Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Совет Безопасности решает судьбу режима Саддама Хусейна


Андрей Шароградский: В пятницу в Совете Безопасности ООН начал решающую и, скорее всего, заключительную серию консультаций, которые должны определить судьбу режима Саддама Хусейна. Рассказывает наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин.

Юрий Жигалкин: Пятница стала днем открытого размежевания в Совете Безопасности ООН, дошедшего до открытых упреков, брошенных перед телекамерами министром иностранных дел Великобритании министру иностранных дел Франции. Все началось с выступления перед членами Совета руководителей международной комиссии, разоружающей Ирак. Ханс Бликс и Мохаммед Барадей в привычном для них осторожном стиле изложили свою оценку уровня сотрудничества со стороны Ирака, заявив о том, что в последние дни иракские власти сделали важные шаги в сторону разоружения. Правда, руководители команды инспекторов признали при этом, что остается целый ряд серьезных безответных вопросов. Из этих заключений и сторонники, и противники принудительного разоружения Ирака сделали свои противоположные выводы, о которых тут же заявили. Министр иностранных дел Франции суммировал соображения своего правительства так: мы выбираем мирный путь разоружения Ирака, а не военный. Но этот основной тезис не только Франции, но и всех противников войны, несколько минут спустя спровоцировал редкий в стенах Совета Безопасности прямой отклик министра иностранных дел Великобритании, который пренебрег неписаным протоколом и обратился к своему французскому визави с вопросом: верит ли его друг Доминик в то, что он говорит? Французский министр Доминик де Вильпен никак не отозвался на непротокольно-панибратский вопрос британского министра. Это несвойственное Совету Безопасности проявление непрофессиональных эмоций - отражение исключительно сложной ситуации, в которой оказались все 15 членов Совета Безопасности. Впервые за много лет они не могут найти общего языка по вопросу, который может определить судьбу страны – Ирака. В пятницу Лондон предложил изменить проект американо-британо-испанской резолюции и установить ясный и последний срок – 17 марта, срок, до которого Ирак должен полностью отчитаться о своих военных программах. Эта идея была отвергнута Францией и Германией, завивших о том, что эта резолюция откроет дорогу к военной операции. Какой отныне выбор остается у Белого дома? Вот что говорит американский политолог, сотрудник Фонда "Херитедж" Бейкер Спринг.

Бейкер Спринг: Я думаю, что в ближайшие дни администрация продолжит попытки найти общий язык с партнерами по Совету Безопасности, со всеми, для кого идея разоружения Ирака не является пустым звуком. Белый дом попытается учесть в своем подходе взгляды этих стран, их сомнения. Если же этого не удастся добиться, то президент будет действовать так, как считает необходимым в интересах обеспечения безопасности страны. Тем более, что Соединенные Штаты действуют согласно букве и духу предыдущих решений Совета Безопасности.

Юрий Жигалкин: Большинство американских экспертов верят, что Вашингтон предпримет сейчас последнюю попытку привлечь на свою сторону Совет безопасности. Но, скорее всего, для дипломатии остаются уже не недели, а дни.

XS
SM
MD
LG