Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правительство России обсуждает проблемы культуры


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие политический эксперт Андрей Пионтковский и военный обозреватель Александр Гольц.

Андрей Шарый: Правительство России обсуждало сегодня направления государственной политики по развитию сферы культуры и массовых коммуникаций. Проект документа изложил министр культуры Александр Соколов, и его речь вызвала бурную дискуссию и резкую критику со стороны нескольких членов Кабинета министров. В конце концов премьер-министр Михаил Фрадков заявил, что «Министерство культуры должно более жестко, понятнее и четче организовывать работу, понять, чем живет каждый гражданин, поскольку, если не брать в расчет алкоголиков и люмпенов, то у людей есть свои представления о жизни, и эти настроения надо учитывать». Сегодня нас интересует не итог дискуссии, а уровень обсуждения проблемы министрами правительства России. Познакомим вас с некоторыми цитатами из стенограммы заседания кабинета министров.

Министр обороны Сергей Иванов: Посмотрите, что показывают по телевидению, например, пошлятину типа "Аншлага", надо прекратить дебилизацию населения.

Министр культуры и массовых коммуникаций Александр Соколов: К Интернету применяют разные сравнения, Интернет – это стоглавая гидра, которая выходит из-под контроля, это и помойка, но это и мощнейший коммуникационный ресурс. Но я категорически против попыток запрета на размещение информации в Интернете. Тот, кто хочет, перейдет в другой домен, уйдет за границу, не выходя из квартиры.

Министр по чрезвычайным заседаниям Сергей Шойгу: Я хочу понять, какие основные направления государственной политики, какие законы надо принять, что надо сделать. Проект министра культуры не содержит никаких конкретных мер. Мы, в конце концов, правительство, а не филармония.

Премьер-министр Михаил Фрадков: Хорошо, что хоть консерваторией не обозвали.

Министр обороны Сергей Иванов: Двое военнослужащих с оружием покинули часть и убили двух милиционеров. Мы посмотрели, что они читали в библиотеке, последнее, что они читали – это книга "Убить мента". Вот они ее дочитали и пошли. Я отдал приказ посмотреть, что читают в библиотеках в воинских частях.

Министр экономического развития и торговли Герман Греф: Главный принцип – свобода. Нельзя ее задушить в культуре и средствах массовой информации. Надо предостеречься от простых решений: кому-то не нравится Петросян и "Аншлаг", а кому-то не нравится футбол, и я предлагаю запретить футбол.

Министр обороны Сергей Иванов: В настоящее время я не знаю ни одного современного российского писателя, которого стоило бы читать.

Андрей Шарый: Такие слова звучали сегодня на заседании правительства России. Конечно, эти яркие цитаты дают, быть может, слишком концентрированное впечатление о том, как дискутируют министры, но журналистика, в конце концов, для того и существует, чтобы служить обществу увеличительным стеклом. За комментариями я обратился к известному московскому политическому эксперту Андрею Пионтковскому и военному обозревателю Александру Гольцу.

Андрей Андреевич, как вы оцениваете общий уровень дискуссии членов правительства по такому важному вопросу, как выработка государственной политики в сфере культуры?

Андрей Пионтковский: Это уровень такого среднего российского обывателя лет 50, плюс-минус пять, где высказываются иногда достаточно банальные разумные вещи, что, например, программа «Аншлаг» - это программа для дебилов. Вместе с тем, конечно, характерна для нашего обывателя теория заговора, провокации, молодежь куда-то не туда тянут. Ну и, наконец, совсем на неинтересном сером фоне выделяется замечательное заявление Иванова, министра обороны: «Нет в России сегодня писателей, которых можно было бы читать». Великолепная самоуверенность.

Андрей Шарый: Вопрос к Александру Гольцу: что сейчас происходят в библиотеках в воинских частях? Можно ли проверить. Что читают солдаты? Хватит ли ресурсов министерству обороны для этого?

