в том, что центральный банк, как он замышлен в Ираке, потерпит крах, как это всегда было в этой стране. И опыт иракцев в этом плане мало чем отличается от опыта других. Идее создания независимых центральных банков и выпуска собственных валют всего лишь около 50 лет. Но опыт показывает, что ее последствия были ужасными особенно в развивающихся странах.

Сергей Данилочкин: Вернер Беккер считает, что Ирак, напротив, лишь выиграет от создания традиционного центрального банка, особенно в начале экономических реформ. Среди прочего, говорит Беккер, центробанки способствуют координированию банковского секатора любой страны, а также обеспечивают финансовые операции между фирмами и прочими субъектами экономики.

Вернер Беккер: У центрального банка есть несколько важных макро- и микроэкономических функций в хозяйстве такой страны, как Ирак. Центральный банк отвечает за денежное обращение и проведение денежной политики, выпуск денег, как наличных, так и безналичных, создание необходимых инструментов и необходимого сотрудничества в банковской сфере, а также проведение платежей как внутри страны, так и в международном масштабе. Могут быть введены и другие функции, но они, хоть и хороши, но вовсе не обязательны.

Сергей Данилочкин: Иракские власти и американские администраторы в Ираке заявили, что пока поддерживают идею быстрых трансформаций. Недавно они объявили, что практически все секторы экономики - за исключением нефтяного - будут открыты для международных инвестиций. От того, насколько успешным будет проведена валютная реформа в Ираке, будет зависеть, придут ли в страну эти самые иностранные инвестиции.

XS
SM
MD
LG