Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как могут разворачиваться события на Ближнем Востоке после теракта в Хайфе и ответа на него Израиля?


Корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин беседует с американским политологом, сотрудником фонда "Heritage" Бейкером Спрингом.

Юрий Жигалкин: Как вы объясняете израильскую воздушную атаку на возможный террористический объект в Сирии? Она вызвала резкую реакцию в мире, но добился ли чего-нибудь Израиль этой акцией - непонятно?

Бейкер Спринг: Я думаю, израильское правительство чувствовало, что оно должно отреагировать на теракт в Хайфе необычным, экстраординарным шагом, продемонстрировать свою готовность бороться с терроризмом любыми способами, идти в этой борьбе до конца. Оно решило пока не прибегать к высылке Арафата. Еще один вариант - наказание государств- спонсоров палестинских террористических групп. Сирия наряду с Ираном оказывает основную поддержку группе "Исламский джихад". Я надеюсь, что выборочный точечный удар по ее территории будет достаточным для Дамаска предупреждением.

Юрий Жигалкин: Но многие столицы сейчас опасаются, что подобные действия могут лишь усугубить и расширить конфликт?

Бейкер Спринг: На самом деле это то, чем занимаются сами сирийцы, длительное время поддерживая "Исламский джихад", Израиль лишь оплачивает Сирии по ее счетам. Те страны, которые сейчас громче всех осуждают Израиль, оказали бы большую услугу всем, заставь они Сирию отказаться от поддержки террористических организаций. Такая позиция, на мой взгляд, отдает лицемерием. Я очень надеюсь, что решительная акция израильтян заставит Дамаск одуматься. Не надо забывать, что не только Израиль обеспокоен сирийской поддержкой террористических палестинских групп. Известно, например, что Турция и Соединенные Штаты оказывают тихое закулисное давление на Дамаск с тем, чтобы он закрыл свою территорию для исламских боевиков, проникающих через Сирию в Ирак.

Юрий Жигалкин: Однако, в прошлом подобные решительные акции, в общем, не приводили к желаемому результату. Что вас заставляет думать, что она может сработать сейчас?

Бейкер Спринг: Естественно, шансы на то, что она сработает, невелики, но все-таки вероятность успеха остается. Прежде всего, сейчас у Сирии нет покровителя в лице Советского Союза, во-вторых, она находится в относительной изоляции в регионе. Израиль и Турция серьезно сблизились в последние годы, американские войска находятся на сирийском пороге в Ираке, в Ливане растет оппозиция сирийской оккупации. Так что давление на Дамаск увеличивается со всех сторон. Естественно, он с легкостью не откажется от поддержки террористических групп, от дела, которому сирийский режим посвятил десятилетия, но это сегодня более реально, чем, скажем, даже два года назад, потому что цена поддержки терроризма сейчас неизмеримо выше.

Юрий Жигалкин: Последние события на Ближнем Востоке спровоцировали почти единодушное заключение среди наблюдателей, что "дорожная карта к миру" никуда больше не ведет. Каково ваше мнение?

Бейкер Спринг: На мой взгляд, "дорожная карта" превратилась в ничего не значащий лист бумаги еще несколько месяцев назад. Несмотря на то, что ни одна из сторон не готова пока открыто признать этот факт, на мой взгляд, нет никаких сомнений, что пока Ясир Арафат остается у власти, мирный план не будет осуществлен, поскольку Арафат рассматривает терроризм в качестве одного из основных инструментов борьбы с Израилем. В такой ситуации остается мало надежд, что Белый Дом будет способен изменить течение событий, если бы даже президент Буш предпринял очередной миротворческий шаг. США не способны оградить палестинцев от их собственного руководства, которое поддерживает террористическую деятельность, а потом пытается вызвать всеобщее сочувствие, пытаясь разыграть карту жертвы израильских атак. Мирное урегулирование невозможно до тех пор, пока не будет остановлена волна терроризма.

XS
SM
MD
LG