Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Активистам Национал-большевистской партии, ворвавшимся в справочную администрации президента, предъявлено обвинение


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.

Кирилл Кобрин: Прокуратура центрального округа Москвы предъявила обвинение нескольким активистам НБП, ворвавшимся в справочную администрации президента. Лимоновцы обвиняются по трем статьям уголовного кодекса, и, в частности, в попытке захвата власти. Представители МВД и прокуратуры пока никак не комментируют вчерашний обыск в штаб-квартире Национал-большевистской партии и изъятие пяти компьютеров. Тем временем, сторонники Эдуарда Лимонова готовят тюремные передачи для своих товарищей, задержанных за попытку захвата администрации президента и для других осужденных за акцию в Министерстве здравоохранения. В новой штаб-квартире нацболов побывала наш корреспондент Любовь Чижова.

Любовь Чижова: "Как я вас узнаю?" – спрашиваю я по телефону у одного из нацболов, когда договариваюсь о визите в штаб. "У меня в руках будет газета Лимонка", – отвечает юный национал-большевик. На встречу он так и не пришел – задержали партийные дела, и новый штаб, расположенный в подвале кирпичной высотки на улице Марии Ульяновой, мне пришлось искать самостоятельно. Здесь та же революционная аскетичность, что и в старом подвале на Фрунзенской, откуда нацболов выселили в марте - бетонные полы, некрашеные стены, всюду стопки газеты "Лимонка". Из старого бункера сюда перекочевали плакаты «Смерть ФСБ», «Россия - все, остальное – ничто» и знаменитый Фантомас с револьвером, под которым написано «Вставай, проклятьем заклейменный». О том, как захватывали подвал, вспоминает очевидец член ЦК партии, замглавного редактора газеты "Лимонка" Анатолий Тишин.

Анатолий Тишин: Где-то в половине первого я прилет отдохнуть, все ночь работал, открыл глаза, передо мной стоит милиционер: "Быстро одевайся, выходи в приемную". Вышел, уже все вдоль стены стояли. Потом появился человек лет 40, наверное, в хорошем костюме, лысоватый, предъявил ордер на обыск и, собственно, дальше в течение 8 часов здесь они проводили свои следственные действия. На официальном языке это так называется.

Следственные действия заключались в том, что они по часовой стрелке обошли все помещения нашего бункера. Когда дошли до того помещения, где мы находимся, стала понятна цель этого обыска - приезжали они за нашими компьютерами в основном. Их интересовала наша оргтехника. Видите, мониторы стоят без системных блоков, они даже не ограничились тем, чтобы снять винчестеры. Здесь было три компьютера, здесь за стеночкой - два и в дальнем кабинете еще один компьютер. Взяли документацию - имеется в виду переписка с регионами, анкеты вступивших членов в Национал-большевистскую партию. Всего 10 мешков больших. Растяжки наши, лозунги они с удовольствием обнаружили, очень обрадовались, опечатали, "Смерть барыгам", допустим, там такой лозунг был, "Требуем свободный коридор", совсем старый, древний-древний "Смерть буржуям", он уже весь выцвел, радость была неимоверная. Слово "смерть" их вдохновляла.

Приблизительно ясно, опыт-то уже богатый, как это дело будет лепиться - по внешним таким признакам.

Любовь Чижова: В каком настроении находились люди, которые производили у вас обыск?

Анатолий Тишин: Они были подчеркнуто вежливы. Вчера они не нарушили ни одной запятой УПК. Это меня и напрягает. Мне гораздо привычнее, когда вламываются хамоватые представители закона, начинают раздавать как минимум тумаки, материться. Это все мне гораздо привычнее. А вот то, что я видел вчера, меня очень сильно напрягает. Почему? Видимо, действительно, это все находится на очень высоком контроле. И вот эта подчеркнутая вежливость, только по имени отчеству, это все не с проста.

Любовь Чижова: На столе одной из комнат штаба нацболов огромный мешок лимонов, возле стола – сумка конфет, рядом – пакет с конфетными обертками. Лимоновцы готовят передачи для своих задержанных товарищей. Оказывается, конфеты в фантиках в тюрьму не принимают. Об этом мне рассказал 19-летний Кирилл Ананьев.

Кирилл Ананьев: Передача для 40 человек. Это 1,5 тонны продуктов, то есть надо развести по четырем тюрьмам. Сложные условия. У каждой тюрьмы свои на этот счет какие-то задвиги. Одни принимают только зажигалки, другие только спички. Все принимают только развернутые конфеты, только распотрошенную вермишель быстрого приготовления, никаких закрытых плоскостей не должно быть. Кофе не принимают в пакетиках, сигареты ломают. Сигареты можно загонять только через ларек во многие места, иначе их все поломают в поисках марихуаны или героина.

Есть две передачи. Одна загоняется раз в полгода, а другая - продуктовая. В вещевую входят спортивный костюм, теплый свитер, тапочки для бани, пара полотенец, мыло там дегтярное, хозяйственное, сигареты всем, даже тем, кто не курит. Для малолеток сигарета все равно, что валюта в тюрьме. А в продуктовой передаче сало ценится, сладкое, то есть конфеты, сахар, те же сигареты, лимоны, овощи, фрукты. Вот вермишель быстрого приготовления тоже мы кладем. Важно - очень много сладкого и сигарет. Особо шиковать у нас нет денег.

Любовь Чижова: В среду представитель ГУВД Москвы Кирилл Мазурин завил, что все следственные действия в штаб-квартире национал-большевиков проводились в рамках постановления прокуратуры Центрального административного округа столицы. Документы изымали сотрудники управления по борьбе с организованной преступностью столичного ГУВД. Больше никакой информации ни в пресс-службе столичной прокуратуры, ни в ГУВД, куда я обращалась, мне не сообщили.

По-прежнему около 40 нацболов, которые захватили справочную администрации президента, обвиняются в попытке захвата власти. У одной из девушек сотрясение мозга, у молодого человека сломана нога. Им грозит до 12-ти лет лишения свободы. В серьезности намерения властей никто не сомневается после того, как участники августовского захвата здания Минздрава были осуждены на 5 лет лишения свободы в колонии строгого режима. Вот как это прокомментировал лидер национал-большевиков Эдуард Лимонов.

Эдуард Лимонов: Репрессивные действия государства, направленные против правозащитных по сути своей акций Национал-большевистской партии. Ни о каком хулиганстве тут речи быть не может. Власть лжет. Она наказала людей за действия в защиту Конституции. Граждане РФ должны защищать Конституцию. Вот мы ее и защищали. За это нашим товарищам дали жесточайшее наказание - 5 лет каждому.

Любовь Чижова: В защиту осужденных национал-большевиков выступили участники прошедшего в среду в Санкт-Петербурге демократического совещания. Они подготовили заявление, в котором говорится , цитирую: «По нашему глубокому убеждению, состоявшийся процесс - еще один яркий образчик «полицейской юстиции», главная цель которой – борьба руководства РФ с оппозицией и инакомыслием, а не с преступностью как таковой. Несоразмерность более чем скромных, с моральной точки зрения, последствий правонарушения, совершенного семерыми нацболами, и поистине средневековой по степени жестокости меры наказания, которой он были подвергнуты, лишний раз доказывает, что истинная цель кремлевского правосудия – организация «юридического» террора по отношению к врагам режима, а отнюдь не утверждению справедливости», конец цитаты. С подобными заявлениями также выступили партии Яблоко и СПС.

XS
SM
MD
LG