Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Интересы разных стран и послевоенное восстановление Ирака


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Сергей Данилочкин, Олег Родин, Юлия Остроухова и Ян Рунов, американские эксперты Джеймс Филипс и Михаил Бернштам.

Андрей Шарый: Война в Ираке заняла меньше месяца, восстановление страны продлится куда дольше. Сейчас идут бурные дискуссии о том, кто и как будет восстанавливать экономику Ирака, как сочетать экономические интересы разных стран. У США есть план послевоенного восстановления Ирака. С подробностями Ян Рунов:

Ян Рунов: США взяли на себя обязательство на послевоенных развалинах старого Ирака построить новый, однако сразу столкнулись с проблемой этнической вражды между курдами и арабами, между шиитами и суннитами. Тем не менее, США не отступают от своего плана. Отставной генерал Джей Гарнер, находящийся в Багдаде, заявил, что для него, как главы процесса реконструкции и гуманитарной помощи в Ираке, в первую очередь важно восстановить электро- и водоснабжение. Белый Дом настаивает на том, чтобы ООН как можно скорее отменила экономические санкции против Ирака, которые были приняты 12 лет назад.

Отмена санкций облегчит торговый обмен с Ираком и ускорит его возрождение. Однако Россия, Франция и ряд других стран настаивают на том, чтобы сначала инспекторы ООН вернулись в Ирак, закончили свою работу, объявили Ирак свободным от оружия массового уничтожения, и только после этого можно будет обсудить вопрос о снятии санкций. Вот что ответил на это политолог из вашингтонского Фонда "Heritage" Джеймс Филипс:

Джеймс Филипс: Я думаю, время для инспекции прошло. Теперь США сами в состоянии проверить, есть ли у Ирака оружие массового поражения. Формально Россия права: санкции могут быть отменены после того, как будет закрыт вопрос о ядерном, химическом и биологическом оружии. Но с падением режима Саддама Хусейна вопрос об оружии массового поражения будет быстро решен. По сообщению газеты "Нью-Йорк Таймс" со ссылкой на анонимного иракского ученого, всего за несколько дней до войны иракские власти уничтожили часть своего химического и биологического оружия. Не исключено, что часть этого оружия была ранее переброшена в Сирию. Есть еще одна проблема для ООН: в Ираке помнят бесконечные дебаты в Совете Безопасности и видят в ООН организацию, поддерживавшую Саддама Хусейна. США должны поскорее решить вопрос о том, кем заполнить вакуум власти, кого из новых иракских лидеров поддержать. Лидер Иракского Национального Конгресса Ахмад Чалаби, вероятно, наиболее известный на Западе иракский политик. Но не видно, чтобы он пользовался поддержкой внутри Ирака. В ближайшие месяцы мы увидим, есть ли у него будущее в иракской политике. Если его воспримут как американскую марионетку, у него не будет шансов.

Ян Рунов: А что вы скажете по поводу критики в адрес американской администрации, которая совершает ошибки в Ираке?

Джеймс Филипс: В США вы ничего не можете сделать без того, чтобы не услышать критику в свой адрес. Больше всего критиковали военные планы, которые оказались великолепными, ибо война была короткой и с минимальными потерями. Критиковали за анархию на улицах, но она продолжалась всего несколько дней. Критиковали за разграбление музея и за то, что зверей в зоопарке нечем кормить. Но и эти проблемы решены или решаются. Я считаю военный план весьма успешным.

Ян Рунов: Сейчас в Вашингтоне возник вопрос, нужно ли устраивать военный парад победы. Одни в администрации за то, чтобы в День независимости США 4 июля ограничиться салютом в честь участников войны в Ираке. Другие предлагают устроить парад в Вашингтоне и в Нью-Йорке в честь героев войны. Третьи считают парад неуместным, так как война в Ираке была только частью войны против терроризма, а эта война еще не кончена. Еще один вопрос, который обсуждается в США - как долго американские войска будут оставаться в Ираке. Председатель сенатской комиссии по иностранным делам Ричард Лугар считает, что понадобится не менее пяти лет, чтобы в Ираке начали функционировать институты демократии. Ахмад Чалаби заявил, что Ирак сможет провести демократические выборы года через два, а до того времени американские войска должны быть там.

Андрей Шарый: Сейчас подробнее о некоторых потерях российской экономики в связи с новой ситуацией в Ираке. На складах Горьковского автомобильного завода сейчас находятся около 5 тысяч автомашин "Волга", собранных для Ирака. Руководство завода утверждает, что предприятие не понесет значительных убытков от задержек или срыва поставок автомобилей в Ирак, и они могут быть проданы в другие страны. Рассказывает наш корреспондент в Нижнем Новгороде Олег Родин:

Олег Родин: Согласно контракту на поставку в Ирак легковых автомобилей "Волга", Горьковский завод еще в феврале изготовил 200 автомобилей из заказанных 5 тысяч. Оранжевые "Волги" были предназначены для использования в качестве городских таксомоторов и отличались специальной комплектацией. В частности, предусмотрено оснащение климатической установкой, эффективной системой охлаждения двигателя, электростеклоподъемниками, устройством блокировки замков дверей. Контракт с Министерством торговли Ирака на поставку 5 тысяч автомобилей "Волга" был заключен в сентябре 2001-го года. Горьковский завод планировал выполнить все обязательства по этому договору в первом полугодии 2003-го года. Однако, в связи с началом на территории Ирака военных действий поставки специально изготовленных для этой страны автомобилей "Волга" были отложены.

Машины, приготовленные для отправки в Ирак, в настоящий момент находятся на складе, и вопрос о реализации контракта на поставку в Ирак 5 тысяч автомобилей, возможно, будет решаться по окончании военных действий. Как официально заявляли в местных средствах информации представители пресс-центра Горьковского автозавода, предприятие не понесет значительных потерь от задержек с выполнением контракта или даже его аннулирования, поскольку такси нужны не только в Ираке, и машины можно будет продать в другие страны. По заявлениям пресс-службы, в текущем году ГАЗ планирует реализовать через дилерскую сеть до 207 тысяч автомобилей, и 5 тысяч такси для Ирака не входят в основной объем продукции автозавода. Только на территории России планируется продать 167 тысяч грузовых и легковых автомобилей, а также более 33 тысяч машин предполагается поставить в страны СНГ и дальнего зарубежья.

Генеральный директор Алексей Баранцев сообщил, что в прошедшем году Горьковский автозавод реализовал 204 тысячи автомобилей, то есть, за год не снизил ни уровень производства ни уровень продаж машин, кроме того, в этом году планируется повысить на 12 процентов зарплату работникам предприятия. В настоящий момент средняя заработная плата на заводе составляет более 5 тысяч рублей. Благополучный отчет о состоянии дел на ГАЗе включает также информацию о том, что в настоящее время его доля на российском рынке коммерческих грузовиков составляет 66 процентов. Также ГАЗ поставил автопарку Управления делами президента 400 автомобилей "Волга" из общего количества, согласно контракту, 900 автомобилей. Таким образом, задержка или даже срыв поставок машин в Ирак не повлияет существенно на деловую активность Горьковского автозавода. Это согласно официальной информации.

Андрей Шарый: Нижегородская компания - не единственный российский производитель потерявший контракт с Ираком. В целом упущенные выгоды российских компаний за время санкций ООН составляют более 60 миллиардов долларов. Рассказывает Юлия Остроухова:

Юлия Остроухова: Сказать точно, сколько Россия теряет в случае снятия санкций ООН и открытия свободной торговой экономической зоны в Ираке пока невозможно. Российские компании, имеющие интересы в стране, констатируют, что программа "Нефть в обмен на продовольствие" уже не работает, хотя Совет Безопасности и принял резолюцию 1472 о ее возобновлении на 45 суток, начиная с 28 марта. Программа позволяла Ираку использовать полученные от продажи нефти средства на приобретение продуктов питания, медикаментов и ряда товаров первой необходимости. В 2002-м году объем российских поставок в Ирак по этой программе составил полтора миллиарда долларов.

Самвел Ашинянц, начальник аналитических исследований компании "Технопромэкспорт", которая поставляла в Ирак оборудование для ТЭЦ, считает, что пока в стране нет никакой администрации, говорить о продолжении работ невозможно. Ашинянц подчеркнул: "Технопромэкспорт готов работать по новой схеме, которую определит ООН". Предприятие планировало пустить первый из трех блоков ТЭЦ через полтора года, а контракт на постройку первых трех блоков из восьми уже был заключен и оценивается примерно в 420 миллионов долларов.

