Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мировое сообщество обсуждает новую стратегию в Ираке – как и когда власть будет передана самим иракцам?


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Кирилл Кобрин, Наталья Голицына, Евгений Бовкун и Ян Рунов, и директор радиостанции "Свободный Ирак" Сергей Данилочкин.

Андрей Шарый: Совет Безопасности ООН обсуждает предложенный США и Великобританией проект новой резолюции по Ираку. Текст был предложен вчера, продолжается бурная дискуссия. Над темой работал мой коллега Кирилл Кобрин:

Кирилл Кобрин: Цель этого документа, как утверждают его авторы - четко обозначить шаги, необходимые для восстановления суверенитета Ирака. Представитель Соединенных Штатов в ООН Джеймс Каннингем заявил:

Джеймс Каннингем: Проект предполагает формирование суверенного иракского правительства к 30 июня, он прямо говорит, что иракцы будут нести полную ответственность за свою страну и ее ресурсы, включая месторождения нефти. Документ обеспечивает ведущую роль ООН в процессе политического урегулирования и определяет точные сроки передачи власти. Безопасность во время этого процесса будут обеспечивать международные силы - совместно с новым переходным правительством

Кирилл Кобрин: Вашингтон и Лондон считают, что Совет Безопасности должен дать мандат для международных сил в Ираке - как уже размещенных там, так и для тех, которые должны быть дислоцированы в будущем. При этом ответственность за принятие решений должна быть в руках новых иракских властей.

Джеймс Каннингем: Важнейшая вещь - это то, что - в присутствии международных сил - политическая ответственность за принятие решений в области конституционного строительства, в области политики полностью находится в руках самих иракцев. Не Совет Безопасности будет говорить им, что делать, они сами будут решать, это их дело

Кирилл Кобрин: Точку зрения Соединенных Штатов на объем полномочий будущего иракского правительства разделяет и Великобритания. Британский представитель в ООН Эмир Джонс Парри заявил:

Джонс Парри: Разница между нынешним статусом сил коалиции, дислоцированных в Ираке и тем, который будет у них после 1 июля, заключается в том, что они будут находиться в стране по запросу и с согласия местного правительства. Мы надеемся как можно скорее получить это согласие после переговоров с будущими властями. Мы рассматриваем вопрос о начале таких переговоров еще до принятия резолюции.

Кирилл Кобрин: Основные положения проекта новой резолюции по Ираку были изложены во вчерашней речи президента США Джорджа Буша в военном колледже в штате Пенсильвания. Буш определил основные шаги по передачи власти иракцам.

Джордж Буш: Переходное правительство будет управлять страной до проведения всеобщих выборов. В преддверии 30 июня многие властные функции уже переданы кабинету. 12 министерств уже полностью находятся под контролем иракцев.

Кирилл Кобрин: Президент США выразил надежду, что Совет Безопасности примет предложенный Вашингтоном и Лондоном проект:

Джордж Буш: Я попросил госсекретаря Колина Пауэлла тесно сотрудничать с другими членами Совета Безопасности ООН, с тем, чтобы дата передачи власти иракцам 30 июня была одобрена, чтобы в резолюции была выражена международная поддержка иракскому кабинету, чтобы усилия по обеспечению стабильности и безопасности в Ираке были поддержаны странами-членами ООН.

Кирилл Кобрин: Предложения Вашингтона и Лондона вызвали неоднозначную реакцию, как в самом Ираке, так и в мировом сообществе. Великобритания, как уже говорилось, полностью поддерживает действия Соединенных Штатов, однако в самой стране существует довольно сильная оппозиция иракской политике правительства Тони Блэра. Эта оппозиция проявила себя и в вопросе о новой резолюции Совета Безопасности по Ираку. С подробностями - корреспондент РС в Лондоне Наталья Голицына:

Наталья Голицына: Отвечая на вопросы журналистов, Тони Блэр подтвердил, что и после передачи 30 июня власти иракскому переходному правительству британские войска останутся в Ираке до того момента, когда правительство Ирака сможет полностью контролировать безопасность в стране. При этом Блэр отказался назвать время, когда это может произойти. По словам британского премьера, решение об отправке в Ирак дополнительного военного контингента в количестве трех тысяч военнослужащих еще не принято: его отправка будет обусловлена существующими в Ираке проблемами безопасности и способностью его правительства противостоять деструктивным силам внутри страны. Однако содержание опубликованного "Санди Таймс" меморандума британского министерства иностранных дел противоречит нарисованной Блэром благостной картине англо-американского сотрудничества в Ираке. В меморандуме говорится об определенных разногласиях между союзниками. В нем, в частности, критикуется подход американских войск к разрешению кризиса в Фалудже, который, по мнению британского МИДа, лишает союзников поддержки местного населения. Кроме того, англичане признают наличие определенных дипломатических трений с Соединенными Штатами в связи с тем, что Великобритания настаивает на праве переходного иракского правительства накладывать вето на решения, принимаемые военным командованием союзников.

