Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политические перспективы военного конфликта с Ираком


Корреспондент Радио Своболда в Лондоне Наталья Голицына беседует о политических перспективах военного конфликта с Ираком с дипломатическим редактором газеты "Times" Майклом Биньоном.

Наталья Голицына: Господин Биньон, война с Ираком породила проблемы внутри западного сообщества. Насколько они серьезны и насколько реально их преодоление? Майкл Биньон: Прежде всего, это проблема отношений с Францией. Это очень серьезная проблема. Тони Блэр встречается сегодня с президентом Франции на Европейском саммите в Брюсселе. Французская сторона резко отреагировала на форму, в которой в британском парламенте комментировалась угроза Франции применить вето в Совете Безопасности в случае голосования по второй резолюции по Ираку. Эта встреча вряд ли будет дружественной. Тони Блэр все еще возмущен действиями президента Ширака. Думаю, что сами французы еще не вполне отдают себе отчет в том, как будут развиваться события. Сейчас они прилагают усилия, чтобы как-то загладить неблагоприятное впечатление. Однако пока продолжается война им вряд ли это удастся. Осложнения возникли и внутри Европейского Союза, где наблюдается серьезный раскол и где какое-то время невозможно будет проведение единого внешнеполитического курса и единой политики в сфере безопасности. Осложнения возможны и внутри Организации Объединенных Наций, где угроза Франции применить вето поляризовала Совет Безопасности. Все это также окажет влияние и на трансатлантические отношения. Соединенные Штаты сейчас с подозрением относятся к Европе, особенно к Франции и Германии. А это приведет к тому, что в течение ближайших лет невозможно будет наладить диалог между США и Францией. Джордж Буш в ярости оттого, что Франция не оставила Совету Безопасности шансов на санкционирование военной акции. Возникшие в ООН осложнения серьезны, но не смертельны для ее функционирования. ООН и в прошлом благополучно пережила такого рода кризисы. Расколы происходили и во время холодной войны - между Советским Союзом, Китаем и другими членами Совета Безопасности. В те времена при голосовании нередко использовалось право вето, однако и тогда ООН удавалось делать полезную работу, в частности, на Ближнем Востоке. Не думаю, что кто-либо заинтересован в продолжении эскалации нынешних разногласий. Все члены Совета Безопасности озабочены сейчас тем, как восстановить Ирак после завершения военных действий. Мне представляется, что ООН уготована серьезная миссия после завершения этого конфликта, как и важная роль для Америки в самой ООН.

Наталья Голицына: Но война с Ираком может породить проблемы не только внутри западного сообщества, но и более широкие международные проблемы... Майкл Биньон: Что касается других, более широких осложнений, то о них сейчас трудно говорить. Они полностью будут зависеть от хода войны. Если на фронте сложится неблагоприятная обстановка, то есть, если война окажется затяжной и повлечет за собой значительные потери, это приведет к серьезным осложнениям, особенно для Тони Блэра в Англии, где под угрозой окажется его руководство страной. Это может повлечь такого же рода последствия и для тех европейских лидеров, которые поддержали США, в частности, для премьеров Испании и Италии. Это может также привести к широким волнениям в арабском мире, что приведет к эскалации международного терроризма и новым трудностям в отношениях между Западом и исламским миром. Если же война завершится быстро, думаю, что тогда серьезных осложнений не предвидится. В арабском мире это вызовет вздох облегчения и не породит серьезных антизападных настроений. В этом случае действия США, а также поддержавших их европейских правительств будут оправданы. Думаю, что это заставит Германию и Францию озаботиться тем, как им вновь присоединиться к основному курсу западного сообщества. Всё это во многом зависит от хода войны.

Наталья Голицына: Какова все же главная цель этой войны? Известно, что и президент Буш, и премьер-министр Тони Блэр еще до ее начала обсуждали проблему реконструкции Ирака...

Майкл Биньон: Главная и самая очевидная цель этой войны - свержение Саддама Хусейна и его режима. Предпочтительно, чтобы ликвидация Хусейна была осуществлена с помощью воздушных ударов США или в результате покушения на него внутри Ирака. Возможность заставить его покинуть страну выглядит сейчас маловероятной. В любом случае цель военных действий - лишить его власти. Затем возникнет проблема создания нового правительства Ирака. Наверняка, в первые недели или месяцы после войны Ираком будет управлять возглавляемая американцами администрация с американским военным правителем во главе, который должен будет обеспечить единство страны. Затем - в максимально сжатые сроки - США привлекут к управлению Ираком Организацию Объединенных Наций, которая и займется формированием правительства, состоящего из граждан Ирака. Но кто возглавит это правительства еще не ясно. Пока не ясно возглавит ли его кто-либо из иракских эмигрантов, живущих заграницей; трудно сказать, будет ли эмиграция полезна в этом деле. Кажется маловероятным, что за самой эмиграцией останется окончательное решение этого вопроса. Наиболее вероятный сценарий - назначение на этот пост кого-либо из нынешней правящей верхушки Ирака - того, кто не запятнал себя близким сотрудничеством с Саддамом Хусейном и кто окажется приемлемым и для американской стороны, и для большинства иракского народа. Это будет своего рода переходное правительство - типа правительства Афганистана. Важной задачей союзников станет восстановление Ирака, в частности, его разрушенной инфраструктуры и его экономического потенциала, включающего нефтяную индустрию, если она будет разрушена войной. Если же его нефтедобывающая отрасль окажется работоспособной, то средства от экспорта нефти пойдут на восстановление Ирака. Но и в этом случае для реконструкции страны потребуется серьезная финансовая помощь из-за рубежа, в особенности, со стороны ООН, США и стран Западной Европы. Все они обсуждают сейчас программу реконструкции Ирака.

XS
SM
MD
LG