Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гуманитарная ситуация в Ираке


Программу ведет Мелани Бачина. Участвуют: автор и ведущая программы Радио Свобода "Продолжение политики" Ирина Лагунина, и корреспонденты РС в США Ян Рунов и Юрий Жигалкин, беседовавшие с представителем ЮНИСЕФ по связям с прессой Джоан Бейли и сотрудником правозащитной организации "Human Rights Watch" Алиссон Паркер.

Мелани Бачина: В фокусе нашего внимания гуманитарная ситуация в Ираке. С интенсификацией военных действий растут трудности со снабжением населения самым необходимым, включая питьевую воду, продовольствие, лекарства. ООН и другие международные организации, призванные оказывать населению гуманитарную помощь, испытывают немалые трудности в своей работе. С подробностями - наш корреспондент в Нью-Йорке Ян Рунов:

Ян Рунов: На наши вопросы отвечает представитель ЮНИСЕФ - Детского Фонда ООН - по связям с прессой Джоан Бейли.

Джоан, есть жалобы на то, что ООН, и в частности ЮНИСЕФ не оказывают достаточную помощь населению Ирака...

Джоан Бейли: Что касается ЮНИСЕФ, то мы очень стараемся наладить помощь гражданскому населению Ирака, но доставка продовольствия, воды и медикаментов затруднена военными действиями. Города подвергаются массированным бомбардировкам. Сотрудники ООН, ЮНИСЕФ и других гуманитарных организаций эвакуированы из Ирака. Тем не менее, 160 наших сотрудников продолжают работать в Ираке, пытаясь организовать помощь пострадавшим детям. Например, в эти выходные мы сможем помочь детям, содержащимся в специальных лечебницах и приютах Багдада и Кокабалы. Положение этих детей ужасное: у них нет родителей, многие являются инвалидами. И к выходным мы переправим в эти места несколько наших сотрудников, которые доставят детям самое необходимое. Положение в Басре вызывает у нас серьезное беспокойство. Мы пытаемся доставить в город цистерны с питьевой водой, чтобы облегчить положение детей, но пока это не удалось.

Ян Рунов: Есть ли некая общая стратегия по оказанию гуманитарной помощи Ираку?

Джоан Бейли: Мы знаем, что Генеральный Секретарь Кофи Аннан совещается с главами различных гуманитарных служб ООН о координации действий и о положении, в котором приходится работать. Те же службы, в том числе и ЮНИСЕФ, проводят сейчас в Аммане брифинги для прессы ежедневно 7 дней в неделю.

Ян Рунов: Как обстоит дело с финансированием гуманитарных программ?

Джоан Бейли: ЮНИСЕФ необходимо срочно собрать 14 миллионов долларов. Это минимум для самой срочной помощи. Уже собрано 11 миллионов. Должны найти еще 3 в течение ближайших даже не дней, а часов. Мы также составили план сбора средств на следующем этапе. Судя по тому, что сейчас происходит в Ираке, на гуманитарную помощь детям страны понадобится много десятков миллионов долларов.

Мелани Бачина: Корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин беседует с сотрудником правозащитной организации "Human Rights Watch" Алиссон Паркер:

Юрий Жигалкин: В понедельник некоторые гуманитарные организации предупредили о том, что Ираку грозит гуманитарный кризис, если мирному населению не будет оказана экстренная помощь. Что "Human Rights Watch" известно о том, в каких условиях оказалось мирное население?

Алиссон Паркер: В настоящее время наши представители работают в Северном Ираке, и мы можем твердо судить только о ситуации на севере страны. Основное беспокойство там вызывает положение нескольких тысяч беженцев, покинувших зону боевых действий и укрывшихся на территории, контролируемой курдами. Многие из этих людей оказались без крыши над головой, там не хватает питьевой воды продуктов. В то же время, в этом регионе есть запасы продовольствия в хранилищах, принадлежащих ООН. Нельзя забывать, что и в мирное время 60 процентов иракцев выживали благодаря продовольствию, распределявшемуся в стране специализированной организацией ООН, но после начала войны ооновский персонал покинул Ирак, и сейчас доставка продовольствия нуждающимся является самой большой проблемой.

Юрий Жигалкин: Насколько критической выглядит ситуация в Ираке?

Алиссон Паркер: Пока число беженцев не достигло критической массы, ситуация все еще не вышла из-под контроля. Но очень тревожным выглядит происходящее в Басре, где уже несколько дней нет электричества, воды, в городе возникла реальная угроза эпидемий. Одновременно поступили сообщения из Кувейта о том, что на иракско-иранской границе собралось около 3 тысяч человек, сумевших покинуть Басру. Это большая группа беженцев, которой требуется помощь. Но самое большое опасение сейчас, по мере приближения войск коалиции к Багдаду, вызывает судьба городского населения и это не только прямая опасность мирным жителям в результате боевых действий. Если засада затянется, то сотни тысяч людей могут оказаться в ловушке, полностью отрезанными от внешнего мира, тогда возникнет опасная кризисная ситуация, особенно, учитывая отсутствие в южном Ираке персонала ООН.

