Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ходорковский и Лебедев выйдут на свободу. В 2016-ом.


Михаил Ходорковский и его адвокат Юрий Шмидт в Мосгорсуде

Михаил Ходорковский и его адвокат Юрий Шмидт в Мосгорсуде

Мосгорсуд рассмотрел кассационную жалобу на обвинительный приговор по второму уголовному делу против бывших совладельцев ЮКОСа Михаила Ходорковского и Платона Лебедева.

В итоге рассмотрения кассационной жалобы срок наказания экс-главе ЮКОСа Михаилу Ходорковскому и бывшему владельцу банка МЕНАТЕП Платону Лебедеву снижен с 14 до 13 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Напомним, что после рассмотрения жалобы на приговор по т.н. первому "делу ЮКОСа" Мосгорсуд в сентябре 2005 года также снизил срок на год - с 9 лет, как это было обозначено в приговоре Мещанского суда Москвы, до 8.

Первым изложил свою жалобу на приговор по второму "делу ЮКОСа" Михаил Ходорковский:

- Я не ищу здесь правосудия. Опыт общения с вашими коллегами избавил от подобных иллюзий. Я лишь хочу привлечь внимание к беззаконию в суде.

Далее Михаил Ходорковский проанализировал ситуацию в российском правосудии, основываясь на примере своего собственного дела и преследовании других сотрудников компании ЮКОС. Ходорковский отметил, что его задача здесь - показать, что судейским чиновникам в этом конкретном деле безразлична не только доказанность или недоказанность преступления, не только виновность или невиновность в нем конкретного человека, им безразличен и факт преступления вообще.

Михаил Ходорковский выразил уверенность в том, что приговор написан не судьей Данилкиным, а коллективом авторов, лично не участвовавших в процессе – и сказал, что имеет тому доказательства, о чем Ходорковский письменно проинформировал президента РФ. В финальной части своей речи Михаил Ходорковский заявил: само по себе демонстративное нарушение презумпции невиновности – даже без учета всех прочих нелепостей приговора – есть безусловное основание для его отмены с прекращением дела по реабилитирующему основанию.

Речь в Мосгорсуде Михаил Ходорковский закончил так:

– Ваша честь! Исправить этот приговор нельзя, косметика будет выглядеть глупо. Значит, – либо отменяйте и тогда прекращайте этот позор, либо присоединяйтесь к преступникам, плюющим на закон даже в судейской мантии. Мне милость не нужна. И снижение срока я здесь не прошу. Послушаем вас, послушаем экспертов, послушаем Верховный Суд - получим полный портрет юридического сообщества России начала XXI века и сделаем вывод о правовом государстве. Правового государства без честного суда не бывает. Более того, именно с него правовое государство начинается. Нарушение права - это уничтожение будущего страны, это предательство. И такие люди абсолютно опасны для общества.

* * *
Сразу после Михаила Ходорковского слово взял адвокат Платона Лебедева Алексей Мирошниченко. Он, в частности, обратил внимание кассационной коллегии Мосгорсуда на то, что ей предлагается легализовать фактически неправосудный приговор:

– Вам, уважаемые судьи, в случае избрания скользкого пути попрания законности остается лишь защищать нелепость приговора; и при этом – делать вид, что очевидных несуразиц и абсурда в приговоре нет. В крайнем случае, объявите их техническими ошибками. Это бессмысленная и бессовестная круговерть видна всем интересующимся и здравомыслящим людям. И прикрывать этот длящийся срам невозможно никакими заключениями о том, что всё это якобы не может быть чушью – только потому, что всё это установлено судом. Очевидная природа вещей от этого не претерпит никаких изменений. Галиматья останется галиматьей даже если на ней наличествует оттиск гербовой печати суда. При этом факты преследования заведомо невиновных станут еще более выпуклыми. Давайте теперь посмотрим, уважаемый суд, что вам предлагается легализовать и почему это сделать в приличной форме просто никак невозможно…

* * *
В следующем выступлении адвокат Платона Лебедева Константин Ривкин обратил внимание как раз на те нелепости, которые содержатся в приговоре. Речь, в частности, шла о разночтениях в цифрах – в объеме похищенного и в объеме легализованного, всего того, что инкриминируют Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву. По словам Ривкина, если складывать суммы, которые существуют в приговоре, то получается, что Михаил Ходорковский и Платон Лебедев похитили около 800 млрд долларов США – что в 1.7 раз больше, чем объем валютных резервов России по состоянию на 1 мая 2010 года.

Далее слово взял сам Платон Лебедев. Он несколько раз напомнил судьям кассационной инстанции о том, что уже неоднократно направлял в правоохранительные органы заявление о преступлениях: Лебедев полагает, что многие доказательства сфальсифицированы. Платон Лебедев в очередной раз назвал и обвинение, и приговор бредовыми и абсурдными:

– Хочу остановиться на главном. Именно в России, удаленной от мировых рынков, было бы бессмысленно фабриковать дело на разнице между внутренними и мировыми ценами на нефть. Практически все прагматичные россияне знают причины, например, естественной и значительной разницы между ценами на бананы в Африке и в Москве, ценами на кофе в Бразилии и в Москве. Пока даже никому в голову не приходит обвинять москвичей, покупающих сигареты в супермаркете по цене в 3-4 раза ниже, чем в Лондоне или в Нью-Йорке, в хищении по так называемой заниженной цене; а оплату в кассе с получением чека - сокрытием хищения; а сам чек – фиктивным или подложным. Это я кратко изложил фабулу нашего обвинения…

Адвокат Михаила Ходорковского Вадим Клювгант обобщил все сказанное и самим Михаилом Ходорковским, и Платоном Лебедевым, и ранее выступавшими защитниками. Вадим Клювгант назвал второе дело ЮКОСа экспериментальным; экспериментальным же назвал и приговор:

– Задача данного суда – узаконить или легализовать результат такого, можно сказать, беспрецедентного по смелости и по масштабу эксперимента, поставленного над правом, экономикой и здравым смыслом. Этот результат сформулирован в обжалованном приговоре. Цель, стоящая перед настоящим судом – освятить, легализовать кассационным решением новый способ хищения путем покупки похищаемого на основании договора с потерпевшим. В результате этой покупки потерпевший получил прибыль, а похититель не получил похищенного, но от налогов с этого похищенного уклонился в огромных размерах – и уже за это осужден...

Вы, конечно, можете (мы хотя бы можем помечтать) сказать и другое: что эксперимент позорно провалился, что никакого правосудия в этом деле нет – как нет в нем и преступления, и обвинения, и процесса, и приговора, если эти слова применять в их правовом смысле и значении. Для того чтобы это сказать с чистой совестью, есть все те самые законные основания, которых регулярно не находил Хамовнический суд. Они налицо. Мы не питаем иллюзий, но говорим вам об этом, уважаемый суд, - подчеркгул Вадим Клювгант.

В свою очередь государственные обвинители Валерий Лахтин и Гюльчехра Ибрагимова назвали все доводы защиты Михаила Ходорковского и Платона Лебедева надуманными. После этого коллегия суда удалилась для вынесения постановления в совещательную комнату.

В итоге, как сообщила присутствующим представителям СМИ адвокат Елена Липцер,"у Лебедева срок заключения закончится 2 июня 2016 года, а у Михаила Ходорковского – 25 октября 2016 года".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG