Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ирина Бирюкова


Владимир Бабурин: Человек дня Радио свобода 14-го марта – жительница израильского города Хайфа Ирина Бирюкова. Потеряв единственного сына в недавнем теракте в Хайфе, она передала его внутренние органы другим пострадавшим в результате взрыва автобуса и спасла таким образом жизнь четырех человек.

Ирине Бирюковой 43 года. Она родилась в России. По вероисповеданию христианка. В Израиль переехала три года назад вместе с сыном которому было 20, и 19-летней дочерью. В последнее время не работала.

О Человеке дня Ирине Бирюковой. Которая спасла жизнь четырех пострадавших в результате теракта в Хайфе – корреспондент Радио Свобода в Израиле Виктория Мунблит.

Виктория Мунблит: Три дня врачи бились за его жизнь, потом доктор вышел к его измученной матери и сказал: "Анатолия больше нет". В тот день Анатолий Бирюков не поехал на работу на своей машине – не было денег на бензин. Семья, приехавшая из России три года назад, билась за то, чтобы выжить в ситуации охватившего Израиль экономического кризиса. Анатолий – красивый, светловолосый парень 20-ти лет, мотался по работам и приработкам. Чтобы сэкономить на бензине, он сел в Хайфе в городской автобус, куда через некоторое время вошел террорист-самоубийца. Анатолий стал одним из 17-ти человек, погибших в результате теракта. К изумлению врачей, рыдающая Ирина Бирюкова захотела, чтобы органы ее погибшего сына помогли спасти жизнь других людей. "Пока его сердце будет биться в чужой груди, я буду знать, что он не умер, что он живет, только в другом теле", - сказала она. И в то время, как предавали земле тело Анатолия, которого как сына матери не еврейки хоронили по христианскому обычаю, в операционных возрождалась жизнь четверых человек, которых спасли его сердце, печень и почки – двух евреев и двух мусульман, друза и араба. Через несколько дней после похорон Ирина Бирюкова с дочерью Тамарой и другими членами семьи пришла навестить тех прооперированных больных, в которых теперь была частица Анатолия. В урологическом отделении к ней навстречу кинулись арабские и друзские семьи, отцы которых теперь были спасены. "Родная наша, спасительница наша", - говорили арабские и друзские женщины, целуя Ирину. Она же не могла ни говорить, ни держаться на ногах. "Ты приедешь к нам в село, будешь у нас жить. Мы позаботимся о тебе и твоей дочери. Вы окрепнете и успокоитесь", - уговаривали Ирину жены и дети прооперированных. А она, плача, желала выздоровления мусульманам, в которых теперь была часть и ее мальчика, сына еврея и христианки.

XS
SM
MD
LG