Юрий Жигалкин: Американское военное командование заявляло и заявляет, что оно делает все, чтобы избежать гуманитарного кризиса. Как вы оцениваете действия войск коалиции?

Алиссон Паркер: Мы знаем о том, что американская армия планировала снабжение иракского населения продовольствием и водой. Дошла ли эта американская помощь до освобожденных территорий, распределяется ли она - мы пока не знаем, но необходимо сказать, что сейчас самую большую помощь беженцам оказывают иракцы, приютившие тысячи граждан, разделившие с ними свои собственные скудные запасы.

Мелани Бачина: Рядом со мной в пражской студии Радио Свобода Ирина Лагунина, автор и ведущая программы "Продолжение политики". Ирина, первый вопрос: мы слышали интервью, там говорится о запасах, сделанных на севере Ирака, почему такой упор сделан именно на Северный Ирак? А в самом Ираке есть запасы?

Ирина Лагунина: Дело в том, что по соглашению, которое подписано было в 1995-м году между ООН, с одной стороны, и Северным Ираком с другой - это территория, которая контролируется курдскими властями, имеет определенную автономию, по этому соглашению 13 процентов всех тех денег, которые Ирак получал в рамках программы "Продовольствие в обмен на нефть", 13 процентов этих денег идет непосредственно в Северный Ирак. Если в Багдаде эти деньги правительство контролировало и практически создало собственную сеть распределение продовольствия, то в Северном Ираке этим занимались, в основном, сотрудники ООН, и они могли делать какие-то запасы. Поэтому действительно в Северном Ираке - Курдистане были сделаны запасы, поскольку было больше свободы.

Мелани Бачина: Ирина, вы следили за ходом многих гуманитарных кампаний, во время войны в Югославии, в Афганистане, например. Все эти кампании были разные, понятно. А чем отличается, в чем особенности нынешней ситуации?

Ирина Лагунина: Я бы сказала, чем она, во-первых, отличается от Афганистана - в чем-то она похожа на Афганистан. Она отличается от афганской кампании в том, что там гуманитарная проблема как таковая не очень и стояла. Конечно, проблема противопехотных мин, проблема снабжения продовольствием, но не так остро - по одной простой причине: в Афганистане население никогда за последние 25 лет не зависело от центральной власти. Условно говоря, люди научились сами себя кормить. Они сами себе выращивали продукты, сами себе производили еду, и сами ее потребляли, это натуральное хозяйство. В Ираке совершенно другая проблема. В Ираке население полностью зависит от государственных поставок продовольствия. Более того, правительство Саддама Хусйна сделало целую сеть государственных агентств, через которые распространялись продуктовые корзины, которые получали люди. В последнее время эти продуктовые корзины стали совсем скудными, так что практически каждый седьмой ребенок страдает от недоедания, это уже врожденная даже болезнь становилась в последнее время. Конечно, с началом боевых действий в этой стране вся сеть государственных агентов развалилась, поэтому люди остались без продовольствия. Фактически местным фермерам не разрешено было производить еду на продажу, и через местное какое-то производство обеспечить сейчас страну продовольствием практически невозможно. В этом серьезное отличие и серьезная проблема гуманитарная для иракского населения.

В чем схожесть, и это уже такая техника ведения войны, но она тоже имеет гуманитарные последствия: в 1999-м году во время ударов по Югославии, во время косовской операции, ударом одной бомбы было отключено электричество. Тогда этот новый вид оружия вызвал довольно серьезную критику и правозащитных, и гуманитарных организаций, да, в общем, и политиков, потому что это оружие как бы двойного действия получается. С одной стороны, да, понятно, в военных целях очень приятно иметь отключенное электричество в стране, но, прежде всего, от этого страдает мирное население. В Афганистане такого рода оружие не применялось. Это оценивали эксперты как положительный знак. С другой стороны, в общем, электричества в Афганистане не так много и было, с другой стороны, было заметно, что военные, в общем-то, и не хотят использовать такого рода оружие, и заботятся и о водоснабжении, и об электроснабжении, поскольку это затрагивает, прежде всего, гражданскую область. В Ираке тоже пока ничего подобного не было применено, и это хороший знак. Более того, в Багдаде сегодня еще работают телефонные линии. Моя коллега из радиостанции "Свободный Ирак", я только что с ней разговаривала, звонила своей сестре в Багдад, у нее мать болеет, больное сердце, спросила, как обстоят дела, сестра ответила, что, в общем, у матери пока хватает собственных запасов медикаментов. Медикаменты - вторая проблема. По оценкам гуманитарных организаций, нынешних запасов медикаментов хватит в лучшем случае на три недели.

