Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Два сотрудника российских спецслужб экстрадированы из Катара в Россию


Александр Гостев: В МИДе России не исключают возможности изменения меры пресечения двум сотрудникам российских спецслужб, экстрадированных из Катара, где они были приговорены к пожизненному заключению за причастность к убийству бывшего чеченского лидера Зелимхана Яндарбиева. У микрофона мой коллега Арслан Саидов.

Арслан Саидов: Двое сотрудников российских спецслужб, доставленных из Катара в Москву на самолете правительственной авиакомпании «Россия», растворились в неизвестном направлении. По крайней мере, никто с кем нам удалось поговорить, не знают, где сейчас находятся осужденные, которых привезли в Россию отбывать наказание.

Алексей Сазонов: Условия их нахождения на территории России и место их пребывания подлежит уточнять в компетентных органах, в системе исполнения наказания, МВД. МИД не может прокомментировать ситуацию в дальнейшем.

Арслан Саидов: - так ответил на вопрос о местонахождении осужденных заместитель директора департамента информации и печати российского МИДа Алексей Сазонов. Однако ни где, куда он посоветовал обратиться, в частности, в главном управлении исполнения наказаний, Министерстве внутренних дел, российском отделении Интерпола, нам ничего прокомментировать не смогли.

Согласно договоренностям с катарской стороной, агенты, которых удалось вернуть на родину, должны быть доставлены в одну из российских тюрем, где они должны провести 25 лет. Военный обозреватель Александр Гольц считает

Александр Гольц: Если мы будем скрупулезно выполнять те договоренности, которые достигнуты, они будут находиться в каком-нибудь весьма комфортабельном месте.

Арслан Саидов: Российская сторона по-прежнему считает сотрудников спецслужб невиновными, и будет добиваться их оправдания. Судьба провалившихся в Катаре агентов - возможность выйти на свободу на законных основаниях, в первую очередь, зависит от катарского правосудия. Однако в МИДе не исключают и некой другой возможности изменить меру пресечения осужденным.

Алексей Сазонов: На счет их дальнейшего статуса, этот вопрос тоже, как я понимаю, открыт. Международные нормы, правовые нормы позволяют видеть и перспективы более радужные для них, чем завершение своей жизни в тюрьме. В мировой практике, но отнюдь не в российской только, существуют примеры, когда изменялась мера пресечения, в соответствии с международными нормами. Никаких надругательств над законодательством Катара, России или международными правовыми нормами в данном случае можно их преодолеть все это.

Арслан Саидов: - заявил представитель российского МИДа Алексей Сазонов.

В том, что российские власти предпримут все, чтобы вызволить своих агентов из тюрьмы - не вызывает сомнений. Здесь их считают героями - говорит военный обозреватель «Еженедельного журнала» Александр Гольц.

Александр Гольц: Разведчики, которые выполняют свои сложные задачи в другой стране, вполне заслуживают всевозможных почестей. Но дело в том, что похоже, эти люди выполняли в Катаре совсем не разведывательную задачу, а задачу, если называть вещи своими именами, террористическую. Таким образом, они нарушали российский закон о разведке, который запрещает нашим разведывательным органам проводить подобные операции за рубежом.

Арслан Саидов: Говорил военный обозреватель «Еженедельного журнала» Александр Гольц.

Андрей Шароградский: В Россию из Катара экстрадированы два сотрудника российских спецслужб, признанные виновными в организации бывшего чеченского лидера Зелимхана Яндарбиева, и приговоренные катарским судом к пожизненному заключению. Наш корреспондент в Лондоне Наталья Голицына обратилась за комментарием к бывшему резиденту КГБ в Великобритании Олегу Гордиевскому.

Наталья Голицына: Господин Гордиевский, как обычно ведет себя российская разведка, когда ее агенты изобличены и осуждены за уголовные или другие преступления?

Олег Гордиевский: До 1952 года большей частью расстреливали из-за неправильной национальности. Но с 1952 года, скорее, с 1953, когда Сталин умер, а Берия был расстрелян, советская разведка, КГБ и ГРУ приняли другой курс. Они решили, что для укрепления морали и уверенности в себе офицеров разведок обеих, необходимо выручать всех тех разведчиков, офицеров, не агентуру, а только офицеров в случае, если они будут арестованы за рубежом. Они так и делали, начиная с того периода. Имеется несколько случаев, причем некоторые неизвестны до сих пор, но большей частью известны, когда они успешно выручили людей, арестованных на Западе. Например, нелегал Абель, человек, который был под прикрытием американца, был на самом деле Рудольф Иванович Фишер, был пойман и посажен в тюрьму в Нью-Йорке в 1957 году. Дали 30 лет тюрьмы. В 1962 году его обменяли на пилота известного Пауэрса, которого сбили над Советским Союзом. В 1960 году Гордон Лонсдейл, на самом деле Конон Трофимович Молодый, который изображал из себя канадца в Лондоне, был арестован. Ему дали 25 лет тюрьмы. В 1964 году его обменяли.

Надо сказать, что были исключения из этого правила, когда выручали агентуру, но не простых агентов, которые просто работали за деньги, за что-то другое, а которые были так называемые агенты-нелегалы, то есть как бы работали по контракту. Самые знаменитые из них были помощники Конона Трофимовича Молодого Хелен и Питер Крогеры, которых тоже арестовали в 1960 году. Но понадобилось не четыре года, а лет семь, прежде чем их удалось вызволить из британской тюрьмы.

В данном случае, с Катаром - это немножко другого рода. Здесь было политическое убийство, впервые с 1959 года политическое убийство за границей. Провело это жалкую, тривиальную операцию, которая закончилась полным провалом, ГРУ Генштаба. Работники были тут же пойманы, признались перед камерами во всем, что они сделали и теперь их принимают как героев. А выручили их не знаю как - либо договорились с властями катарскими просто так, либо они взяли катарского заложника (были разговоры, что арестовали спортсмена катарского) и обменяли заложника на этих двух бандитов-убийц. Вообще, весь мир, особенно разведки - и американской, и английской - потрясены, что Москва и российская разведка встали снова на путь политических убийств за рубежом.

Наталья Голицына: Какова на ваш взгляд, дальнейшая судьба этих офицеров российской разведки?

Олег Гордиевский: Раз их принимают как героев, у них будет нормальная судьба - их повысят в звании, им дадут какие-то синекуры. Но что интересно, как это было и с Абелем, и с Лонсдейлом - им никогда больше не доверяли никаких секретов, потому что и ГРУ, и КГБ очень подозрительны. Они считают, раз пробыли долгое время в тюрьме у противника, они, наверняка, завербованы. Поэтому делают вид, что принимают их как героев, а на самом деле держат камень за пазухой, считая, что они, скорее всего, завербованы какой-то там катарской, или британской, или американской разведкой. Вот такая у них будет судьба. Ничего с ними не случится, они уйдут на пенсию рано, получат хорошую пенсию и все будет нормально.

XS
SM
MD
LG