Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Государственный протокол и государственный этикет


Татьяна Волович: Сегодня у нас в гостях начальник Управления государственного протокола Комитета по внешним связям Петербурга Иван Арцишевский.

Готовясь к программе, я предполагала, что в основном мы будем говорить в День знаний об образовании, и об образовании в области этикета, поскольку наш сегодняшний гость был инициатором создания в Петербурге, да и во всей России, наверное, единственной школы протокола и этикета. Но жизнь вносит свои коррективы. Вчерашний теракт в Москве. Я не могу не спросить в связи с этим, существует ли в российском государственном протоколе или в российском государственном этикете какие-то прописанные правила как должны реагировать высшие государственные чины на трагические события, в том числе на теракты?



Иван Арцишевский: Если государственный протокол существует, то государственный этикет, конечно, нет. Этикет есть этикет. Безусловно, конечно, ничего не прописано такого и не может быть прописано, потому что это является не категорией этической или политической.

Татьяна Волович: На лентах информационных агентств уже сегодня ночью появились заявления Генерального секретаря ООН Кофи Аннана о соболезнованиях семьям погибших, об осуждении теракта, в том числе и президент США и администрация тоже выразили соболезнования. Почему нет реакции высших руководителей Российского государства?

Иван Арцишевский: Это политическое решение.

Татьяна Волович: В случае с 24 августа, когда рухнули самолеты, президент Путин сразу отреагировал. В этой связи возникает такое впечатление, что реакция высших должностных руководителей зависит от количества жертв.

Иван Арцишевский: Я не думаю, чтобы это зависело от количества жертв, безусловно. Это решение политическое и к протоколу отношения не имеет. В государственном протоколе такие вещи не прописаны и не могут быть прописаны.

Татьяна Волович: А вот решение о принятии траура, траурных дней?

Иван Арцишевский: Это тоже политическое решение. Везде в мире это является политическим решением. Национальный траур принимается и по поводу трех человек. Это не зависит от количества.

Татьяна Волович: Насколько давно вы занимаетесь вопросами государственного протокола?

Иван Арцишевский: В администрации Санкт-Петербурга я работаю уже 6 лет. А практически сталкиваться приходилось постоянно и работая за границей, и работая в Петербурге. Потому что, то, что мы организовывали, это были официальные мероприятия достаточно серьезные и высокого уровня.

Татьяна Волович: Как менялось на историческом пути России такое понятие как "государственный протокол"? Как изменилась в связи с распадом Советского Союза и в связи с тем, что Россия стала другим государством?

Иван Арцишевский: Надо, наверное, сначала сказать о каких-то азах. Потому что протокол бывает и дипломатическим, и деловой, бывает повседневный. Мы говорим о том, что существует три вида поведения, три вида этикета - это повседневный, деловой и высшего уровня. Границы между ними подвижы.

Когда мы говорим о каких-то высших мероприятиях официальных, где присутствуют официальные лица, тогда вступает в действие протокол, то есть это некий церемониал, где прописано достаточно жестко поведение каждого человека. Это принято так во всем мире.

Мы публикуем в журнале "Протокол" этикет истории о протоколистах, которые спасали наших дипломатов в 20-е годы. Понятно, что дипломаты у нас были не все опытные, а выбирались по классовому принципу. Протокол оставался дипломатический, и спасал наших послов за границей. В этом смысле протокол всегда был на месте. Советский протокол существовал и был достаточно жестким, в партийной жизни был достаточно классовым. В 90-х годах мы столкнулись с очень забавными явлениями, когда депутаты приходили на официальные приемы в кроссовках, в свитерах. Мы проводили большую работу, объясняли, писали такие памятки.

Татьяна Волович: А сейчас в администрации города проводятся ли какие-то занятия с государственными чиновниками, чтобы они знали и соблюдали протоколы и этикет?

Иван Арцишевский: Конечно, консультации проводятся постоянно. Меня очень часто спрашивают - как и что. Надо сказать, наши чиновники во многом интуитивно действуют, во многом узнают, интересуются и не стесняются спрашивать.

Татьяна Волович: А какие они ученики? Вот новый губернатор Петербурга Валентина Матвиенко. Она присягала первый раз. С приходом ее к власти изменились какие-то протоколы. Протокол для женщин отличаются от протокола для мужчин?

Иван Арцишевский: Протокол не меняется. Он меняется по времени, но он достаточно консервативен. Поэтому приход Валентины Ивановны не изменил принципиально ничего. Конечно, как женщине отношение абсолютно другое, потому что в протоколе и этикете есть всегда приоритет женщине. Это европейская традиция, она во всем мире существует. Но протокол принципиально не изменился. Во встрече высших должностных лиц государства ничего не меняется.

