Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Влияние на популярность европейских и американских политиков их позиции по Ираку

  • Сергей Данилочкин

Программу ведет Сергей Данилочкин. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Евгений Бовкун, Аурора Гальего, Наталья Голицына, Юрий Жигалкин, Семен Мирский и Ян Рунов.

Сергей Данилочкин: В фокусе нашего внимания проблема популярности политиков в связи с их отношением к возможным военным действиям в Ираке. Опрос общественного мнения, проведенный совместно телекомпанией "CNN", газетой "USA Today" и институтом Гэллапа показал, что 66% американцев одобряют выступление президента Буша и его 48-часовой ультиматум Саддаму Хусейну. О зигзагах в рейтинге популярности Буша в США - Ян Рунов из Нью-Йорка:

Ян Рунов: На вопросы отвечает президент Американской Академии Гуманитарного образования Джеффри Уоллин.

Профессор, есть ли в истории США явные параллели с тем, как выступил Буш?

Джеффри Уоллин: Трудно найти явные исторические параллели. В 1991-м году президент Джордж Буш-старший действовал с одобрения и при поддержке ООН. Но надо помнить, что формальное одобрение действиям президента США требуется не от ООН, а от американского Конгресса. Законодательное собрание страны дает президенту право объявлять войну. Буш в своей речи сказал, что самоубийственно ждать, пока противник ударит первым. Совершенно оправданны превентивные действия, к которым прибегали разные страны без одобрения ООН. Мы так делал в Гренаде, в Югославии. Но гораздо чаще без одобрения ООН воевала Франция. Она вводила свои войска то ли, чтобы сменить режим в какой-нибудь стране, то ли, чтобы защитить его не менее 37 раз, начиная с 1960-го года.

Так что вопрос одобрения Совета Безопасности нельзя считать существенным, тем более что, как сказал Буш, эта организация продемонстрировала свою полную недееспособность ни в борьбе с угрозами, ни в исполнении собственных резолюций. Я думаю, его выступление было прямым, в четких формулировках. Он объяснил причины ультиматума Саддаму Хусейну. Рассказал о целях своего решения, о том, что будет сделано, и дал противнику еще один шанс избежать войны. Не скажу, что речь не могла быть лучше, потому что, на мой взгляд, президент должен более ясно объяснить, как изменился мир после 11 сентября 2001-го года, по крайней мере, как изменились сами Соединенные Штаты. Мы больше не изолированная, не защищенная двумя океанами держава. Мы уязвимы и потому должны более серьезно защитить себя не только от недружественных государств, но, что еще труднее, от террористических групп. И здесь упреждающий удар - лучшая самооборона. Президент Буш прав, когда говорит, что мы столкнулись с угрозой безопасности нашей страны, что такой тиран как Саддам Хусейн, рвущийся к созданию арсенала оружия массового уничтожения, если его не остановить, создаст критическую массу, которую через год, через пять лет пустит в ход либо сам, либо руками террористов.

Если Буш, обладающий большим объемом информации, нам не известной, прав в этом, то все возражения членов Совета Безопасности, все формальности ООН отступают на второй план. Потому что главная обязанность президента США - защита собственной страны. В этом суть президентской присяги. Если же Буш окажется не прав, если у Саддама Хусейна нет оружия массового уничтожения, нет отравляющих газов, которыми он травил собственных граждан, то это может привести к непредсказуемым последствиям. Однако, мне кажется, что взял верный курс. В том, как он говорил, было видно, что президент очень озабочен сложившейся ситуацией, но решителен и готов взять всю ответственность на себя. Он вовсе не выглядел техасским ковбоем, как его изображают в некоторых газетах. Он много месяцев пытался действовать уговорами - открытыми и закулисными, но все попытки уладить дело миром провалились. Он предупредил, что возможны теракты против американцев, возможны жертвы. Все его обращения - к самому Саддаму Хусейну, к народу Ирака, к иракским военным, его отзыв о стране, готовой прибегнуть к праву вето, и упрек в адрес ООН, а также слова о мерах по защите США - весьма убедительны и эффективны. И еще: Буш явно верит, что обязанность президента - не перекладывать решение трудных проблем на плечи следующего президента ради собственной политической популярности. Этим он отличается и от президента Клинтона, и, в какой-то степени, от президента Буша-старшего, который не сумел окончить войну в Персидском заливе в 1991-м году. Буш проявил силу характера, которую мы не видели у него до 11 сентября 2001-го года.

