Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Международная ситуация вокруг Ирака и санкций ООН против этой страны

  • Сергей Данилочкин

Программу ведет Сергей Данилочкин. Участвуют корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин и главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов.

Сергей Данилочкин: В центре нашего внимания - международная ситуация вокруг Ирака. Во вторник в сенсационном демарше французский представитель в ООН предложил незамедлительно приостановить действие санкций в отношении Ирака и начать поиск компромисса относительно возвращения в страну инспекторов ООН, которые бы подтвердили отсутствие в стране оружия массового поражения. Эта инициатива – свидетельство принципиального смягчения позиций оппонентов военной операции в Ираке, требовавших возобновления инспекций в качестве предварительного условия для отмены санкций. Наш корреспондент Юрий Жигалкин передает из штаб-квартиры ООН:

Юрий Жигалкин: Во вторник Совет Безопасности ООН собрался за закрытыми дверями, чтобы обсудить участь международной команды инспекторов, выведенной перед началом боевых действий, и судьбу программы "Нефть в обмен на продовольствие". Если судить по последним заявлениям Парижа и Москвы, сцена была подготовлена для очередного столкновения оппонентов операции в Ираке с Вашингтоном. Франция и Россия, как ожидалось, намеревались твердо обусловить отмену санкций предоставлением ООН, то есть и им как постоянным членам Совета Безопасности, центральной роли в послевоенном переустройстве Ирака. Однако, в перерыве заседания вместо отзвуков дипломатической битвы журналисты услышали примирительное заявление французского посла в ООН. "Мы должны безотлагательно приостановить действие санкций и начать обсуждение процесса их отмены. В том, что касается программы "Нефть в обмен на продовольствие", то в ближайшее время она потребует видоизменений, а в недалеком будущем - отмены. Мы должны обсудить вопрос о том, какими могут быть изменения", - заявил посол Франции в ООН.

Но примирительный жест Франции не означает, судя по всему, безоговорочной капитуляции бывшего лидера антиамериканского блока в Совете Безопасности. Скорее всего, оказавшись в одиозной позиции противника отмены санкций против страны, избавившейся от диктатора, Париж решил соблюсти свои интересы менее демонстративно. Он, например, продолжает требовать возвращения в страну международных инспекторов, которые должны сертифицировать процесс разоружения Ирака. Не исключено, что, пойдя на демонстративную мировую с Соединенными Штатами, Франция рассчитывает, что ее интересы будут учтены при распределении новых контрактов на восстановление Ирака. Однако, вряд ли столь очевидное лавирование поможет Парижу растопить лед в отношениях с Соединенными Штатами. Вашингтон явно считает, что время для компромиссов ушло. Американский посол в ООН, комментируя идеи своего французского визави, заявил, что Вашингтон не видит в ближайшем будущем необходимости возвращения инспекторов ООН в Ирак, а санкции, по его словам, были введены против прошлого режима.

Что это может означать? Только одно: что США уверены, что их оппонентам не удастся разыграть козырную карту санкций. В конце концов, не осталось никаких поводов для сохранения экономического эмбарго против Ирака.

Сергей Данилочкин: Член Европейской комиссии, курирующий международные отношения - Крис Паттен - заявил, что ООН должна играть значительную роль, как в реконструкции Ирака, так и в поисках оружия массового поражения. Паттен отметил, что мировое сообщество доверяет экспертам ООН. Он также подчеркнул роль ООН в возобновлении добычи нефти в Ираке и поставках гуманитарной помощи. На связи с нами главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов. Я хотел бы обратить к вам вопрос: почему так важно, чтобы в Ираке при поисках оружия массового уничтожения присутствовали или отсутствовали международные инспекторы под эгидой ООН?

Федор Лукьянов: В данном случае важно это, наверное, для тех, кто был против войны, потому что сейчас ключевой вопрос, если смотреть с точки зрения легитимности всей операции - будет найдено оружие, или не будет. Те, кто настаивают на присутствии инспекторов именно ООН, как бы подтекст понятен - что те страны, которые были против, не доверяют американцам, и, в общем, подозревают, что, может, там что-то будет подтасовано, подброшено, я так это понимаю, а чтобы этого не случилось, должны обязательно быть независимые наблюдатели, которые либо удостоверятся, что да, оружие было, и есть этому свидетельства, или - нет, оружия не было, и, соответственно, вопрос, а зачем вся война затевалась.

Сергей Данилочкин: А если это оружие не будет найдено, что может произойти тогда - кризис в международных отношениях, кризис в ООН?

