Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

25 лет назад советские войска вошли в Афганистан


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Владимира Ведрашко.

Александр Гостев: 25 лет назад советские войска вошли в Афганистан для оказания, как тогда официально сообщалось, интернациональной помощи афганскому народу по просьбе его правительства. Эта военная авантюра, продолжавшаяся почти 10 лет, стала последней войной, которую вел и бесславно закончил Советский Союз. В войсках, находившихся на территории Афганистана, прошли службу 620 тысяч советских солдат и офицеров.

Владимир Ведрашко: Война принесли неисчислимые беды и Афганистану, и Советскому Союзу. Была не только подорвана стабильность в Центральной Азии, но серьезно ослаблена экономическая и политическая прочность советской системы. Вот несколько фактов из исторической хроники того времени.

В апреле 1978 года Марксистская Народно-Демократическая партия Афганистана (НДПА) совершила государственный переворот, названный апрельской революцией. Президентом провозглашенной Демократической Республики Афганистан стал лидер НДПА Нур Мухаммед Тараки. Летом Тараки и его заместитель Хафизула Амин, входившие в одну из двух враждующих фракций партии, фракцию "Хальк", начали освобождаться от авторитетных членов фракции "Парчам", состоявших в прежнем правительстве.

Тараки приступил к преобразованию общества, объявил земельную реформу, ликвидацию неграмотности и эмансипацию женщин. В знак протеста против этих шагов исламские фундаменталисты и племенная знать в конце 1978 года подняли восстание. К лету 79-го они контролировали уже значительную часть сельских районов страны, в сентябре Тараки был смещен, а затем убит. Ему на смену пришел Хафизула Амин, который предпринял энергичные меры для подавления мятежников.

25 декабря советский спецназ штурмовал резиденцию главы государства, Амин был убит. Его сменил Бабрак Кармаль, стремившийся, как принято считать, достичь согласия с противниками и расширить социальную базу своей администрации. Проявлением этого курса был, в частности, начавшийся в 1981 году отказ от аграрной реформы. Однако добиться примирения не удалось и установившийся режим оказался полностью зависимым от советской военной, технической и финансовой помощи.

В 80-е годы военные действия развернулись по всему Афганистану. Мне довелось встречаться с бывшим главным военным советником в Афганистане генералом армии Александром Майоровым. В начале 1980 года он стал официально назначенным Политбюро ЦК КПСС высшим советским военным лицом при руководстве Афганистана и поэтому человеком, непосредственно отвечавшим перед Кремлем за успешный ход военных действий.

Александр Майоров: Вели успешно, рассчитывая, что в ближайшие недели, месяцы страна будет полностью просоветская. В начале парализованные афганцы постепенно организуются и главным образом под руководством мулл и видных лидеров непримиримой оппозиции и начинают объединяться то там, то там, и начинают открытую борьбу. Идут месяцы, войска там, гарнизонов много, бои идут, успеха нет. А кому-то за войну надо нести ответственность. В Политбюро создали комиссию из четырех человек. Но ведь комиссия комиссией, а все зависит от войны, от успехов войны. А кто там? От Устинова два видных деятеля, они не проведены через Политбюро, ни Соколов, ни Ахромеев. Они его только представители. Отчитываться надо перед комиссией, перед генсеком Устинову. И он делает хитрый ход: дескать, нам нужны здесь и Соколов, и Ахромеев, задачи огромные, там большие осложнения и внутри страны, и на дальнем востоке надо быть бдительными, нельзя ли подобрать человека, провести через Политбюро, создать мощную фронтовую оперативную группу, и он будет нести ответственность. Таким образом, Устинов себя уводит на второй план, просто как член комиссии Политбюро. А за войну будет нести ответственность человек, назначенный Политбюро, с определенной фронтовой оперативной группой. Вот как было.

Было пять кандидатов, все достойные люди: Курковский, Ивановский - все очень достойные. Но почему-то выпало... Может быть, это сыграла не только Отечественная война, но и Египет, Чехословакия, личное, так сказать, знание меня Брежневым. Это хитрый ход. Таким образом, он вывел из-под удара Соколова, Ахромеева и себя. И они уже потом приезжали в порядке контроля, око царева.

Владимир Ведрашко: Контингенту советских войск противостояли афганские моджахеды, которые по военной выучке не уступали советским военным. Вот как вспоминает один из боевых эпизодов генерал Александр Майоров.

Александр Майоров: Помню, Паншир. Спланировали, бьем, десант высаживаем, продвигаемся, убитые есть, пленных нет. И только где-то на девятые, на одиннадцатые сутки, когда уже сам Ахмед Шах Масул был ранен, оказались пленные. Я предусматривал, что они будут жестко сопротивляться, но я не думал, чтобы до конца. Они, оказалось, до конца.

Владимир Ведрашко: В то время, как в стране шла масштабная война, разворачивались крупные общевойсковые операции, афганская государственная машина продолжала работать. Правительство во главе с премьер-министром Султаном-Али Кештмандом делало все, что было в его силах, для экономического развития Афганистана. Позднее в своей книге, вышедшей в Лондоне и названной "Политические записи и исторические события", Кештманд высоко оценивал деятельность своего прокоммунистического правительства. Интересно, что независимо от отставного политика и, не зная о послевоенной судьбе Кештманда, советский генерал признается.

Александр Майоров: У меня до сих пор об этом человеке остается такое мнение, как об очень сильной личности той страны, хорошем организаторе. Будучи премьер-министром и министром планирования экономики, с нашей помощью, с помощью Советского Союза, многие-многие годы войны не поставили на колени Афганистан, страна не голодала. И пахали, и сеяли, и урожай собирали. Но самое главное, несмотря на эту войну, афгани была конвертируемая. Она шла и в Иране, и в Пакистане, и в Индии, она шла даже в Японии. "Тойоты" наводняли рынок Афганистана, телевизоры "Сони" тоже, разные видеомагнитофоны и прочая вся техника из Японии шла, а закупалась за счет валюты конвертируемой - афгани. Я считаю, что это одна из заслуг главы правительства. Почему он не стал первым лицом? Я думаю, что тут недооценка Андропова. Просто не уделено было ему внимание, и он являлся, как иные были сотрудниками нашего комитета. Но Кештманд переиграл нас. Как на доске ребристых в деревнях белье стирают, вот он так выстирал и меня, как главного военного советника. Да, он переиграл своей культурой, выдержанностью, своей оценкой. Он вел себя как настоящий аристократ. Я перед ним был как ученик, хотя и по возрасту старше, и я по жизненному опыту я ему не уступал.

Владимир Ведрашко: Говорил бывший главный военный советник в Афганистане генерал армии Александр Майоров.

XS
SM
MD
LG