Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Григорий Бакланов


Андрей Шарый: Человек дня Радио Свобода 11 сентября – писатель Григорий Бакланов, которому сегодня исполнилось 80 лет.

Родился в Воронеже. Рано потерял родителей. После начала Великой Отечественной войны экстерном сдал выпускные школьные экзамены, чтобы попасть на фронт. Воевал в гаубичном артиллерийском полку на Северо-западном фронте, позже, окончив артиллерийское училище в звании лейтенанта, командовал артиллерийским взводом на Юго-западном фронте. После войны окончил Литературный институт имени Горького. Печатается с 50-го года, первую повесть опубликовал в 54-м. Среди его книг: повести - «Навеки девятнадцатилетние», «Южнее главного удара», «Пядь земли»; романы - «Июль 41-го года», «Друзья»; сборник рассказов «Свет вечерний», книга «Я не был убит на войне» и другие. Автор сценария картины Марлена Хуциева «Был месяц май». С 86-ого по 96-ой год - главный редактор журнала «Знамя».

О Человеке дня – Григории Бакланове – говорит заместитель главного редактора журнала «Знамя» Наталья Иванова.

Наталья Иванова: Он обладает совершенно замечательной творческой энергией, то, что теперь называют креативность. Я думаю, что эта творческая энергия идет еще и оттого, что он пережил трагедию народа и трагедию народа, погибшего миллионами на этой войне, и на войне, которая тогда выставлялась воевавшим, как война справедливая, война с самой страшной угрозой человечеству. И для него война стала больше, чем темой, она стала для него испытанием экзистенциальным, испытанием всего человеческого, что было ему дано. И поэтому она, эта тема, жива в нем до сих пор. И поэтому, я думаю, что та поразительная молодость, которой отличается он, я думаю, что она связана с этим. Говорят о том, что советские писатели остались в прошлом, а у нас началась как бы совсем новая литература. Советские писатели были разные – были советские писатели, а были писатели советской поры. Так вот Григорий Бакланов – это русский писатель советского времени, потому что те самые главные опоры, на которых держится русская словесность, были им освоены, усвоены и продолжены. Он был замечательным редактором журнала "Знамя". Я думаю, что, что ему досталось после Кожевникова, был такой официозный, не левый, не правый, не центристский орган, из которого Григорий Яковлевич, фактически не переделывая никого из тех, кто работал в "Знамени", сумел такой достаточно энергичной, сильной рукой направить в сторону настоящей новой литературы, не боясь того, что мы потом стали называть постмодернизмом, и одновременно печатая то, что копилось в запасниках нашей литературы на протяжении всего советского периода. Он общественный деятель, такой настоящий, природный. Я помню, когда началась чеченская война, он так завелся, что первым отправил письмо Ельцину о том, что это больше, чем ошибка. Все потрясения, через которые проходит Россия, они не оставляют его равнодушным. И вот этот потенциал у него, конечно, не использован.

XS
SM
MD
LG