Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Конгресс США продолжает дискуссию о применении силы против Ирака. Председатель российской Думы осуждает американскую стратегию


Программу ведет Дмитрий Волчек. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Владимир Абаринов, Юрий Жигалкин, который беседует с известным американским политологом Дэниэл Плеткой и Андрей Шарый беседует с председателем Государственной Думы России Геннадием Селезневым.

Дмитрий Волчек: Президент Буш намерен уже сегодня направить в Конгресс проект резолюции, которая предоставит ему полномочия на применение военной силы против Ирака. В пятницу Соединенные Штаты представят и проект резолюции Совета Безопасности ООН по Ираку. С подробностями из Вашингтона Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Президент Буш провел в четверг утром встречу с государственным секретарем Колином Пауэллом в Белом Доме. Госсекретарь информировал президента о ходе своих переговоров по иракской проблеме с другими постоянными членами Совета Безопасности ООН. «Господин секретарь, я ценю вашу напряженную работу, - заявил Джордж Буш Колину Пауэллу. – Мы гордимся усилиями, которые вы предпринимаете». На вопрос, сколько стран в настоящее время готовы присоединиться к Соединенным Штатам, президент ответил: «Думаю, время покажет».

Джордж Буш: Во-первых, никаких переговоров с Ираком не будет. Нам не о чем переговариваться. Переговоры закончены. Теперь Совет Безопасности должен принять резолюцию, которая подтвердит обязательства, с которыми Ирак уже согласился. Во-вторых, я не верю Ираку, не должен верить ему и свободный мир.

Владимир Абаринов: Ранее в интервью Национальному общественному радио Колин Пауэлл заявил, что американская делегация добилась «значительного прогресса» при продвижении своего проекта резолюции. Вместе с тем, подчеркнул госсекретарь, «Соединенные Штаты оставляют за собой право защищать себя самостоятельно». При этом Пауэлл сослался на исторический прецедент – он напомнил, что Россия в свое время блокировала попытки Вашингтона добиться одобрения Совета Безопасности на применение силы в Косово, тем не менее, операция состоялась и привела к прекращению насилия и этнических чисток.Параллельно с консультациями в ООН администрация намерена получить санкцию Конгресса на действия в одностороннем порядке. Президент Буш вносит свой проект резолюции. С этим текстом будут работать обе фракции с тем, чтобы представить палатам максимально согласованный вариант. Резолюция, как ожидается, предоставит президенту право использовать все необходимые средства воздействия на Багдад.

Дебаты в Конгрессе уже начались. В среду перед членами комитета нижней палаты по делам вооруженных сил выступил министр обороны Дональд Рамсфелд. Он призвал законодателей как можно скорее принять резолюцию. «Ни одно из террористических государств не представляет большую и столь прямую угрозу безопасности нашего народа и стабильности в мире, чем режим Саддама Хусейна в Ираке, - сказал министр. – Промедление с голосованием в Конгрессе будет означать, что Соединенные Штаты не готовы занять ту позицию, которую они призывают занять мировое сообщество».Конгресс намерен провести дебаты и проголосовать еще до предвыборных каникул, которые начинаются в середине октября.

Дмитрий Волчек: Председатель Государственной Думы России Геннадий Селезнев в беседе с корреспондентами нашего радио прокомментировал дискуссию в американском Конгрессе о возможности применения военной силы против Ирака и позицию России в том случае, если Вашингтон решится на эту операцию без санкции Совета Безопасности ООН.

Геннадий Селезнев: Я не думаю, что Россия будет какой-то разменной картой. Дело в том, что Соединенные Штаты никаких не представили документов, доказательств о том, что в Ираке производится оружие массового уничтожения. Ирак дал согласие на международных наблюдателей, которые должны обследовать все объекты. Угрожать Ираку сегодня дело, по-моему, пустое. Дело в том, что Ирак это не Афганистан, американский план здесь не пройдет по схеме Афганистана. Мировое сообщество не поддерживает американскую агрессию против Ирака. И та риторика, которой сегодня занимается американский президент господин Буш, она сегодня у многих вызывает раздражение. Поскольку не может быть страны-прокурора, страны–жесткого жандарма. Не может быть терминологии, что существует какая-то ось зла, не может быть американского шампура, на который нанизывается одна страна за другой, сыпятся всевозможные оскорбления в адрес государства. У каждого государства, наверное, есть чувство собственного национального достоинства. Сейчас, когда мы говорим о всемирной коалиции по борьбе с терроризмом, нужно во многом и американской администрации пересматривать свою политику. Только одними словами можно серьезно возмутить против себя многих людей. Особенно деликатным надо быть в разговорах с мусульманскими странами. Исламский мир огромный, традиции исламского мира, может быть, слишком жесткие. Даже на словесные оскорбления они могут ответить не только словесно. Поэтому, думая о собственной безопасности, Соединенным Штатам Америки, конечно, нужно, я думаю, все-таки эти взгляды поменять. Так нельзя выступать против той или иной страны. Здесь, вы знаете, что Совет Безопасности не торопится с принятием никаких резолюций, поскольку нужно, чтобы инспекторы заехали в Ирак, посмотрели. И если убедятся что ничего нет противоречащего предыдущим резолюциям СБ, нужно просто отменять санкции и тогда в Ираке будет легче работать всем, и России, и другим странам, которые давным-давно сотрудничают с Ираком.

