Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Яблоко» предлагает создать объединенную демократическую партию


Программу ведет Андрей Шарый. В программе принимает участие корреспондент Радио Свобода Михаил Соколов.

Андрей Шарый: Российская демократическая партия «Яблоко» предлагает создать на ее основе объединенную демократическую партию. С таким призывом лидер парии Григорий Явлинский выступил на недавнем заседании Всероссийского Гражданского конгресса. А вот цитата из заявления бюро партии: «Если вы - честные демократы, - приходите к нам поодиночке или в составе же действующей организации, даже если у вас есть какие-то разногласия с нашей партией или ее лидерами. Мы готовы учесть ваше мнение, в дискуссии уточните свои позиции».

С Григорием Явлинским в студии Радио Свобода беседовал мой коллега Михаил Соколов.

Михаил Соколов: Григорий Алексеевич, почему именно на Гражданском конгрессе вы призвали создать новую объединенную демократическую партию?

Григорий Явлинский: Мы очень тщательно проанализировали итоги этого года. Кроме того, состоялись довольно существенные решения в отношении изменений законодательства. Сумма всех этих обстоятельств и то, что «Яблоко», как гражданская организация, даже не представленная в Государственной Думе, впервые в своей истории смогла просуществовать год и не снизила в целом своей политической активности, но она ее несколько переориентировала. Скажем, с подготовки законов она переориентировала в большей степени на открытую политическую деятельность, включая акции прямого гражданского действия.

Вот анализ всего этого, а потом анализ работы «Комитета-2008», собственно, подготовка самого конгресса, какие высказывались точки зрения, тщательно обсудив все это, собрав для этого расширенный состав бюро Российской демократической партии «Яблоко», мы пришли к выводу, что сейчас своевременно сделать такое заявление, что мы берем на себя ответственность и мы готовы к такой работе.

Я считал, и мои товарищи, мы считали, что на конгресс надо ведь с чем-то прийти, нужно же что-то иметь в руках. Собственно, это же не научная конференция, это не просто митинг политический, где нужно еще раз с какой-либо стороны сказать совершенно справедливые слова в отношении того, что мы не согласны с властями в тех или иных вопросах, но еще и нужно что-то принести, и что-то практическое предложить. Вот «Яблоко» проанализировало свои возможности и приняло такое решение – это и есть наш практический вклад в то, что там происходило.

Михаил Соколов: А как людям, собственно, приходить в партию «Яблоко»? Они состоят в каких-то других партиях, ну, в СПС, есть еще другие, более мелкие. Им что, всей партией, например, принимать решение о вступлении в «Яблоко», или уходить оттуда, как бы изменять своим идеалам и идти к вам?

Григорий Явлинский: Ну что вам сказать... Во-первых, могут быть самые разные формы. Можно прийти лично, можно встречаться, можно обсуждать. Это же не вопрос, чтобы к нам кто-то пришел и стучал в дверь или сидел у нас в приемной – это вовсе не предполагается. Речь просто идет о том, что мы предлагаем как основу, как базу. Могут быть любые консультации, любые переговоры.

Что касается идеалов, то здесь вопрос очень серьезный. Если работа вместе с партией «Яблоко», либерально-демократической партией, у которой выработана идеология в течение многих лет, это означает для кого-то изменение своей позиции, ну, так это вопрос дискуссии. Мы готовы рассматривать разные варианты, но не все для нас приемлемо. Потому что сохранение политического курса, курса на либеральную демократию, создание правового государства, неприкосновенность частной собственности, свобода и справедливость – это для нас такие принципиальные вещи, которые мы готовы обсуждать только с теми, кто предан таким идеалам и кто готов за них всерьез бороться.

Ну, например, для нас совершенно неприемлема идеология сталинизма. Мы не будем с людьми... приходили бы они, не приходили бы они, вместе, поодиночке – как угодно, но с ними у нас нет ничего общего в этом смысле. Или, например, люди, которые поддерживают идеи империализма.

Михаил Соколов: Либерального или не либерального?

