Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Франко-германская инициатива по Ираку


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Евгений Бовкун, Аркадий Дубнов, Юрий Жигалкин и Наталья Голицына - она беседовала с дипломатическим редактором британской газеты "Times" Майклом Биньоном.

Андрей Шарый: В Западной Европе и Северной Америке активно обсуждается новый план мирного разоружения Ирака, который предложил канцлер Германии Герхард Шредер в качестве совместной германо-французской инициативы. Подробнее об этих намерениях корреспондент Радио Свобода в Бонне Евгений Бовкун:

Евгений Бовкун: Загадочная германо-французская инициатива с целью разоружить Ирак мирным способом продолжает вызывать недоумение в кругах политической оппозиции и общественности ФРГ. Прежде всего, всех поразил сепаратный характер инициативы. Герхард Шредер объявил о ней в то время, когда в Мюнхене подходила к концу международная конференция по безопасности, а в Берлине ждали президента Путина. Участник конференции Йошка Фишер был раздосадован, тем что канцлер не предупредил его заранее, дав утечку информации в печать и намекнув на свою договоренность с Парижем. Министр иностранных дел ФРГ не привык получать информацию из вторых рук, в данном случае, из газет. Пребывали в растерянности и оба министра обороны - Германии и Франции. В оборонном департаменте Франции до сих пор с заметной долей неуверенности говорят о совместном проекте. Очевидно, Шредер обсуждал его лишь непосредственно с Шираком.

Другая причина недоумения - характер самого документа. Он должен составить основу правительственного заявления, с которым глава федерального правительства выступит в четверг в Бундестаге. По мнению политиков христианско-демократической оппозиции, и канцлер был настолько разочарован тем, что 18 стран, 8 плюс 10, демонстративно поддержали жесткую позицию президента Буша по Ираку, что неожиданно выдвинул недостаточно продуманную концепцию протектората, хотя и не употребил этот термин. План Шредера предусматривает отправку в Ирак нескольких тысяч миротворцев по линии ООН, в числе которых будут находиться и немецкие солдаты. Они введут в стране режим ужесточенных инспекций, дополняемый некоторыми санкциями. Например, воздушное пространство над Ираком будет закрыто для полетов его военной авиации, над экспортом нефти будет установлен строжайший контроль. Иными словами, Ирак фактически перейдет под протекторат ООН. Присутствие "голубых касок", полагает Шредер, позволит усилить политический нажим на Саддама Хусейна и разоружить его мирным путем.

Военные эксперты ФРГ сомневаются, однако, в стратегической целесообразности проекта, поскольку диктатор вряд ли согласится на роль пассивного наблюдателя. Политики ХДС указывают на противоречивость самой концепции Шредера. Во-первых, американцы еще в прошлом году выдвигали идею более жесткого инспекционного режима в Ираке, но Германия тогда их не поддержала. Во-вторых, Германия проголосовала за первую резолюцию ООН, где говорилось о серьезных последствиях для Ирака в случае неподчинения требованиям инспекторов. А новое предложение Шредера означает отход от условий и фактическое смягчение давления на Багдад. И, наконец: откуда собирается канцлер брать тысячи солдат для нового миротворческого контингента? Афганистан напряг ресурсы ФРГ до предела. Ответит ли канцлер на эти вопросы в четверг?

Андрей Шарый: Стало известно о том, что Италия отвергла план урегулирования иракского кризиса, предложенный Францией и Германией. Об этом заявил министр обороны страны Антонио Мартино. По его словам, международное сообщество не может позволить раскола в своих рядах как раз в то время, когда на Ирак нужно оказывать особенно жесткое давление и заставить Саддама Хусейна наконец выполнить резолюцию Совета Безопасности ООН. Иракская тематика активно обсуждается и в Париже, куда прибыл из Берлина российский президент Владимир Путин. Он встречается с Жаком Шираком и другими руководителями Франции. Главный вопрос, на который Ширак очевидно хочет получить ответ от Владимира Путина - готова ли Россия поддержать франко-германский план? Рассказывает наш корреспондент в Париже Аркадий Дубнов:

Аркадий Дубнов: Пожалуй, есть серьезные основания предполагать, что позиция России вряд ли претерпит серьезные изменения по отношению к той, которую в воскресенье изложил в Берлине Владимир Путин после переговоров с канцлером Германии Герхардом Шредером. Всех интересовал один вопрос: готова ли Россия присоединиться к германо-французскому плану, который должен помочь решить иракскую проблему мирными средствами и избежать начала военных действий США против Саддама Хусейна в ближайшие недели. Вкратце этот план, уже категорически отвергнутый Вашингтоном, сводится к увеличению количества военных инспекторов в Ираке и продлению срока их работы там с тем, чтобы надежнее убедиться в отсутствии оружия массового поражения у Саддама, либо, в случае обнаружения такого оружия, заставить иракского диктатора уничтожить его. Риторика иракского президента в Берлине сводилась к тому, чтобы, с одной стороны, не обнаружить резкого расхождения с германо-французской инициативой, а с другой, как представляется. оставить за Москвой возможность гибкого изменения своей негативной позиции по отношению к силовому сценарию решения иракской проблемы, если в последний момент обнаружится, что американцы, не считаясь с позицией Берлина и Парижа решатся начать войну, а похоже, такой вариант более чем вероятен.

В воскресенье Путин ушел от прямого ответа на заданный ему вопрос, готова ли Москва присоединиться к германо-французскому плану. Он заметил лишь в ответе, что "позиция России, по сути. совпадает с позициями Германии и Франции", что Россия не видит сейчас оснований для силового решения иракской проблемы, что нужно выяснить точно, чего еще не хватает международным инспекторам для выполнения своей миссии в Ираке и только после их доклада, как известно, он намечен на 14 февраля, решать, что делать дальше. При этом, и это кажется важным, Путин отметил, что российские специалисты будут внимательно изучать представленные американцами данные в доказательство обладания Ираком оружия массового поражения, и что Москва находится в постоянном контакте с Вашингтоном и, как сказал Путин, нельзя раздувать антиамериканские настроения. Этот пассаж дорогого стоит из уст российского президента. Москва демонстративно не хочет портить отношения со своим партнером по антитеррористической коалиции и явно надеется, что США сделают из такого реверанса нужные выводы, в частности, возможно, попросят более последовательной поддержки позиции Москвы по отношению к Чечне. Известно, с каким разочарованием отнеслись в Кремле к недавнему отказу Вашингтона внести группы сторонников Масхадова в Чечне в список террористических организаций.

В Париже, тем не менее, стремятся привлечь Москву более определенным образом к своим с Германией союзникам по иракскому вопросу. Во всяком случае, так можно интерпретировать беспрецедентное нарушение французского протокола, случившееся в Париже. Как утверждают здесь, впервые в истории Франции президент страны лично прибыл в аэропорт, чтобы встретить президента иностранного государства и, более того, присоединиться к ему в его лимузине, чтобы прибыть на церемонию возложения венков к вечному огню у триумфальной арки. Такой знак особого расположения французского президента к своему российскому коллеге вряд ли кажется простым свидетельством дружеских чувств.

Андрей Шарый: В пятницу руководители международной комиссии должны отчитаться перед Советом Безопасности ООН о том, считают ли они уровень сотрудничества со стороны Ирака удовлетворительным. Этот отчет может определить дальнейшее течение иракского кризиса, но пока только что возвратившиеся из Ирака Ханс Бликс и Мохаммед Эль-Барадей с осторожным оптимизмом оценивают результаты своих переговоров с иракским руководством. Репортаж нашего корреспондента в Нью-Йорке Юрия Жигалкина:

Юрий Жигалкин: Ханс Бликс и Мохаммед Эль-Барадей были приглашены в Багдад иракскими властями, жаждущими опровергнуть жесткие выводы доклада в Совете Безопасности, сделанного несколько дней назад Госсекретарем Пауэллом, уличившим Ирак в различных нарушениях резолюций Совета Безопасности. Руководители комиссии согласились на поездку в Багдад только при гарантии того, что иракцы представят новые документы об их секретных программах. Такии гарантии были, судя по всему, даны и вот как Ханс Бликс оценил результаты этой миссии.

Ханс Бликс: Впервые Ирак проявил готовность говорить об основных неразрешенных проблемах. Они передали нам документы, в том числе детализирующие их работы над сибирской язвой, газом VX. Мы приветствуем эти шаги. Они также предложили дальнейшие меры по контролю за их программами.

Юрий Жигалкин: Означает ли такая оценка, что в своем выступлении перед Советом Безопасности Ханс Бликс более, если можно так выразиться, сочувственно отнесется к позиции Ирака? Сомнительно, поскольку в другом интервью на пути из Багдада в разговоре с корреспондентом агентства "Рейтер" Бликс сказал, что на первый взгляд, иракцы не представили никаких новых сведений. А на вопрос о том, поможет ли продление инспекций разрешить вопросы, избавиться от сомнений по поводу иракских секретных программ Ханс Бликс ответил так: вопрос стоит не в том, сколько мы проведем инспекций, а в том будет ли Ирак активно сотрудничать с комиссией.