Кирилл Кобрин: Многие страны считают, что проект резолюции недостаточно точно указывает полномочия временного иракского правительства, к которому перейдет власть в стране после 30 июня. Представитель Китая в Совете Безопасности ООН Ван Гуанги заявил:

Ван Гуанги: С точки зрения Китая, суверенитет Ирака, как считают и сами иракцы, должен включать в себя политическую, юридическую, военную области и право распоряжаться природными ресурсами.

Кирилл Кобрин: Германия, которая выступала против операции по свержению режима Саддама Хусейна, считает, что новая резолюция по Ираку имеет неплохие шансы на успех. ФРГ сейчас является временным членом Совета Безопасности и от ее позиции зависит многое. Германский представитель в ООН Гюнтер Плойгер заявил:

Гюнтер Плойгер: Думаю, что шансы велики, так как Совет Безопасности настроен конструктивно и объединен общей целью - достигнуть стабилизации Ирака, чтобы создать для этой страны нормальные условия для политического и экономического восстановления. Добрая воля является условием того, что согласие в Совете Безопасности может быть достигнуто. Таково желание всех.

Кирилл Кобрин: Подробнее об отношении Берлина к проекту новой резолюции по Ираку – наш корреспондент в Германии Евгений Бовкун:

Евгений Бовкун: Правительство ФРГ исходит из того, что англо-американский проект резолюции по Ираку имеет реальные шансы получить поддержку большинства членов ООН и таким образом обеспечить этой международной организации решающее политическое влияние в регионе. Ведущие германские политики положительно оценили упомянутый документ, хотя и с некоторыми существенными оговорками. Федеральный канцлер Герхард Шредер подчеркнул, например, что временное правительство Ирака должно получить доступ к источникам нефти, а также право принимать решения в области политики безопасности. В противном случае это правительство нельзя будет считать суверенным. Министр иностранных дел ФРГ назвал проект резолюции хорошей основой, на которой можно достичь широкого согласия. Важно только выдержать сроки передачи власти самим иракцам, оговорился Йошка Фишер. Временное правительство должно быть сформировано не позднее тридцатого июня, а в январе должен быть создан временный парламент. Однако, прежде чем делегаты ООН утвердят проект резолюции, они должны выслушать отчет своего специального уполномоченного в Ираке, а также его предложения. Фишер отказался сообщить, к какому выводу пришли министры иностранных дел большой восьмерки, обсуждавшие эту тему в Нью-Йорке, но дал понять: он и его коллеги по клубу восьми держав находят проект вполне приемлемым. По мнению правящей элиты ФРГ, успех новой резолюции по Ираку в решающей мере будет зависеть от того, признают ли сами иракцы свое временное правительство. Потому что только в этом случае Соединенные Штаты смогут существенно уменьшить в Ираке военное присутствие.

Кирилл Кобрин: Американские и британские власти надеются, что новая резолюция Совета Безопасности по Ираку может быть принята уже в начале июня.

Андрей Шарый: А теперь давайте послушаем мнение экспертов. С вице-президентом Американского совета по внешней политике Иланом Берманом беседовал корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Ян Рунов:

Илан Берман: Буш обрисовал штрихи американского плана, который должен, в конце концов, помочь Ираку стать экспортером стабильности на всем Ближнем Востоке. Пятиступенчатый план Буша - это ключ к переходу от оккупации к независимости посредством создания демократических институтов управления и условий для проведения выборов. В принципе, это во многом повторение того, что говорилось раньше, но с большими деталями.

Ян Рунов: Критики президента утверждают, что это не столько план действий, сколько предвыборная риторика, призванная поднять рейтинг Буша. Вы согласны с этим?

Илан Берман: Я думаю, время покажет. Конечно, многое из сказанного мы слышали прежде, но это потому, что концепция администрации в отношении Ирака мало изменилась. Президент в своей речи не ответил на все вопросы, в частности, неизвестно, когда американские соллдаты вернутся домой. Он подтвердил, что не позднее 30 июня власть должна перейти к иракскому правительству но не сказал, что будет, если положение в Ираке станет еще хуже, а то, что оно может быть хуже, Буш признал сам. Видимо, президент решил придерживаться плана при любых обстоятельствах. Впрочем, контуры стратегии очерчены не слишком четко.

Ян Рунов: Каковы перспективы принятия в ООН резолюции по Ираку, предложенной совместно с США и Англией.

Илан Берман: Посмотрим. Всем видно, что США испытывают большие трудности в Ираке, и это поднимает авторитет тех государств-членов Совета Безопасности, которые были против введения войск в Ирак. Франция Германия и Россия имеют право говорить: "Мы предупреждали, что положение может оказаться более сложным. Но теперь настало время им самим включиться в конструктивные действия по стабилизации положения". Скорее всего, с доработками и учетом каких-то замечаний резолюция по формальному прекращению оккупации будет принята подавляющим большинством. Возможно, воздержится Китай, так как его предложение об ограничении мандата для американских войск в Ираке 6 месяцами вряд ли будет принято. Неясны пока рамки отношений между новым иракским правительством и американскими силами в Ираке. Очевидно, что Ирак не может и не должен быть делом одних только американцев. Это теперь гораздо лучше понимают и в Вашингтоне. Но вопрос еще и в другом: способна ли ООН возглавить следующую фазу политического переустройства Ирака и стать связующим звеном в стратегии интернационализации усилий.

Андрей Шарый: Сейчас рядом со мной в студии мой коллега Сергей Данилочкин. Сегодня я рад приветствовать Сергея в новом качестве - в качестве руководителя радиостанции "Свободный Ирак". Сергей, скажите, как могут быть восприняты новые предложения и новые идеи американской администрации и Совета безопасности в самом Ираке?

Сергей Данилочкин: Идеи не совсем новы. Некоторые идеи, которые получили развитие и уже обсуждались в Ираке в течение некоторого времени. Надо сразу понять, что в Ираке нет единого мнения у политиков, поскольку общество разделено на несколько групп крупных. В принципе, иракцы готовы к тому, чтобы начать процесс получения суверенитета от коалиционных властей. До сих пор не решен вопрос о том, в какой мере этот суверенитет будет передан в руки иракских властей. И иракцы настаивают на том, чтобы как можно больше власти они получили из рук американцев. Вопросы безопасности - это те самые вопросы, которые будут ключевыми в переходный период, их нельзя передавать в ведение американских властей, не обладающих соответствующим аппаратом безопасности. Я имею в виду тот аппарат, который мог бы поддержать нормальную общественную безопасность, а не политическую безопасность, о которой так пеклись власти саддамовского режима.

Андрей Шарый: Сергей, что сейчас собою представляет чисто иракские службы безопасности? Как организовано взаимодействие между этими службами и силовыми подразделениями международными, находящимися на территории Ирака, и будут ли здесь какие-нибудь изменения?

Сергей Данилочкин: Этот вопрос как раз сейчас находится в стадии обсуждения, потому что не совсем понятно, на каком основании будут пребывать в стране какие силы. Потому что существует проект сделать эти международными силами миротворческими. Другой вариант - что останутся коалиционные силы, действующие по приглашению иракских властей. И иракские власти будут иметь определенный не контроль, но определенную возможность высказать свое мнение относительно того, как должны действовать эти власти. Сейчас, конечно, всем понятно совершено, что существует почти 150-тысячный контингент международный, который находится в Ираке. Соединенные Штаты, Великобритания, другие страны там имеют своих военнослужащих, которые занимаются боевыми или небоевыми задачами, задачами по восстановлению, но все равно это международные войска.

Кроме того, создается сейчас аппарат службы безопасности и силовых структур собственно иракских, включая в себя армию, полицию и пограничную охрану. На севере Ирака, где, как мы знаем, в Курдистане существовала относительная автономия в течение многих лет, благодаря этим зонам, в которых запрещены полеты иракской военной авиации, курды уже создали свои силы безопасности, свои структуры поддержания порядка и охраны общественного порядка. Там вопрос так не стоит. Именно тут одна есть проблема, потому что у курдов есть свои чаяния относительно того, как будет развиваться свободный Ирак, их интересует, какое место Курдистан будет занимать в этом Ираке. Они претендуют на часть власти в центральном аппарате.

Андрей Шарый: Есть ли основания полагать, что после формальной передачи властных полномочий самим иракцам, каким-то образом в лучшую сторону изменится ситуация в области безопасности? Станут ли менее напряженными столкновения или эти два процесса абсолютно между собой не связаны?

Сергей Данилочкин: Тут сразу следует задать вопрос, когда этот процесс передачи власти начнется, как он будет проходить и когда он завершится. Это не единомоментное действие. Сначала будет сформировано промежуточное правительство, переходное правительство. Вопрос состоит в том, насколько легитимным оно будет, то есть насколько иракцы сами будут признавать это правительство как свое правительство. На этот вопрос сейчас ответить невозможно, потому что сейчас ведутся все обсуждения относительно того, кто войдет в состав этого правительства, кто его признает, кто не признает, какие посты будут отданы каким политическим силам, от этого все будет зависеть. И не случайно именно поэтому США и Великобритания, как ведущие силы коалиции, стремятся сейчас вовлечь международное сообщество в виде Организации Объединенных Наций или других структур безопасности. Говорится о том, что НАТО должно сыграть какую-то роль, какие-то другие региональные структуры безопасности должны принимать участие в формировании политической системы Ирака. Это не значит, что иракцам будет навязываться эта политическая система, это значит, что иракцам будет оказана какая-то помощь. Но другой вопрос - как иракцы сами воспринимают это.

XS
SM
MD
LG