Григорий Явлинский: Про либеральный я ничего не знаю. Это какая-то выдумка. А вот империализм, серьезно... Ведь события последние, происходящие вокруг России, - это же реальная политика, это же реальные события. Такие идеи и такое отношение к политике и к жизни, такой политический курс для нас тоже совершенно неприемлемый.

Поэтому это вопросы сложных, серьезных политических консультаций и договоренностей.

Михаил Соколов: Вопрос о схеме объединения с СПС или с частью СПС, он снят с повестки дня? Вот была же идея, что Чубайс уходит совсем от этой партии, инфраструктура СПС может отойти как бы к новообразованию такому.

Григорий Явлинский: Ну, мне ничего не известно, кто оттуда уходит, кто приходит. Но там действительно существуют, на наш взгляд, две разные составляющие, действительно разные.

Есть группа политиков, которые для нас принципиально неприемлемы, и есть люди, которых мы очень уважаем и всегда готовы видеть и сотрудничать, и идти на различные компромиссы. Это совершенно две разные составляющие части, с одной из которых мы никогда не будем сотрудничать в силу того, что у нас разные политические убеждения...

Михаил Соколов: Это с Чубайсом?

Григорий Явлинский: Да. А другая часть СПС – это люди, которые близки нам по взглядам, и мы могли бы найти с ними очень серьезные общие точки соприкосновения.

Михаил Соколов: А вы как-то не персонифицируете, очень осторожно говорите.

Григорий Явлинский: А что тут персонифицировать? Это все знают. Вам хочется, чтобы я назвал фамилии?

Михаил Соколов: Конечно.

Григорий Явлинский: Пожалуйста, я назову. Да, это названные вами фамилии – это Гозман, это Кох, это Минц – это вся эта часть, которая, с точки зрения своих политических взглядов, представляет собой определенное крыло политсовета СПС, которое для нас принципиально неприемлемо.

Михаил Соколов: А Ирина Хакамада, ее партия – это партнеры именно для вхождения в «Яблоко», как вы считаете?

Григорий Явлинский: Ирина Муцуовна человек нами уважаемый, и мы всегда это говорили.

На самом деле то, что я сейчас вам говорю, было мною заявлено в октябре 2002 года. Мы сразу сказали, что есть группа политиков в этой партии, которая для нас неприемлема, которая доминирует там, а есть политики, которые там не доминирующие, однако полнее мы считаем возможным с ними искать общие точки соприкосновения и компромиссы. Это касается и Ирины Муцуовны едва ли не в первую очередь.

Михаил Соколов: А кто-то идейную платформу вы все-таки определили для этого, я бы сказал, широкого «Яблока»?

Григорий Явлинский: Первым вопросом сейчас является защита конституционного строя, защита Конституции. Важнейшей задачей является борьба за возвращение свободы слова - ключевая проблема.

Следующая проблема – это дискуссия о том, в какой форме участвовать в выборах. Мы, например, считаем, что вопрос о 7 процентах недостаточный, что надо ставить задачу гораздо более обширную, гораздо более серьезную, что невозможно быть просто довеском к той структуре власти, которая есть на сегодняшний день.

Кроме того, очень существенным вопросом является вопрос контроля над выборами. Потому что мы считаем, что фальсификации неизбежны при той системе власти, которая есть сегодня. Именно поэтому мы ведем уже в течение всего года судебные процессы в отношении еще выборов 2003 года, и сейчас отстаиваем свою точку зрения в Верховном суде.

Вот мне кажется, что это совершенно очевидные вещи.

Андрей Шарый: Сейчас в прямом эфире - известный московский политический эксперт, сотрудник Фонда Карнеги Николай Петров, с которым мы и будем обсуждать инициативы Григория Явлинского.

Николай, насколько реальной вам представляется реализация такой инициативы партии «Яблоко»?

Николай Петров: Вы знаете, я был на конгресс, и должен сказать, что «Яблоко», во-первых, - это единственная из крупных политических партий, которая именно как партия приняла участие в конгрессе и активно участвовала в организации этого конгресса. Но вот реакция не «Яблока», других делегатов на эти предложения, она была либо сдержанной, либо отчасти даже негативной. То есть в этом часть делегатов усмотрели претензии «Яблока» на гегемонию в создании этой объединенной демократической партии. И выступали люди с самыми разными проектами.

