Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Возможные последствия трагедии в Беслане для российской политики


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Михаил Соколов.

Кирилл Кобрин: Главная российская тема этого часа программы «Время Свободы» - возможные последствия трагедии в Беслане и других последних террористических актов для российской политики - внутренней и внешней. Известные российские политологи пытаются указать Кремлю на тактические и стратегические ошибки власти. На «круглом столе» клуба «Гражданские дебаты» побывал обозреватель «Радио Свобода» Михаил Соколов.

Михаил Соколов: Первой под удар экспертов попала бюрократическая имитация мобилизации масс в защиту режима. Желание общества помочь власти так можно растерять, считает председатель Национального гражданского Совета по международным делам Сергей Марков.

Сергей Марков: Ряд политических действий осуществляется в ярко выраженной бюрократической форме. Несмотря на хорошую прессу, которую получил митинг московский в зарубежных СМИ, мне кажется, это полный провал. Советским образом пригнали туда людей, но не было главного смысла митинга, не было политических лидеров, которые сказали бы людям, которые их поддерживают, что нужно делать.

Михаил Соколов: Марков отметил патологическую парализацию представительной власти...

Сергей Марков: Нельзя одновременно обращаться за поддержкой к обществу и лгать этому обществу. Очень странно себя вел и ведет парламент. По сути дела, он ведет себя не как парламент, а как чиновники, которые боятся сказать хоть одно слово, которое не понравится властям.

Михаил Соколов: Борис Макаренко заявил, что следует упрекать отнюдь не Думу...

Борис Макаренко: На протяжении последних 5 лет президент перерезал себе каналы коммуникации с обществом. Если в 2000 году он не мог дозвониться до генерального прокурора, то вот в эти дни бесланская трагедия показала, что ему очень трудно дозвониться до общества. Это развилка. Либо мы говорим, что не доросла Россия до демократии, и тогда давайте вводить авторитарное правление... А ведь только тогда будет совершенно предсказуемый итог. И сейчас государство, власть, демократия не способны оценить свою эффективность. Может быть, поэтому они так и неэффективны. Оценить это можно только извне.

Михаил Соколов: Ведущий программы «Постскриптум» Алексей Пушков заметил, что партия Единая Россия была обязана действовать...

Алексей Пушков: Показать людям, что правящая партия находится рядом со своим народом, который оказался в очень сложной психологической ситуации. И я считаю, что это очень серьезный прокол, если не сказать, провал "Единой России". Нужна ли такая партия президенту? Нужна ли такая партия власти вообще, вот такая лояльность, примитивно понимаемая? На мой взгляд, она власть ослабляет. В условиях тотальной террористической войны сейчас высшей формой лояльности становится эффективность.

Михаил Соколов: Депутат ГД Владимир Рыжков заметил...

Владимир Рыжков: Сейчас, действительно, очень важная развилка. Если парламент создаст парламентскую комиссию, которая вместе с правоохранительными органами и спецслужбами раскроет всю картину произошедшего этим летом и осенью, выработает вместе с исполнительной властью систему мер, тогда парламент совершенно спокойно может выделить и миллиард долларов, и два миллиарда долларов на национальную безопасность.

Михаил Соколов: Публицист Виталйи Третьяков продолжил...

Виталий Третьяков: Это неприличное, непристойное, особенно в такой ситуации, место для такого института, как парламент. Статус его нужно повысить и процесс усиления репрессивных структур, в данных условиях объективный, должен, безусловно, сопровождаться компенсационными мерами по демократизации других институтов. Институт парламентского расследования должен быть введен безусловно.

Михаил Соколов: Президент Центра стратегических исследований Андрей Пионтковский указал, на то, что в Чечне и на Кавказе сохраняется среда, при которой сепаратизм перерождается в исламский радикализм.

Андрей Пионтковский: Совершенно необходимо, если еще не поздно, если еще там остались какие-то умеренные сепаратисты, максимально постараться изолировать исламские радикальные течения. Это те же проблемы, с которыми сталкиваются Соединенные Штаты в Ираке и Израиль в Палестине. Несмотря на то, что глава государства два дня назад назвал людьми без совести всех тех, кто призывают к переговорам, я повторю этот тезис, потому что есть вещи более страшные, чем гнев главы государства, например, политика, которая ведет к распаду России. Мы должны инициировать заявление Масхадова, Закаева, Ахмадова, вот этих людей о том, что они категорически отмежевываются от исламских радикальных течений, о том, что их целью является построение светского демократического государства в Чечне в рамках российской конституции.

Михаил Соколов: Даже обычно абсолютно прокремлевски настроенный Сергей Марков признал...

Сергей Марков: В принципе, если Масхадов выступил с заявлениями о том, что он и за светское государство и что он признает законы Российской Федерации, я думаю, могли бы быть отношения с ним другие. Правильная политика состоит в создании раскола между исламскими радикалами и чеченскими сепаратистами, а не в стимулировании союза между ними.

Михаил Соколов: Рекомендации аналитиков, иные из которых обслуживали Кремль, сегодня по большей части расходятся с тезисами в духе "ни шагу назад", которые Владимир Путин отстаивал перед западными экспертами, и этот новый разрыв коммуникации правителя и специалистов пугает.

XS
SM
MD
LG