Александр Гольц: Наверное, ресурсов на такое дело всегда хватят – проверят. Только очень любопытно, чем будут руководствоваться при этой проверке. Если верить Сергею Борисовичу Иванову, что ребята прочитали книгу «Убить мента» и пошли убивать, то по этой логике надо убрать все книги, где содержатся убийства - «Три мушкетера» и так далее. На самом деле, если говорить серьезно, все это не имеет никакого отношения к той истории, на которую ссылается Иванов. Ведь в печати уже появлялись сообщения, что эти два брата-близнеца бежали отнюдь не потому, что прочитали книгу, а от невыносимых условий, которые были в этой «элитной» воинской части.

Андрей Шарый: Андрей Пионтковский, члены Кабинета министров находятся как бы между двух огней: с одной стороны есть желание действовать методом запрета, цензуры, ограничения, с другой стороны, есть все-таки какое-то понимание, то этого делать нельзя. Как вы думаете, какая чаша весов перевесит?

Андрей Пионтковский: Вектор сближения нашего общества за время правления Путина достаточно определенен и в вещах гораздо более серьезных, чем обсуждение качества современной российской литературы. Но я бы обратил внимание на другое. Конечно, можно огорчаться, удручаться уровню суждения этих джентльменов о проблемах культуры, литературы, телевидения, но вот другое – это ведь абсолютно не дело правительства. Мы могли бы просто рассуждать о том, если бы это была записанная в бане беседа. Ведь они полагают, что они сейчас профессионально решают какие-то вопросы функциональные, являющиеся предметом рассмотрения правительства. Такую сцену нельзя было бы наблюдать ни на одном заседании правительства цивилизованного государства. Лишний раз подтверждает, что мы еще живем в концепции патриархально-авторитарного государства, которое должно заботиться о всех аспектах своих поданных, в том числе и так называемых духовных.

Андрей Шарый: Александр Гольц, очередная волна интереса к патриотическому воспитанию молодежи связана, как кажется, с новой кампанией – с 60-летием победы. Скажите, пожалуйста, какой-то конкретный план мероприятий в войсках разработан в этой связи? Как будут повышать военно-патриотический уровень подготовки личного состава?

Александр Гольц: Сергей Борисович Иванов неоднократно говорил, Министерство обороны планирует массовые мероприятия на Поклонной горе и посещение ветеранами воинских частей. В общем-то, весь обычный советский набор казенных мероприятий по празднованию существует, и он, несомненно, будет осуществлен. Замечу, что комитет «Победа», который состоит из ветеранов, он идет гораздо дальше в подготовке к празднованию победы. Совсем недавно они направили письмо Путину о том, что в некоторых учебниках искажается правда, как им кажется, о Великой Отечественной войне. И Путин прореагировал незамедлительно: он сказал, что нам нужны такие учебники, которые воспитывают истинных патриотов нашей отчизны. Это очень показательно, что под видом празднования победы у нас идет серьезная волна ура-патриотизма. Эта волна не предполагает серьезного разговора и о победе, и о тех, кто эту победу отстоял. Мы по-прежнему живем в рамках, заданных этой советской пропагандой.

Андрей Шарый: Андрей Пионтковский, в какой степени, по вашему мнению, вообще имеет отношение к реальности составление правительством такого документа как «Основные направления государственной политики в сфере культуры»?

Андрей Пионтковский: Я уже говорил об этом, что в принципе в идеале - это саморазвивающаяся система. Ведь на Западе тоже происходит очень широкие и острые дискуссии о роли телевидения, кинематографа, о его влиянии на подрастающее поколение. Но в этом участвуют такие структур гражданского общества, как профессиональные гильдии, церковь, образовательные институты, организация родителей, если речь идет о подростках, но никоем образом не правительства. А что касается непосредственно вашего вопроса, конечно, может иметь, если завтра они примут какой-нибудь идиотский закон об ограничении Интернета, например, хотя бы так, как это сделано у китайских товарищей.

XS
SM
MD
LG