Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Ираке продолжаются столкновения между войсками международной коалиции и сторонниками Муктады Ас-Садра


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шароградский

Андрей Шарый: В иракском городе Ан-Наджаф продолжаются ожесточенные столкновения между войсками международной коалиции и сторонниками радикального шиитского лидера Муктады Ас-Садра. По данным американских военных, с четверга, когда в городе вспыхнули бои, погибли не менее 300 повстанцев.

Андрей Шароградский: Ожесточенные бои в Ан-Наджафе продолжаются уже пятый день подряд, несмотря на попытки главы переходного правительства Ирака Айяда Алауи урегулировать ситуацию. В воскресенье Алауи посетил Ан-Наджаф и призвал сторонников шиитского лидера Муктады Ас-Садра сложить оружие.

Айяд Алауи: К сожалению, есть люди, которые нарушают законы и наносят ущерб этому героическому и стойкому городу. Мы приехали сюда посмотреть, в каком состоянии город, и провести переговоры с губернатором проявляющим столько героизма и благородства. Мы также встретимся с сотрудниками полиции и бойцами Национальной гвардии. Надеемся, что кризис вскоре будет разрешен. Вооруженные люди должны как можно скорее покинуть священный город, сложить оружие и вернуться к закону и порядку.

Андрей Шароградский: Ас-Садр в ответ заявил, что его бойцы будут продолжать противостоять американцам до последней возможности. По оценкам американских военных, с прошлого четверга в Ан-Наджафе были убиты не менее 300 сторонников Ас-Садра. Иракские власти и представители вооруженных шиитов опровергают эту информацию.Накануне было объявлено, что в Ираке вновь вводится смертная казнь. Государственный министр страны Аднан Аль-Джанаби опроверг предположение о том, что эта мера связана с положением в Ан-Наджафе.

Аднан Аль-Джанаби: Это не имеет никакого отношения к каким-то конкретным событиям. Это связано с общей обстановкой в Ираке. Это имеет отношение к стремлению правительства урегулировать ситуацию и обеспечить контроль за безопасностью в Ираке.

Андрей Шароградский: Смертной казнью теперь может наказываться и умышленное убийство, в котором, в частности, обвиняется глава трибунала по делу бывшего иракского диктатора Саддама Хусейна Салем Чалаби. Ордер на его арест выдан в связи с убийством высокопоставленного чиновника в Министерстве финансов Ирака. Дяде Салема Чалаби Ахмеду также предъявлено обвинение в изготовлении фальшивых денег. Чалаби является руководителем Иракского национального конгресса, члены которого в период перед войной в Ираке передавали американцам информацию, касающуюся оружия массового поражения. Мой собеседник - исполняющий обязанности директора иракской службы Радио Свобода Сергей Данилочкин.

Сергей, Иракский национальный конгресс был одним из главных источников информации по поводу оружия массового поражения в Ираке накануне войны. Получается, эта организация дезинформировала американцев и, очевидно, что этой организации было выгодно американское вторжение в Ирак. Чалаби и его сторонники как-то комментируют эти предположения, эти обвинения?

Сергей Данилочкин: Конечно же, участники вот этих разбирательств, которые в Америке проходят, они какие-то свои комментарии высказывают по этому поводу. Сам Ахмед Чалаби, который возглавляет Иракский национальный конгресс, он отрицает то, что группа намеренно "подсовывала" американцам неправильную информацию, которая потом использовалась в их же собственных политических целях. Понятно, что, скажем, вторжение Соединенных Штатов в Ирак и свержение режима Саддама Хусейна было политической целью Чалаби и его группировки. Но Чалаби отрицает, что он и его люди нарочно подтасовывали эту информацию. Поэтому очень интересно событие, которое произошло месяца полтора-два назад, когда штаб-квартира Иракского национального конгресса и офис самого Чалаби, который отдельно от этой штаб-квартиры находится в Багдаде, были окружены иракскими силами правопорядка и американскими военнослужащими, там был проведен обыск и изъяты какие-то документы, и это нанесло сильный политический ущерб Чалаби. И, естественно, было понятно совершенно, что американцы в лице Пентагона, потому что в Ираке все говорят, что Чалаби - человек Пентагона, потому что он был тесно связан с Пентагоном, Пентагон выделял для развития его группы средства специальные и поэтому мог рассчитывать в обмен на какую-то информацию, тогда вот в Ираке заговорили, что Пентагон отворачивается от Чалаби и его политической карьере может прийти конец.