Для нефтяной компании "Лукойл" большое значение имеет судьба почти четырехмиллиардного контракта на разработку нефтяного месторождения Западная Курна, заключенного с прежним руководством Ирака в 1997-м году сроком на 23 года. Как заявляет президент компании Вагит Алекперов, месторождения в Ираке, на разработку которых "Лукойл" подписал контракты, могут принести за 35 лет эксплуатации до 20 миллиардов прибыли компании и около 16 миллиардов российскому бюджету. Компания готова отстаивать в международном суде свои права на нефтяные разработки в Ираке. Среди других компаний, которые могут понести потери в свете последних событий, торговый дом "Кама" и "КАМАЗ", внешнеторговое объединение "Машинимпорт" и десятки других компаний. Однако, по словам аналитиков, говорить о прямых потерях российских предприятий трудно. Скорее, речь идет об упущенной выгоде.

Андрей Шарый: О перспективах восстановления экономики Ирака и участии в этом процессе российских фирм мой коллега Сергей Данилочкин беседовал с известным американским экономистом, профессором Стэнфордского университета Михаилом Бернштамом.

Сергей Данилочкин: Профессор, откуда можно взять деньги для восстановления Ирака. Каковы могут быть главные экономические источники средств для такого рода работ?

Михаил Бернштам: Главный экономический источник - это иракская нефть и вложения в иракскую нефть. Давайте посмотрим на арифметику. Сейчас Ирак производит меньше полутора миллиона баррелей в день. До всех этих войн и санкций он производил два с половиной миллиона баррелей в день, а в лучшие времена - в конце 70-х годов - три с половиной миллиона баррелей в день. При 20 долларах за баррель разница в один миллион баррелей в день это примерно 7 миллиардов в год. То есть, Ирак имеет ресурсы, при которых недостаток денег не будет вопросом развития.

Сергей Данилочкин: А что же тогда может быть вопросом развития, на ваш взгляд?

Михаил Бернштам: Вопросы развития будут другие. Будут политические вопросы - смогут ли ужиться вместе все эти разные религиозные группы, или племена, или это будет очень длинная борьба за власть, разные религиозные и политические национальные группы будут использовать государство не для экономического развития, а для передела национального богатства. Начнется борьба - чья нефть. А если еще к этому добавится борьба интересов русских, американских, французских и каких угодно - загубить экономику будет очень легко.

Сергей Данилочкин: Вы говорили о том, что нефтяная часть экономики Ирака - главный движитель его послевоенного развития, а существуют ли еще какие-то направления, по которым требуются инвестиции, которые не обеспечиваются этой нефтью?

Михаил Бернштам: Совершенно правильный вопрос. Нефть – очевидна. Ирак как раз имеет другое большое экономическое преимущество по сравнению с другими странами. Ирак - это страна с высокой степенью образования, с населением, которое имеет техническую подготовку, то есть, там большая возможность для использования человеческого капитала, для использования ресурса образовательного для развития технологий, для развития тяжелой промышленности.

Сергей Данилочкин: Вот говорят о том, что правительство США, правительства других стран будут выделять средства, чтобы финансировать некие программы реконструкции Ирака. Понятно, что, естественно, фирмы, которые будут вести эту реконструкцию, будут бороться за эти деньги. Но вот что делать фирмам тех стран, которых могут не допустить к дележу этого пирога? Откуда они могут взять средства? Ведь им никто не запрещает самим выйти на рынок Ирака и предложить что-то там делать?

Михаил Бернштам: Тут получается, что поначалу, конечно, что-то будет вкладывать государство. В нефтяной промышленности заказ будет частный, или это будет заказ иракского правительства, но, разумеется, реальность такова, что Ирак сейчас является страной без собственного правительства, и некоторое время таковой страной будет являться. Те, кто платит деньги за поддержание порядка и за содержание армии в данной стране, естественно, смотрят на ее экономическое развитие не только с точки зрения простой экономической выгоды, но и с точки зрения своей собственной национальной безопасности. Поэтому вполне естественно, прискорбно, но естественно, что американское и английское правительства до тех пор, пока они там будут платить за поддержание безопасности, не захотят пускать компании тех стран, которые им мешали или их не поддержали во время войны, просто потому, что американцы и англичане будут бояться, что те были связаны с предыдущим режимом, или не будут сотрудничать в вопросах безопасности. Безопасность тоже стоит денег.

XS
SM
MD
LG