Но я бы сказал, что на Политической секции активно звучали две идеи. Первая – это то, что политические партии должны помочь гражданскому обществу в создании некой коалиции, и только сообща можно восстановить вообще нормальную систему выборов и нормальную демократическую систему. И уж во вторую очередь гражданское общество должно вливаться в политические партии, должно помогать им, чтобы на этих самых выборах показывать хорошие результаты.

Андрей Шарый: Скажите, Николай, а вы думаете, вообще из этого что-то получится? Вот Григория Явлинского иногда упрекают в вождизме и политические аналитики, и часть его соратников. И были внутренние проблемы у самой партии «Яблоко». С другой стороны, с кем может объединяться «Яблоко» - с осколками СПС, с теми несколькими политическими фракциями, бывшие довольно мощной партией «Союз правых сил»? Как вы считаете, вот причина неудачи этих попыток договориться, это личные причины или речь идет о какой-то объективной реальности, которая просто диктует развитие ситуации?

Николай Петров: Мне кажется, что причина и этих неудач, и так называемой непопулярности старых лидеров демократических сил заключается не в них самих и не в неудачной стратегии и тактике, в том числе, на последних выборах, а в первую очередь в той политической системе, которая создана и которая этим самым политическим силам, даже в случае их нахождения в Думе, даже в случае, когда они показывают неплохой результат, скажем, на региональных выборах, абсолютно не дает им возможности влиять каким-то образом на происходящее. Поэтому выборы работают как политическое шоу, а избиратель, в конце концов, оказывается не доволен не тем, как на выборах показывали себя демократические силы и их лидеры, а тем, что после выборов, ничего для него, для избирателя, не меняется.

Андрей Шарый: Если бы вы были политическим консультантом либеральных партий российских – «Яблоко» или каких-то других, мелких фракций, небольших групп, - какие бы советы сейчас вы им давали? Что вам подсказывает ваш политологический опыт, Николай? Как надо вести себя в такой ситуации?

Николай Петров: Ну, мне кажется, что сейчас, к сожалению, речь может идти не об экспансии и не о расширении, а скорее о сохранении того, что политические партии имеют сейчас. Поэтому мне кажется, и казалось бы, что наиболее рациональный, эффективный путь – это участие в конкретных, пусть и не очень глобальных и не очень масштабных проектах, и в первую очередь это региональные выборы и выборы в Законодательные собрания, выборы на муниципальном уровне. И более активный контакт с людьми, с избирателями, которые должны убедиться в том, что демократические партии – это не просто лозунги, под которыми политики приходят к власти и получают мандаты, а это силы, которые не раз в четыре года, не на выборах только, а повседневно помогают им, помогают гражданам решать те проблемы, с которыми граждане сталкиваются.

Андрей Шарый: Скажите, вот с политологической, технологической точки зрения, у каких организаций демократической направленности сейчас больше шансов для того, чтобы привлечь к себе избирателей, симпатии населения, у старых таких ветеранов, типа «Яблоко» или СПС, либо у вновь созданных демократических организаций, будь то Гражданский конгресс или, скажем, партия Ирины Хакамады, или, может быть, «Комитет-2008»?

Николай Петров: Дело в том, что Гражданский конгресс – это не организация, это некая акция, и хорошо, если она станет регулярной, это некое собрание. А как между этими собраниями, то есть в течение года будет это работать... Мы посмотрим, что сейчас получится.

Мне кажется, что реально сейчас говорить о тех партиях, о той инфраструктуре, которая имеется, и в первую очередь этой инфрастуктурой нужно пользоваться. Не говоря уже о том, что новая редакция закона о политических партиях практически перекрывает дорогу всем новым проектам, потому что требования, скажем, показать 50 тысяч членов и организаций в половине, как минимум, субъектов Федерации практически не дают возможности появиться тем партиям, которым не дает «зеленый свет» Кремль.

XS
SM
MD
LG