Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рамеш Чанд Шарма


Андрей Шарый: Человек дня Радио Свобода 27 сентября - индийский ученый Рамеш Чанд Шарма, ведущий исследователь истории дворца Тадж-Махал.

Сегодня в Индии начались торжества, посвященные 350-летию этого одного из самых известных в мире исторических памятников. Дворец повелел построить в ХVП веке могольский император Шах Джахан в память о своей жене Мумтаз. Праздничные мероприятия будут проходить в течение целого года, и, как ожидают индийские власти, в город Агра, где расположен Тадж-Махал, приедут не менее полумиллиона туристов.

Рамеш Чанд Шарма преподает историю в колледже Сейнт Джон в городе Агра. Получил образование в Дели и Лондоне, около 40 лет занимается изучением династии Великих Моголов. Автор нескольких книг о Тадж-Махале и монографий об истории Индии.

О человеке дня Радио Свобода говорит мой коллега Дмитрий Волчек.

Дмитрий Волчек: Существует множество списков чудес света. К классическому, из семи пунктов, добавились десятки новых. В популярных перечнях, как правило, сотни пунктов. Но почти в каждом Тадж-Махал находится в первой пятерке. "Все люди в мире делятся на две группы - те, кто видел Тадж-Махал, и те, кто не удостоился такого счастья" - слова путешественника Эдварда Лира, которые отыщутся в каждом путеводителе. Любопытно, что ощущают люди, которым по долгу службы приходится ежедневно смотреть на произведения искусства, которые обычный путешественник видит в лучшем случае пару часов. Меня всегда занимало, что думает старушка - служительница Лувра, вынужденная 8 часов в день следит за Джокондой, любит ли она картину или в тайне мечтает располосовать ее ножом?

Не думаю, впрочем, что психика нашего героя, Рамеша Чанда Шарма, расшатана от бремени постоянного лицезрения Тадж-Махала. Не раз замечал, что к диковинам, привлекающим миллионы иностранцев, в Азии относятся скорее с утилитарной рачительностью, не очень искренне подстраиваясь под утрамбованный путеводителями канон и без особого вдохновения повторяя затверженные фразы. Речь идет, конечно, не о нечувствительности к красоте, просто церемониалы поклонения этой красоте в мире, не знающем европейской пресыщенности, другие. Тадж-Махал и строился не для чужих глаз и уж точно не для развлечения, это была приватная обитель скорби. Превратившись в банальность, в открытку, в обязательный пункт программы, в название казино, Тадж-Махал, разумеется, не стал неинтереснее или хуже, но свою скорбную романтическую загадочность утратил. Рамешу Чанде Шарму и его коллегам теперь предстоит не самая приятная служба - следить, чтобы в год празднования юбилея великого монумента толпы желающих поглазеть на давно исчезнувшую тайну не погубили ее бывшее вместилище.

XS
SM
MD
LG