Андрей Шарый: Если американский конгресс поддержит просьбу президента Буша, примет соответствующее положение юридическое, и Соединенные Штаты нанесут удар без консультаций, вопреки мнению Совета Безопасности, какой может быть реакция России?

Геннадий Селезнев: Соединенные Штаты таким образом поставят себя вне Организации Объединенных Наций, вне Совета Безопасности ООН. Я думаю, что это не в интересах Соединенных Штатов. Один Конгресс, один президент не могут принимать решения по поводу страны, которая даже не является соседкой. Мексика ведь не угрожает соединенным Штатам, потому что американцы построили стену на границе с Мексикой похлеще берлинской стены, отстреливают как зайцев мексиканцев-перебежчиков. Однако же мы не слышим никаких заявлений громких ни от одной, ни от другой стороны. А почему сегодня вдруг мишенью становится Ирак? Я думаю, просто есть серьезные экономические интересы: богатейшая страна, с огромными запасами нефти. Смену Хусейна они не приведут, как привели в Афганистане Карзая, там такого не получится. Там может прийти другой, который может быть будет еще жестче Хусейна. Но нравится или не нравится президент – это должны решать сами внутри своей страны. Уже есть горький опыт с Югославией, когда американцы настояли на бомбежках Югославии и подтянули НАТО. По-моему, это черную страницу истории надо пережить и больше таких вещей не повторять.

Дмитрий Волчек: В своем интервью Геннадий Селезнев подытожил многие популярные обвинения в адрес иракской стратегии Соединенных Штатов. Наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин попросил прокомментировать высказывания спикера Думы известного американского политолога Дэниэл Плетку, она была советником председателя сенатского комитета по международным отношениям Джесси Хелмса.

Юрий Жигалкин: Судя по всему, основные упреки к США противников давления на Ирак состоят в том, Вашингтон не предоставил достаточных улик преступного поведения Багдада и, соответственно, в основе американской жесткой позиции лежат прежде всего экономические интересы, интерес к иракской нефти. Чем бы вы ответили на эти соображения?

Дэниэл Плетка: Соединенные Штаты предоставили достаточно свидетельств для того, чтобы всякий объективный наблюдатель пришел к выводу об опасности иракских военных программ. Но, по большому счету, этого не требовалось, поскольку и у россиян и у китайцев и у французов и у англичан – постоянных членов Совета Безопасности уже много лет есть в распоряжении информация, позволяющая сделать однозначный вывод о намерениях и планах Багдада. Ирак в течение одиннадцати лет игнорировал волю международного сообщества, пренебрегал требованиями Совета Безопасности.Объективно говоря, Россия должна была быть сейчас не меньше, чем США заинтересована в том, чтобы заставить режим Саддама Хусейна выполнить резолюции ООН, это бы был полезный знак всем тем, кто пытается играть на противоречиях ведущих стран, такая позиция несравненно усилила бы влияние и значение Совета Безопасности, как ключевого инструмента международной политики, в то время, как Москва, на мой взгляд, стала жертвой своей причудливой иракской стратегии, в которой сплелись самые разнообразные индивидуальные интересы.Удивительны и упреки со стороны России, рассчитывающей заработать сорок миллиардов на иракских контрактах, в том, что Вашингтон руководствуется экономическими интересами в противостоянии с Багдадом. Наш интерес в обеспечении безопасности региона и союзников. Если бы США преследовали коммерческие интересы, то мы бы могли вести дела и с нынешним режимом.

Юрий Жигалкин: Еще одно, соображение, которое высказывается и в США, - беспокойство относительно последствий иракской кампании, относительно того, что нападение на Ирак может серьезно дестабилизировать регион.

Дэниэл Плетка: Прежде всего, регион и без того не стабилен и никогда не был стабильным. Там существует лишь одна демократия – Израиль, среди его соседей – страны, спонсирующие терроризм, страны, существование которых зиждется лишь на экспорте нефти. Если же в результате свержения режима Саддама Хусейна к власти к Ираке придет репрезантивное правительство, более заботящееся об интересах населения, правительство, у которого не будет территориальных претензий к соседям, а это вероятно, то мы окажем огромную услугу и иракцам и всем на Ближнем Востоке, кто вынужден жить под пятой региональных диктаторов.

Юрий Жигалкин: В таком случае, не должен ли Вашингтон лучше объясниться с миром, чтобы там не было повода для упреков, сделанным спикером Думы, который сказал, что риторика президента Буша раздражает?

Дэниэл Плетка: Вашингтон уделяет огромное внимание взглядам, высказанным ведущими членами международного сообщества, особенно, мнению наших друзей и союзников. Но тем, кто обвиняет США в индивидуализме, недостаточно того, чтобы мы прислушивались и советовались, им нужно, чтобы мы действовали по их предписанию. В этом случае, президент Буш провел четкую границу. Он прислушивается к мнениям со стороны, но намерен действовать, исходя из интересов страны, и мира. В том, же, что касается резкой терминологии президента Буша, то его слова точно отражают ситуацию. И если спикер Думы считает, что Россия должна искать друзей в Багдаде, если это Саддам Хусейн, он волен так поступить.

XS
SM
MD
LG