Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Восемь человек задержаны за расклейку в метро листовок, на которых российские оппозиционные политики изображены рядом с Шамилем Басаевым и Борисом Березовским


Владимир Бабурин: В этот день Главное управление внутренних дел Москвы заявило, что восемь человек были задержаны за расклейку в метро листовок, на которых российские оппозиционные политики Владимир Рыжков, Ирина Хакамада и Сергей Глазьев были изображены рядом с Шамилем Басаевым и Борисом Березовским. Это сопровождалось надписью: "Участники переговоров по уничтожению России". Сейчас Сергей Глазьев с нами на линии эфира.

Здравствуйте, Сергей Юрьевич. Как вы полагаете, кто организатор этой акции? Один из довольно известных политологов, замдиректора Центра политических технологий господин Макаркин заявил, что "власть к провокации не причастна. Если бы власть была в этом заинтересована, то мы бы столкнулись с информационным вбросом другого качества и другой стилистики. Здесь же очевидно, что это дело рука националистов". Как вы полагаете, кто это сделал?

Сергей Глазьев: Я с этим почерком грязной политической чернухи знаком по выборам в своем собственном округе в Подольске, на выборах президента я сталкивался с такого рода провокационными клеветническими материалами, которые фабриковались по прямому указанию, по нашим данным, администрацией президента. Как нам удалось выяснить, тогда к этому было причастно агентство "Р-медиа", которое патронировалось администрацией Московской области и, по нашим сведениям, к этому была причастна штаб-квартира "Единой России" Московской области. Затем, на президентских выборах, еще более грязная чернуха стряпалась для моей дискредитации в самых разных формах, в том числе был выпущен клеветнический, лживый журнал "Компромат", за этим тоже, по нашим сведениям, стояла администрация президента. Опять же, по данным печати, на фабрикацию чернухи на меня было потрачено от 3 до 10 миллионов долларов, включая издание такого рода журналов.

Власть шла на самые подлые, самые грязные акции. Это их стиль. Этот стиль прослеживается во всех избирательных кампаниях, это московская политтехнологическая школа имени администрации президента, я бы так сказал. Не уверен, что в данном случае мы имеем дело с тем же заказчиком, но технология вполне знакомая. Я думаю, что не случайно эта чернуха появилась именно в тот момент, когда мы готовим общероссийский референдум за достойную жизнь, ведутся сейчас интенсивные консультации с целью объединения всех здравомыслящих сил в стране, чтобы не допустить сползание нас к криминальной диктатуре. Видимо, власть спешно пытается как-то отреагировать на наши политические инициативы, для того чтобы дискредитировать нас и создать мнение в умах о том, что наши попытки отстоять право граждан избирать руководителей регионов, избирать своих депутатов в Государственную Думу. Это будто бы некое противодействие линии на укрепление государство, которое президент, к сожалению, перепутал с укреплением личной власти.

Владимир Бабурин: Сергей Юрьевич, я видел листов, которые расклеены на Тверской. Дождливо в Москве, а они так ничего, не текут. При современном уровне развития копировальной техники, множительной техники совсем не сложно, но, думаю, что и не очень дешево. Как вы полагаете, сколько такая акция могла стоить?

Сергей Глазьев: Цена такой листовки примерно доллар. Они расклеены практически повсеместно в метро. Ясно, что это массовая акция, в которой задействованы были десятки человек. Я надеюсь, что московская милиция, задержав людей, которые занимались этой противоправной деятельностью, по меньшей мере, сообщит нам их фамилии и возбудит уголовное дело. Я уже обратился в Генеральную прокуратуру, в частности, вчера у меня была беседа с господином Колесниковым, заместителем Генерального прокурора, с просьбой, чтобы Генпрокуратура, в конце концов, встала на защиту наших граждан от политических провокаций, политической чернухи.

Надо сказать, что до сих пор все наши попытки привлечь к ответственности лиц, занимающихся изготовлением клеветнических материалов, успеха не имели. В частности, прокуратура отказала нам в возбуждении уголовного дела против господ, которые фабрикуют журнал "Компромат".

Владимир Бабурин: Понятное дело, что с Борисом Березовским вы могли встречаться, когда тот был депутатом Государственной Думы. А видели ли вы когда-нибудь живьем Шамиля Басаева?

