Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Григорий Померанц


Владимир Бабурин: Человек дня Радио Свобода 13-го марта – философ, культуролог и публицист Григорий Померанц, которому исполнилось 85 лет.

Родился в 18-ом году в Вильнюсе. Окончил отделение русской литературы столичного Института истории, философии и литературы. Преподавал в Тульском педагогическом институте. Участник Великой Отечественной войны, дважды был ранен, имеет боевые награды. В 46-ом году исключен из Всесоюзной Коммунистическая партии за «антипартийные заявления». Работал киоскером в «Союзпечати». В 49-ом году осужден за антисоветскую агитацию и помещен в ГУЛАГ. Освобожден по амнистии после смерти Сталина в 53-м. Через 3 года полностью реабилитирован. Стал учителем в сельской школе, работал библиографом, писал книги, активно сотрудничал с самиздатами. Произведения Померанца издавались в Мюнхене, Париже, Нью-Йорке. С 76-о по 88-й в советской прессе было запрещено упоминать его имя. С 90-ого года официально печатается в России. Среди его работ: сборники философских эссе «Собирание себя», «Русское богатство», «Сны земли», «Выход из транса», мемуарно-философская книга «Записки гадкого утенка» и другие. Живет в Москве, регулярно читает лекции в Музее российских меценатов и благотворителей. Действительный член Российской академии естественных наук.

Человека дня Радио Свобода Григория Померанца представляет вдова Александра Гинзбурга Арина.

Арина Гинзбург: С Григорием Соломоновичем Померанцем я познакомилась в приснопамятные 60-е в доме Александра Гинзбурга и его мамы Людмилы Ильиничны. Она, кстати, как-то особенно нежно была к нему привязана и называла его Гришей очень нежно. В доме в этом в те годы бывало очень много людей, ярких, независимых, интересных, но даже на их фоне Григорий Соломонович гляделся какой-то экзотической редкой птицей. В гостях он часто молчал, слушал других, но уж если начинал говорить, то значащим казалось каждое его слово. Встреча с ним вообще была из числа тех встреч, которая определяет твою жизнь на много лет вперед, а по существу - навсегда. Как мне виделось тогда, был он человеком из последних романтиков, душой ранимый и прозрачный. Алик про него когда-то правильно сказал словами поэта "стакан синевы без стакана". Был он человеком мудрым, так к нему в доме и относились как к доброму, мудрому. Вообще нам, я сейчас имею в виду наше поколение 60-летних, которые в последнее время стали стремительно уходить из жизни, тогда нам повезло, мы встретились, а стало быть, были услышаны и услышали, были поняты и поняли. Встретились с людьми, которые в отличие от нас прошли войну и тюрьму или просто эту безжалостную школу мытарств сталинской эпохи. Мы были "музыкой во льду" – это именно о таких, как он, сказал Борис Пастернак. Этот их опыт стал сначала нашим открытием, потом он стал нашим опытом и, надо заметить, крепко нам пригодился. Алик часто про это говорил – про уроки Гриши Померанца, про частные уроки. И вот сейчас эти частные уроки усваивают и наши дети. Говорят, в России надо жить долго, особенно, мне кажется, это применительно к нынешней России. Нам так не хватает этих штучных, как говорят, людей с их кодексом чести, чувством справедливости, собственного достоинства, с их совестливостью, открытостью к миру. Так что, дорогой Григорий Соломонович, долгой вам жизни, тепла и света вам желают ваши благодарные друзья. От всех трех поколений семьи Гинзбургов Арина Гинзбург.

XS
SM
MD
LG