Андрей Шароградский: Есть еще одно предположение, которое заключается в том, что Чалаби хочет устранить с политической арены его давний соперник и нынешний иракский премьер Алауи. Насколько оно может быть верным?

Сергей Данилочкин: Естественно, что в условиях обостряющейся сейчас политической борьбы в Ираке перед выборами Национального Конгресса, перед такой иракской "лойя-джергой", естественно, что такое предположение тоже может иметь под собой основания. Тем более, почва для такого рода разговоров многим обозревателям дает прошлое Айяда Алауи. Ведь известно, что он сам был членом партии "Баас" и занимал там достаточно крупную позицию и занимался проблемами обеспечения безопасности. И в этой связи не случайны его заявления о том, что он наведет порядок в Ираке с точки зрения безопасности, потому что, как говорят, у него есть силы, на которые он может опираться, для того, чтобы осуществить свои обещания. Говорят, что борьба против Чалаби официальных структур - это некое воплощение того, что баасисты возвращаются к власти в Ираке, но баасисты "с человеческим лицом". Чалаби, безусловно, остается одной из крупнейших политических фигур в Ираке, создает при этом, конечно, сложности для политических оппонентов. И не случайно, конечно, такие разговоры ведутся, что кому-то он мешает. Естественно, потому что он отбирает голоса избирателей. Главное обвинение против Чалаби, которое иракские власти выдвигают, состоит в том, что при рейде в его штаб-квартире или в его офисе были найдены фальшивые иракские динары, около 3 тысяч. И предполагалось, что его организация занималась подделкой денег с тем, чтобы сгенерировать достаточно средств для своего развития. Ведь именно на этом базировалась, в общем, сила Иракского национального конгресса, что у этой организации были достаточно крупные финансовые ресурсы, на которые она могла опираться. Часть из этих ресурсов поступала с Запада. Кто-то предположил, что, возможно, они и подделывали иракские динары. Когда стало понятно, что поддержка Запада, в том числе и финансовая, будет ослабевать, они решили встать на собственные ноги вот таким путем.

Его племянник - гораздо более интересная фигура, потому что он сейчас является генеральным директором суда, который будет вести расследование дела Саддама Хусейна. Он лично, Салем Чалаби, не будет принимать участие в этом судопроизводстве. Он лишь должен заниматься организацией условий для того, чтобы это судопроизводство могло состояться. У Салема ситуация гораздо сложнее. Чалаби - довольно богатое семейство, и Салема обвинили в том, что он причастен к убийству некоего чиновника из Министерства финансов, который вел расследование финансовых операций, финансового состояния этого семейства. И говорят, что Салем даже как-то принародно ему угрожал расправой. Салем эти обвинения отвергает, но вроде бы у иракских властей есть какие-то факты, которые это подтверждают. Тогда остается вопрос, что это двойное обвинение против дяди и племянника, против людей, которые возглавляют политический клан, ставит вообще под сомнение то, что иракские власти хотят иметь этот клан в своей политической обойме. Это первый вопрос.

И второй вопрос возникает в связи с тем, что вот этот суд, который Салем должен организовывать и обеспечить организационную сторону его деятельности, как это повлияет на деятельность этого суда и, естественно, на ход расследования этого дела - дела Саддама Хусейна.

XS
SM
MD
LG