Мелани Бачина: Ирина, а вообще, кто-то прогнозировал еще до начала войны в Ираке, какой будет гуманитарный сценарий, план гуманитарной помощи?

Ирина Лагунина: Самый страшный прогноз, как ни странно, выпустила ООН. Это был секретный документ, в начале декабря подготовленный группой экспертов, она объединила все агентства и организации, входящие в ООН, документ секретный, но, как и в любой бюрократической организации, из ООН этот документ, конечно, сразу вышел и попал в прессу. Несколько цитат из него: вот то, что прогнозировала ООН до начала военных действий: "Количество тех, кто будет немедленно нуждаться в помощи и будет доступен - юг страны - составляет 5 400 000 человек. К ним надо добавить два миллиона вынужденных переселенцев внутри страны и беженцев, поскольку, по прогнозам, из Багдада и центральных провинций около 900 тысяч человек двинутся в сторону Ирака и еще 50 тысяч в сторону Саудовской Аравии". Это говорится в докладе ООН, то есть, по оценкам ООН, в немедленной гуманитарной помощи нуждалось бы практически все население, по разным оценкам, 24-26 миллионов человек. Но доставить эту гуманитарную помощь можно будет либо югу страны, либо беженцам, которые выйдут из страны, и это, одно это - 7 миллионов человек, это меньше одной трети населения.

Мелани Бачина: Что касается самой ООН - сейчас авторитет ООН в мире подорван, и в связи с этим, если ООН будет заниматься поставками гуманитарной помощи, если ей удастся исправить как-то эту ситуацию, повлияет это вообще и на авторитет ООН в том числе?

Ирина Лагунина: Конечно, повлияет. В первый же день операции, если вы помните, Кофи Аннан заметил, что международному сообществу надо объединится вновь, потому что сейчас из-за разногласий по поводу операции в Ираке международное сообщество раскололось. Гуманитарная операция в Ираке может как раз объединить вновь. Но - эта гуманитарная операция, конечно, будет проводиться, но по законам войны, по практике войны и по международному гуманитарному праву, немедленную гуманитарную помощь и заботу о населении должны взять на себя США, поскольку именно под их контролем сейчас находится уже часть территории. Надо отдать должное, что, в общем, США были готовы к тому, что им придется взять на себя такую миссию, потому что США в Кувейте складировали около 3 миллионов посылок продовольственной помощи, которые можно будет сразу доставить на ту территорию Ирака, которая сейчас под контролем США, и там же в Кувейте складировано 610 тысяч тонн еды еще дополнительной. Кстати, из тех 74 миллиардов, которые недавно президент Буш запросил у Конгресса на проведение войны, 8 миллиардов предназначены именно для немедленной гуманитарной помощи населению.

Мелани Бачина: Ирина, ООН дала свой прогноз; на ваш взгляд, Ираку грозит гуманитарный кризис?

Ирина Лагунина: Это пока довольно сложно сказать. Конечно, этот кризис зависит от того, насколько быстро будет развиваться ситуация. Пока есть один очень нехороший момент. С одной стороны, конечно, хорош, что нет большого исхода из страны в соседние государства, которые в большей или меньшей степени готовы принять беженцев. С другой стороны, плохо то, что беженцы часто не выходят из-за того, что иракские власти блокируют выход беженцев, они оставляют у себя этот "человеческий щит", с помощью которого они будут прикрываться от наступления США. Это очень серьезный момент, который может привести к серьезному гуманитарному кризису.

Мелани Бачина: А почему, собственно говоря, нет такого массового исхода беженцев?

Ирина Лагунина: Прежде всего, потому, что, во-первых, пока боевые действия шли как бы в обход городов, только в последние сутки они начали развиваться уже в городах, а, во-вторых, действительно, уже многие соседи Ирака говорят, что да, Саддам Хусейн просто сдерживает людей. С этим заявлением, например, сегодня выступил Иран, заявивший, что у них есть такая информация. Кстати, это не первый раз. На самом деле, понятно желание властей все-таки оставить у себя людей и использовать людей как символ гуманитарной беды от войны. Та же самая ситуация была, на самом деле, во время осады Сараева, потому что из Сараева был выход во внешний мир, и люди, в принципе, не в большом количестве, но могли проникнуть из этого города осажденного, но местные власти блокировали выход для населения.

XS
SM
MD
LG