Сергей Глазьев: Басаева я никогда не видел и ни разу с ним не общался. Что касается Березовского, то последняя наша встреча происходила в тот момент, когда он был назначен заместителем секретаря Совета безопасности. Я как раз уходил из Совета безопасности, поскольку после изгнания Лебедя с должности секретаря Совета безопасности, назначения туда Ивана Петровича Рыбкина, работать в этой организации потеряло смысл. Это был 1996 год, с тех пор я с ним ни разу не общался.

Владимир Бабурин: Сергей Юрьевич, господин Макаркин, которого я уже упоминал, мотивируя свой тезис о том, что это не могли быть власти, а сделали некие националисты, сказал, что тот же Глазьев рассматривается ими исключительно как сторонник покойного ныне генерала Лебедя, который подписал Хасавюртовское соглашение, которое сейчас иначе как с ругательными прилагательными никак больше не упоминается. Как вы это оценили?

Сергей Глазьев: Власть пытается вырастить из большевиков некое такое пугало, хотя это вполне безобидные, как правило, заблуждающиеся подростки. Ясно, что эти молодые ребята не сами по себе действуют, а действуют именно для организации политических провокаций. Масштаб этих действий очень невелик, чтобы они представляли какую-либо организацию, способную даже к массовой расклейке листовок. Я думаю, что полная чепуха. У национал-большевиков нет никаких оснований для того, чтобы в такой компании меня изображать.

Замечу, что Хасавюрту я никакого отношения не имел. Более того, когда работал с Лебедем в Совете безопасности, я его предупреждал, что Хасавюртовские соглашения, скорее всего, исполняться не будут, а эффективность их будет оспорена, и предлагал совсем другой план решения чеченской проблемы. Ничего общего с Хасавюртом этот план не имел.

Что касается собственно Хасавюртовского соглашения, то надо понимать, что оно было организовано и подписано вследствие чудовищного провала нашей операции на Северном Кавказе, когда боевики захватили Грозный, как раз в тот момент, когда рапортовали о полной победе в Чечне. Это было решение Ельцина, который пошел на это именно вследствие такого серьезного поражения. В Совете безопасности этим занималось небольшое подразделение, которое, к сожалению, не восприняло тот план, который я предлагал.

Я думаю, что не было бы такого количества жертв, такого количества терактов в Москве, если бы власти не организовали вторую чеченскую войну. То, что мы сегодня расхлебываем, это не результат Хасавюрта, а это результат произвола и глупости властей, которые с помощью танков и пушек решили бороться с террористами, хотя вся история, весь мировой опыт доказывают, что таким образом лишь умножают количество террористов в бесконечном прогрессе.

Владимир Бабурин: У вас была такая фраза: "изобразив в такой компании". Вы имеете в виду всех, рядом с вами на этом плакате?

Сергей Глазьев: На сегодняшний день меня с Рыжковым и Хакамадой объединяет только категорическое неприятие того произвола, который нарастает в нашей стране.

Владимир Бабурин: Может ли это тогда сделать вас несколько ближе в противостоянии нынешнему кремлевскому режиму?

Владимир Бабурин: Нынешняя власть сама себя противопоставляет всему обществу. Я считаю, что честные политики, которые отвечают перед избирателями и занимаются политической деятельностью для защиты интересов общества, сегодня обязаны объединиться для того, чтобы этот произвол не захлестнул. Главными жертвами этого произвола являются граждане, являются наши избиратели.

Например, тоже решение с назначением губернаторов. Власть пытается это дело преподнести так, что это вопрос губернаторов, а это, прежде всего, вопрос избирателей. Нас лишают избирательных прав, лишают возможности выбирать своих руководителей, считается, что чиновники администрации президента умнее, чем миллионы человек, которые имеют право голоса. Нашим мэтрам, в общем, многим все равно назначать их будут или изберут, они в большинстве своем давно выстроили отношения с кремлевской администрацией, поэтому они не боятся назначений. А вот общество должно этого бояться, потому что тем самым мы лишаемся последних рычагов влияния на власть, для того чтобы она работала в интересах общества, а не в целях личной наживы.

XS
SM
MD
LG