Сергей Данилочкин: Один из главных сторонников военной акции в Ираке - британский премьер Тони Блэр. Но его соратники по партии, а также избиратели, не всегда однозначно поддерживают своего лидера. Из Лондона - Наталья Голицына:

Наталья Голицына: Во время иракского кризиса в Англии значительно участилось проведение опросов общественного мнения. При этом всегда в таких опросах после вопроса об отношении к возможной войне с Ираком обязательно следует вопрос об одобрении или неодобрении деятельности Тони Блэра на посту премьера. Поэтому, естественно, что личный рейтинг главного персонажа британского варианта иракской драмы, расколовшей общество, за последние семь месяцев практически полностью определялся отношением англичан к военной акции против Ирака. Тони Блэр был и остается убежденным и последовательным сторонником разоружения Саддама Хусейна силой.

С сентября прошлого года в Англии было проведено более десятка опросов общественного мнения. В разгар иракского кризиса рейтинг британского премьера стабильно падал вплоть до начала марта. Так, в сентябре 2002-го года 40 процентов англичан одобряли и 49 процентов не одобряли деятельность Блэра на посту премьер-министра и его политику в отношении Ирака. Спустя месяц, в октябре, число одобряющих уменьшилось еще на 5 процентов. С января этого года наблюдается всплеск негативного отношения к Блэру, когда его рейтинг сразу упал на 9 процентов: в январе его поддерживали лишь 26 процентов опрошенных, а 62 процента не одобряли его деятельность - огромное падение рейтинга на 15 процентов. Характерно, что при этом среди избирателей, обычно голосующих за лейбористов, рейтинг Блэра как премьера и рейтинг его политики в отношении Ирака практически совпадали. В тоже время сторонники консерваторов демонстрировали не меньшую поддержку политике Блэра в отношении Ирака, однако резко отрицательно высказывались о нем как лидере страны (77 процентов сочли его работу неудовлетворительной).

Перелом наступил в марте. Если в январе деятельность премьер-министра одобряло только 26 процентов, то опубликованный в среду опрос показал огромный - почти на 100 процентов - всплеск его популярности. Сейчас уже 50 процентов респондентов поддерживают военную акцию против Ирака, а 42 процента англичан высказались против участия Англии в войне. В целом личный рейтинг Блэра повысился на 10 процентов, и сейчас премьер-министр пользуется поддержкой уже 47-ти процентов опрошенных. При этом чрезвычайно важно, как отмечают социологи, что наметилась устойчивая динамика повышения его рейтинга. Перелом этот связан с резким сдвигом общественного мнения в сторону поддержки политики правительства в отношении Ирака.

Сергей Данилочкин: В Испании, руководство которой также поддерживает применение силы против режима Саддама Хусейна, население высказывает отношение к действиям властей, в большей мере все-таки уделяя внимание проблемам внутренней жизни. С подробностями из Мадрида - Аурора Гальего:

Аурора Гальего: После встречи на Азорских островах в прошлое воскресенье, когда американский президент Джордж Буш и премьер-министры Великобритании и Испании Тони Блэр и Хосе Мария Аснар в последний раз попытались разрешить иракский конфликт дипломатическим путем, рейтинг Хосе Марии Аснара опустился на пять пунктов. Чем больше Хосе Мария Аснар демонстрировал поддержку президенту США, тем больше падала его популярность в Испании. Некоторые политические комментаторы высказали опасения, что иракский конфликт может нарушить политическую стабильность в Испании, где 8 лет правящей партией большинства является Народная партия, к которой принадлежит премьер-министр Хосе Мария Аснар.