Итоги багдадских переговоров Бликса и Эль Барардея заставляют американских экспертов склониться, скорее, к негативному ответу на этот вопрос. Ирак отказался ясно ответить на несколько принципиальных требований ООН. Он не дал, например, согласия на полеты над страной разведывательных самолетов, все еще оговаривает различными условиями свое согласие на общение инспекторов с иракскими учеными, военными и руководителями военных программ, иракский парламент не хочет даже говорить о разработке закона, запрещающего стране создавать оружие массового поражения.

Так что, судя по предварительным данным, формальных поводов для начала военного конфликта с Ираком у Соединенных Штатов и их союзников хватает. Вашингтон надеется, что именно так на ситуацию посмотрит и большинство членов Совета Безопасности во время очередного обсуждения иракского кризиса в пятницу. Но многое, если не все будет зависеть от того, что конкретно скажут на заседании Совета Ханс Бликс и Эль-Барадей. Если второй раз за три недели их заключение будет негативным, то конфликт, скорее всего, станет неизбежным

Андрей Шарый: Прокомментировать позиции крупнейших западноевропейских стран и России в иракском вопросе Радио Свобода попросило известного британского аналитика внешнеполитического обозревателя влиятельной газеты "Times" Майкла Биньона. Вопросы ему задавала корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына:

Наталья Голицына: Как бы вы прокомментировали позиции Германии и Франции в отношении возможной войны с Ираком?

Майкл Биньон: Германия не так давно приняла решение, что не будет участвовать в военной акции против Ирака, выступая в принципе против войны. У Франции более двусмысленная позиция, но в последнее время она сблизилась в этом отношении с Германией. Позиция эта сводится к тому, что любой компромисс с Соединенными Штатами в отношении возможной войны с Ираком возможен только в виде принятия очередного решения Совета Безопасности ООН. Сближению позиций Франции и Германии в значительной мере способствуют их взаимные обязательства, вытекающие из франко-германского договора, 40-летие которого недавно отмечалось. Франция чувствует, что у нее есть определенные моральные обязательства относительно координации своей политики с Германией. Обе страны полагают, что такая политика могла бы упрочить их влияние в Европейском союзе. И это то самое политическое пространство, где обе страны хотели бы стать движущей силой европейской интеграции. И вторая причина сближения позиции Франции и Германии в отношении Ирака заключается в том, что Франция издавна стремится играть самостоятельную роль в мировой политике и отделять свою позицию от американской. Франции удалось довольно успешно интриговать против американцев во время разработки новой формы предупреждения Ирака, легшей в основу первой резолюции Совета Безопасности ООН 1441, и она надеется сделать то же самое и на этот раз.

Наталья Голицына: Присоединится ли Великобритания к Соединенным Штатам, если они начнут военную акцию против Ирака без новой резолюции Совета Безопасности?

Майкл Биньон: Полагаю, что Блэр поддержит США. Он со всей определенностью заявил об этом в своих интервью и публичных выступлениях, говоря, что если ООН не возьмет на себя ответственность в этом отношении, то он поддержит США в том, что, по его мнению, должно быть сделано. Тони Блэр отметил также при этом, что, возможно, это решение Великобритании и не во всем соответствует политической логике, тем не менее, это его решение, и это именно то, что произойдет в этом случае.

Наталья Голицына: Какую роль в проблеме Ирака играет сейчас Россия?

Майкл Биньон: На долю русских во всем этом досталась довольно трудная роль. Общественное мнение в России, так же, как и во Франции и Германии, настроено против войны с Ираком. России традиционно трудно действовать заодно с США, особенно за пределами ООН. СБ ООН - единственная организация, где Россия сохраняет свой статус сверхдержавы, и она очень озабочена тем, чтобы его сохранить. С другой стороны, президент Путин очень зависим от хороших отношений с президентом Бушем в других сферах своей политики. Думаю, что он с большой неохотой идет на конфронтацию с Америкой в иракском вопросе. Он пытается найти в этом деле какой-то компромисс, который пока не найден. Наверняка, он сейчас изучает франко-германскую и европейскую позиции, которые, как он надеется, дадут ему какое-то основание для его неприятия американского удара по Ираку. Однако, сейчас он ведет очень осторожную игру.

XS
SM
MD
LG