Было очень много проблем еще 6 лет назад с нашими чиновниками. Приход нового чиновника всегда характеризуется тем, что разумный человек спрашивает, и есть, кто не интересуется, но таких мало. В основном все беспокоятся, волнуются, спрашивают, мы стараемся всегда помогать, в общем, получается нормально.

Татьяна Волович: Основные какие-то мероприятия по протоколу приему вы же, наверное, согласовываете?

Иван Арцишевский: Конечно.

Татьяна Волович: Вот буквально в ближайшее время перенесено было захоронение останков императрицы. Когда это состоится, принято ли окончательное решение?

Иван Арцишевский: Решение принято, оно согласовывается с датской стороной. Речь идет о 2006 годе 26 сентября. Были долгие переговоры по этому поводу. В конце концов, мы пришли к выводу, что это должно быть проведено на очень высоком межгосударственном уровне. Российская сторона вышла с таким предложением по 2006 году. Созданы группы и в Москве, и в Петербурге. Мы продолжаем работу.

Татьяна Волович: Иван Сергеевич, обратимся ко Дню знаний. Учиться никогда не поздно. Мы говорили, что этикет нужно познавать все время. Скажите, где преподается, кроме школы петербуржской протокола и этикета, в каких государственных вузах есть ли программы этикета?

Иван Арцишевский: Факультативные занятия есть во многих наших вузах, но дипломатический протокол преподается в МГИМО. Там очень хороший курс.

Татьяна Волович: А у нас в университете на международных отношениях?

Иван Арцишевский: Факультатив, но достаточно не сильное преподавание такое. Протокол - это некий набор церемониала, который необходимо знать профессионально деловому человеку, дипломату.

Что же касается самого этикета, то это поведение в разных ситуациях этикетных. Это касается всех абсолютно без исключения.

Когда большевики объявили о революции, прекратились все этикетные отношения абсолютно. Любое поведение между людьми упростилось. Эта советизация русского общества проходила все эти десятилетия, и сказалась совершенно ужасно на этом, потому что мы плохо друг к другу относимся. Мы озлобленны, мы агрессивны, мы на самом деле не умеем себя вести, не умеем себя так повести, чтобы каждому было удобно.

Татьяна Волович: Почему-то всегда говорят, что это только для высшего общества, для дипломатов. А вот общественный этикет. Можно ли провести границу между вежливостью и этикетом?

Иван Арцишевский: Границы нет. Это и нужно понимать. Просто нормальное отношение друг к другу. Этикет надо преподавать. В этикет входят такие важные понятия как умение есть. Я не говорю об умении говорить и одеваться. Умение есть. Мы преподаем и столовый этикет тоже. Мы сталкиваемся с тем, что мы живем в обществе, которое не умеет есть. 95 процентов людей держат ложку, вилку, как лопату. Это ужасно и смотрится это плохо тогда, когда волей или неволей хотим мы или не хотим, но сегодня Россия входит в мировое сообщество деловыми отношениями, поездками. Наши люди решительным образом отличаются за рубежом.

Татьяна Волович: За границей почему-то сразу по поведению определяют русских.

Иван Арцишевский: Я бы не сказал, что это хамство, это квази-хамство, такое неумение правильно себя вести.

Татьяна Волович: Хочется поговорить о школе. Она единственная, которая имеет образовательную лицензию.

Иван Арцишевский: Школа единственная в том смысле, что она имеет лицензию. Есть люди, которые пытаются преподавать и в вузах, и давать отдельно, создавая какие-то семинары, но мы единственное сегодня лицензированное учебное заведение.

Татьяна Волович: Это значит, что вы можете подготавливать специалистов не только тех, кто к вам обратился, но и готовить преподавателей, которые будут обучать?

Иван Арцишевский: Мы готовим, конечно, преподавателей, но самое главное отличие, что мы даем документ установленного образца. Потом наши программы показываем соответствующим государственным органам, которые курируют и следят за правильной организацией образования.

Что мы преподаем? У нас кроме гражданского этикета, манера поведения, манера общения, имиджа, у нас есть очень интересный религиозный этикет, что сегодня очень важно.

Татьяна Волович: Скажите, а вот религиозный этикет на государственном уровне насколько прописан он в России?

Иван Арцишевский: Есть указ президента о протокольной практике РФ. Там описываются виды визитов, которые осуществляют первые лица государства иностранных в Россию, и визиты наших руководителей государства и правительства за рубеж. Все остальное есть неписанные правила, причем это не столько придумано нами, сколько международно принятые вещи.

Татьяна Волович: В международном плане то, что сейчас происходит во Франции. Экстремисты требуют отменить закон, который запрещает ношение религиозной символики в государственных учреждениях. Насколько закон правомочен?

Иван Арцишевский: Абсолютно правомочен, потому что любое государство может принимать такие законодательные ограничения. Тем более что, я считаю, что не очень этично показывать принадлежность свою религиозную. В европейском протоколе это не принято. Это правильно, потому что выказывать принадлежность свою религиозную не очень этично.