С самого начала конфликта политики Народной Партии и сам Хосе Мария Аснар призывали оппозицию не использовать иракский кризис как повод для внутриполитической борьбы. В Испании большинство населения против войны. Об этом заявили многотысячные демонстрации в большинстве столиц испанских провинций, прошедшие под лозунгом: "Нет войне". В последние дни по телевидению во всех крупных информационных передачах каждый день приглашаются представители всех политических партий Испании. Тема - Ирак. В прессе же, как обычно, каждая газета сообщает читателю информацию об иракском конфликте в соответствии с собственным политическим направлением. Как по телевидению, так и по радио, и это в Испании норма, во всех дискуссионных передачах и "Круглых столах" участвуют зрители или слушатели - по телефону или через электронную почту. Они могут задавать вопросы тому или иному гостю программы, или просто высказать свое мнение. Информация об иракском конфликте очень полная. Новости о том, как развиваются события, не сходят с первых страниц газет и первого места новостей на радио и на телевидении.

Доступная полная информация, а также прямой контакт средств массовой информации с публикой позволили испанцам быстро провести грань между внешней политикой и внутренними проблемами Испании. В результате, по последним опросам, рейтинг Аснара снова повысился.

Сергей Данилочкин: Позиция, занятая президентом Франции в отношении иракского кризиса, привела к беспрецедентному росту популярности президента в стране. Сообщает корреспондент Радио Свобода во Франции Семен Мирский:

Семен Мирский: Французы, как правило, не балуют своих президентов, и тем более премьер-министров, заверениями в пламенной любви. Рейтинг популярности порядка 50 процентов считается хорошим, а 60 процентов - это уже просто мечта. Рейтинг же Ширака, касающийся его политики в иракском кризисе, зашкаливает за 80 процентов. Так что в этом вопросе можно сказать, президент и его народ едины. Но опрос, проведенный институтом Луи Харриса, и другой опрос, который будет опубликован завтра в журнале "Пари Матч", не ограничились, к счастью, вопросом: как вы оцениваете позицию президента в иракском кризисе? Опросная анкета содержала и другие вопросы, и ответы на них позволяют понять причину такого роста популярности президента. 70 процентов опрошенных французов считают, что война в Ираке вызовет резкий экономический спад. Примерно такой же процент опрошенных убежден, что вторжение в Ирак вызовет волну актов террора в международном масштабе. А 57 процентов граждан считают, что военная операция, до начала которой остаются считанные часы, скажется на и без того негармоничных отношениях между коренным французским населением и 6 или 7 миллионами мусульман, живущих во Франции. Так что страх, в данном случае, это тоже фактор, объясняющий необычайный рост популярности Жака Ширака.

Сергей Данилочкин: Внешнеполитический курс Германии, максимально учитывающий пацифистские и антиамериканские настроения в стране, не приносит желаемых политических дивидендов правительству канцлера Герхарда Шредера. Большинство населения ФРГ все еще глубоко не доверяет его внутренним реформам. Рассказывает наш корреспондент в Бонне Евгений Бовкун:

Евгений Бовкун: "Канцлер хочет быть вместе с народом, но народ не хочет быть вместе с ним", - иронически заметил один консервативный политик, оценив то противоречивое положение, в котором находятся сейчас Герхард Шредер и его правительство. Не прошло и семи часов после ультиматума президента Буша Саддаму Хусейну, как Герхард Шредер обратился к населению по телевидению, что принято было раньше только под Новый год. Он еще раз громогласно осудил попытку силового разоружения Ирака, хотя и не допустил личных выпадов против Джорджа Буша по примеру французского президента. Тем самым федеральный канцлер вновь подчеркнул, что разделяет позицию большинства населения ФРГ. Это убедительное, хотя и крайне разнородное по составу большинство, включающее группировки правых и левых радикалов, не желает начала военных действий в Ираке. Против войны высказывается до 70 процентов немцев. Но это еще не значит, что все они безоговорочно поддерживают внешнюю политику своего правительства. К тому же, в большей мере бюргеров волнует не внешняя, а внутренняя политика. А в этой области рейтинг правящих партий и личная популярность канцлера упали до предела. В Северном Рейне-Вестфалии в знак протеста против его политики вышли из СДПГ четыре тысячи человек. Рейтинг СДПГ находится сейчас на самом низком уровне за весь послевоенный период. И если прошлой осенью канцлеру и удалось мобилизовать пацифистов, опередив немного на выборах в Бундестаг своих соперников, то на недавних земельных выборах в Гессене и Нижней Саксонии "красно-зеленые" уже не смогли опереться на антиамериканские и антивоенные настроения. Поражение их было сокрушительным. Новый удар они только что получили на коммунальных выборах в Шлезвиг-Гольштейне, где избиратели доверили власть христианским демократам. Опросы населения также доказывают: конфронтация с Америкой из-за Ирака не приносит канцлеру Шредеру и его команде желаемого доверия избирателей, для которых внутренняя стабильность важнее разрядки международной напряженности.