Федор Лукьянов: Мне кажется, не произойдет уже ровным счетом ничего, потому что изначально кампания, которая продолжалась с осени прошлого года и до марта, даже до февраля, наверное, действительно концентрировалась на оружии массового поражения, но потом фокус и в заявлениях руководителей США, и вообще во всей риторике сместился в сторону свержения диктаторского режима и освобождения иракского народа от гнета. И то, что произошло в Ираке 9 апреля, когда население Багдада топтало сладострастно статуи Саддама Хусейна и приветствовало американские силы, это дало американцам полное ощущение моральной правоты и справедливости сделанного. Теперь уже, найдут там оружие, не найдут - ничего обратно не повернешь, и мне кажется, все это понимают, в том числе и те, кто выступает против быстрой отмены санкций из-за инспекторов. Просто делается попытка соблюсти некие процедуры, чтобы попытаться вернуть весь процесс в традиционные международные нормы, но, по-моему, это дело чисто формальное, и ничего оно не изменит.

Сергей Данилочкин: Федор, французский представитель в ООН несколько смягчил позицию своей страны, сказав о возможности достижения компромисса. Как по этому поводу выступает Россия, насколько жестка ее позиция, и чем вообще можно объяснить жесткость позиции России в отношении снятия или сохранения санкций в отношении Ирака?

Федор Лукьянов: Как я понимаю, позиция России связана именно с желанием четко соблюдать действующие или действовавшие до недавнего времени международные нормы. То есть, если санкции вводил Совет Безопасности, то он должен их и отменить. Если инспекторы посылались, чтобы удостовериться в наличии или отсутствии оружия, то надо это дело довершить до конца. С формальной точки зрения, это, наверное, правильно. С фактической точки зрения, это уже немножко напоминает легкий абсурд, потому что все понимают, что санкции вводились конкретно против режима Хусейна. Режима Хусейна больше нет, и в условиях, когда весь мир, в общем, говорит о необходимости скорейшим образом предотвратить гуманитарную катастрофу в Ираке, затягивать с отменой санкций - это выглядит немножко странно. И я не уверен, что это правильная позиция. Тем более, что США, в общем, уже продемонстрировали, что будут действовать, как считают нужным, и никакие Объединенные Нации и общественное мнение, в общем, их не очень интересуют.

Сергей Данилочкин: Федор, возникает вопрос в принципиальной необходимости самого механизма ООН, если сейчас так серьезно подвергнута сомнению его эффективность?

Федор Лукьянов: К сожалению, все, что произошло за истекшие полгода, действительно ставит вопрос крайне неприятным образом для ООН. США, в общем, для себя сделали абсолютно однозначный вывод: что ООН - организация неэффективная, и, в общем, даже, что еще хуже - вредная для достижения каких-то целей. Ведь, если мы вспомним прошлую осень, Америка, в общем, пошла навстречу мировому сообществу, когда она обратилась в ООН, была принята резолюция, потом поехали инспекторы - это был большой компромисс с их стороны, потому что "ястребы" толкали Буша начать войну немедленно и никого не слушать. Он пошел в ООН и рассчитывал таким образом, что действия будут легитимизированы, смягчится эта ситуация. Если бы ООН санкционировала войну, то сейчас ООН, наверное, играла бы другую совсем роль в послевоенной ситуации. Поскольку Франция и Россия воспрепятствовали этому - из соображений, что нельзя легитимизировать эту войну-, теперь как раз получается, что США решили все без ООН. И действительно, они, я думаю, все более громко будут ставить вопрос о том, что ООН в принципе не нужна, потому что эта организация не в состоянии ничего решить.

Сергей Данилочкин: Федор, как вы считаете, это такое проблематичное положение ООН отразится как-то на российско-американских отношениях, которые пострадали, когда началась война в Ираке. Как теперь они будут развиваться, когда мы можем ожидать их восстановления и улучшения?

Федор Лукьянов: Мне кажется, что ситуация с ООН на отношениях между Россией и США никак не скажется, именно потому, что США к ООН относятся теперь уже с большой долей равнодушия и скептицизма. Что касается отношений, то, наверное, они, я надеюсь, довольно быстро восстановятся. Есть симптомы того, что США как бы решили не обращать внимания или сделать вид, что не обращают внимания на российскую позицию - в отличие, кстати, от французской. Франция - объект постоянной критики. Только что Колин Пауэлл обмолвился, что надо посмотреть, не стоит ли как-то изменить отношения с Францией, которая так себя проявила. Поскольку все-таки Франция – союзник, и когда союзник так себя ведет, возникают всякие мысли. С Россией ситуация проще, и все будет зависеть от того, насколько российское руководство готово к восстановлению и сглаживанию этих отношений. Мне кажется, с американской стороны существуют сигналы и импульсы того, что они готовы к разговору.

XS
SM
MD
LG