Татьяна Волович: Иван Сергеевич, возвращаясь к функционированию школы протокола и этикета в Петербурге. Значит ли это, что в ней не обучают бытовому этикету?

Иван Арцишевский: Обучают. Этикет не может быть только деловой. Если человек умеет себя вести, он умеет вести себя везде. Было бы дико, если бы человек умел вести очень хорошо переговоры, и не умел бы вести себя в жизни.

Татьяна Волович: Кто является вашими слушателями, вашими учениками?

Иван Арцишевский: На самом деле сегодня мы создаем группы. В этих группах у нас и жены бизнесменов, и сами бизнесмены. У нас даже проходили обучение почетные консулы, люди, которые работают почетными консулами в Петербурге.

Татьяна Волович: Но все это вы говорите о высшем обществе.

Иван Арцишевский: Почему? А жены?

Татьяна Волович: А есть связи с учебными заведениями. Вот, например, сегодня открывается кадетская школа. Раньше офицеры России славились тем, что они соблюдали этикет. Вот военный этикет?

Иван Арцишевский: Мы сейчас проводим программу обучения в военных училищах военному этикету. Это сложно, потому что контакт непростой, но мы пользуемся абсолютной поддержкой командующего Ленинградским военным округом, который поддержал эту идею. Мы пытаемся молодых офицеров, курсантов обучать военному этикету.

Татьяна Волович: А с Комитетом по образованию?

Иван Арцишевский: Самый тесный контакт со школами. У нас есть группа специальная подготовки преподавателей школьных. Есть, но это только факультатив.

Татьяна Волович: А в частных или государственных школах?

Иван Арцишевский: И в частных, и в государственных, но больше в частных, конечно.

Татьяна Волович: Насколько быстро можно научиться этикету и протоколу? Какой курс обучения?

Иван Арцишевский: Вы знаете, когда Александр Македонский пришел к Архимеду и сказал: "Научи меня, старик, математике, но быстро". Архимед ему сказал: "Нет царского пути в математику". Нет царского пути к этикету. Этикету надо обучаться с детства. Мы не можем за несколько занятий научить человека, но мы можем научить его правилам, научить внутренне ощущать. Быть тактичным, вежливым, мы не можем, но стараемся. У нас есть программа, у нас есть тренинги. Мы психологически пытаемся человека адаптировать, чтобы ему было комфортно вести себя так. За несколько занятий это сложно, и не всегда получается, все зависит от человека, от его готовности воспринять это все. Этикету, вежливости, тактичности, отношению к людям надо учиться всю жизнь.

Татьяна Волович: Насколько дорого обучение? Ведь это платная услуга?

Иван Арцишевский: Да. Я могу сказать, что обучение такое за границей очень дорогое, оно считается элитным, хотя на самом деле оно очень массовое сегодня, потому что в крупные фирмы на серьезные должности не принимаются люди, которые не прошли соответствующего обучения. Для среднего человека у нас это доступно.

Мы проводим семинары и в фирме, и в школе. Таких занятий больше всего, потому что фирма заказывает то, что ей нужно. И это повышает эффективность, потому что отношения между людьми в коллективе и умение вести деловые переговоры это очень важно. При этом мы еще обучаем людей вести себя и на бытовом уровне нормально.

Татьяна Волович: Сейчас на прилавках магазинов книжных можно найти достаточно много литературы по этикету. Но среди этой литературы мне приходилось встречать просто вопиющие. Вы проводили какой-то анализ?

Иван Арцишевский: Проводили. Практически хороших удобоваримых книг на сегодняшний день у нас в продаже нет. Есть очень много дипломатов, например, книга Соловьева. Книга неплохая, но он дипломат, он много лет работал в арабской группе стран. У него сдвиг такой немножко в ту сторону, хотя книга наиболее такая интересная. Остальные оставляют желать лучшего.

Татьяна Волович: А вы планируете издать какие-нибудь пособия, чтобы они были проверенные, выверенные и для разных групп населения, включая и детский этикет?

Иван Арцишевский: Мы слушателям даем определенные материалы с собой. Но книгу написать пока не получается в силу отсутствия времени. До детей мы доходим сейчас. Мы пытаемся создать программу детскую, это сложно. В этом плане мы имеем контакты с зарубежными школами протокола и этикета. Это очень распространенное явление на Западе, такие школы. Мы работаем с ними для того, чтобы научиться учить детей такой сложной вещи, хотя это абсолютно необходимо.

Этикет и этика - однокоренные слова, в этом есть глубокий смысл, потому что без этичного отношения к людям, без понимания этики невозможно вести себя правильно, с точки зрения этикета. Мы тоже это пытаемся объяснить.

XS
SM
MD
LG