Сергей Данилочкин: В последние недели мнения американцев относительно войны в Ираке кардинально разошлись с мнением европейцев. В то время, как в Европе по большому счету критически относятся к перспективе военного конфликта с Ираком, 54 процента американцев готовы поддержать военную акцию даже без санкции Совета Безопасности ООН. Об этом феномене наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин беседует с сотрудницей института "American Enterprise", специалистом по опросам общественного мнения Карлин Боумэн:

Юрий Жигалкин: Как бы вы объясняете это, в общем, странное поведение американцев: президент объявляет о готовности начать войну, поворачивается спиной к Объединенным нациям, а его поддержка в стране усиливается?

Карлин Боумэн: Американцы традиционно становились на сторону своих президентов, когда война казалась неизбежной. Мы, как правило, в такие моменты отодвигаем в сторону разногласия, спускаемся с политических платформ. Это чисто патриотический символический акт, демонстрация того, что мы готовы поддержать армию, поддержать президента, защитить страну.

Юрий Жигалкин: Но вместе с тем, американцы не просто символически поддерживают президента, они осуждают ООН за бездействие и высоко оценивают выполнение президентом своих обязанностей, что, видимо, также странно с точки зрения некоторых европейцев, осуждающих президента Буша за разжигание войны?

Карлин Боумэн: Дело в том, что американцы были хорошо осведомлены о деяниях Саддама Хусейна в течение десятилетия. В отличие от европейцев, традиционно защищавших режим Саддама Хусейна, у нас никогда не было сомнений в том, что он откровенный головорез. Поэтому перед средним американцем никогда не стояло вопроса, поддерживать ли ему президента Буша в этом предприятии.

Юрий Жигалкин: Как долго президент может рассчитывать на поддержку со стороны общественного мнения? Что может изменить настроения в стране?

Карлин Боумэн: Если исходить их опыта предыдущих конфликтов: Корейского, Вьетнамского, войны в Персидском заливе, то президенту дается довольно долгий срок для осуществления военных планов. И в Корее и во Вьетнаме оппозиция войне проявлялась с течением времени, по мере того, как операция затягивалась, а количество жертв росло. Так что эти факторы наверняка окажут влияние на общественное мнение. Но некоторые эксперты, например, утверждают, что верная стратегия президента может нейтрализовать их. И американцы будут готовы принять и жертвы, и продолжительный конфликт, если президент сумеет правильно подготовить страну к конфликту, то ему будет обеспечена поддержка до тех пор, пока будет ощущение того, что цели, поставленные перед войной, осуществляются.

Юрий Жигалкин: Какое внимание обычно уделяют президенты опросам общественного мнения? Известно, например, что стратегия администрации Клинтона планировалась на основании результатов опросов по самым разным проблемам, что можно сказать о стиле Джорджа Буша?

Карлин Боумэн: Кое-кто из президентов традиционно уделяет опросам больше внимания, кто-то меньше. Кто-то отталкивается от общественного, мнения планируя свои тактические и даже стратегические шаги. В том, что касается президента Буша, он вряд ли считает, что результаты опросов должны определять его действия: решение ли это о начале войны, либо о том, на что выделить средства в новом бюджете. Но в любом случае, результаты опросов -четкий барометр общественных настроений и сейчас, например, он указывает на то, что несмотря на подавляющую поддержку президента страной, экономическая политика остается его потенциально слабым в глазах американцев местом и представляет опасность его будущим президентским планам.

XS
SM
MD
LG