Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ариэль Шарон в Москве - американский комментарий


Юрий Жигалкин, Нью-Йорк: Визит Ариэля Шарона в Москву проходит в критический для разработки иракской стратегии момент. Соединенные Штаты хотят добиться от Совета Безопасности принятия резолюции, которая, потенциально может стать прологом к военной компании в Ираке. Насколько важны в таком контексте израильско-российские отношения? Вопрос известному американскому политологу, сотруднику фонда "Heritage" Джеймсу Филипсу.

Джеймс Филипс: Я думаю, с израильской точки зрения, встречи премьер-министра - важный политический шаг. Ариэль Шарон наверняка попытается убедить Владимира Путина, что симпатии России должны быть на стороне Израиля, который борется с терроризмом, воодушевленным исламским экстремизмом, проблема хорошо известная россиянам, соответственно, у России и Израиля - общий враг и им необходимо сотрудничество в борьбе с этим врагом.

Юрий Жигалкин: Каковы, как вы считаете, у премьер-министра Израиля шансы на успех, учитывая традиционную проарабскую позицию России и ее тесные связи с Ираком?

Джеймс Филипс: Россия вряд ли изменит свою иракскую позицию вне зависимости от того, насколько убедительными могут оказаться израильские улики, увязывающие Ирак и палестинские террористические акты. Исторически отношения с Ираком были чрезвычайно важны для Москвы из-за его стратегического положения и экономического потенциала, в этом случае финансовая ставка для России чрезвычайно высока. Но не исключено, что Россия может помочь Израилю в его противостоянии с Сирией, оказав тем самым исключительную услугу Израилю и Соединенным Штатам, нейтрализовав потенциально очень опасный фактор. Этот фактор - непредсказуемое поведение террористов из "Хезболлы", действующих на территории южного Ливана. Многие опасаются, что они готовятся к массированному ракетному нападению на Израиль и это может спровоцировать серьезную войну. Сирия, как известно, держит "Хезболлу" под контролем. И если Россия использует свое влияние в Дамаске для того, чтобы предупредить кризис, который может отвлечь внимание Совета Безопасности от иракской проблемы, то это будет ее важным вкладом в общее дело.

Юрий Жигалкин: Как бы вы оценили роль России как посредника в ближневосточном процессе?

Джеймс Филипс: На мой взгляд, по большому счету Россия играет позитивную роль, несравнимую с тем, что брала на себя десять-пятнадцать лет назад. И надо сказать, что ее влияние на Ближнем Востоке заметно усилилось. Это результат того, что она, как правило, действует, в координации с Соединенными Штатами и выступает в роли важного игрока, способного оказать сдерживающее влияние на радикальные арабские режимы.

XS
SM
MD
LG