Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Рыжков о предложенной Путиным отмене прямых выборов глав российских регионов


Андрей Шарый: На расширенном заседании правительства президент России Владимир Путин говорил о грядущих серьезных изменениях в выборной системе. Губернаторы, по представлению главы государства, должны теперь избираться законодательными собраниями регионов, а депутаты Государственной Думы только по партийным спискам. Эти заявления следует рассматривать как чрезвычайно важные не только в свете событий в Беслане, но и в свете всего того, что происходит в стране в последние годы. Я попросил прокомментировать новую инициативу президента России известного либерального политика, независимого депутата Государственной Думы Владимира Рыжкова.

Владимир Рыжков: Вы знаете, на меня в целом весь пакет предложений президента произвел очень странное впечатление. Во-первых, совершенно непонятно, как эти меры оградят нас, граждан страны, от терактов. Мне трудно себе представить, чтобы, например, президент США Буш после 11 сентября внес в Конгресс два предложения, первое - избирать Конгресс по партийным спискам, а не по округам, и второе - назначать губернаторов из Вашингтона. Мне кажется, что ответом на такие инициативы была бы немая пауза, а после этого град насмешек, потому что совершенно очевидно, что никакой связи между эскалацией террора в стране и этими мерами не существует. Больше того, у меня вызывает большое сомнение вера президента в то, что эти меры укрепят единство страны. Ведь фактически он предлагает создать систему назначаемых губернаторов. Но именно такими являются сегодня президент Чечни Алханов и президент Ингушетии Зязиков, они формально избраны, но фактически выбраны в Кремле. И мы видели в дни бесланского кризиса, что ни тот, ни другой политик не смогли ничего сделать для разрешения кризиса, они недостаточно авторитетны. Фактически Путин предлагает нам отказаться от таких авторитетных лидеров, как Шаймиев, Рахимов, Лужков и другие, и сделать ставку на кандидатуры Кремля. Но это не укрепит страну, с моей точки зрения, а, наоборот, еще сильнее ослабит страну. Точно такой же эффект будет иметь избирательная реформа. Путин предлагает ликвидировать депутатов-одномандатников, которых сегодня 225, и избирать всю Думу по партийным спискам, и полагает, что это укрепит страну. На самом деле это приведет, и это очевидно, на мой взгляд, к прямо противоположному эффекту. Опросы Левады и других социологических служб показывают, что депутаты-одномандатники пользуются в 6 раз большим доверием, чем депутаты, избранные по партийным спискам. Это означает, что Дума, избранная только по партийным спискам, будет в 6 раз менее авторитетной в глазах избирателей. Дума, избранная по марионеточным партийным спискам, не будет иметь никакой опоры в обществе, и это тоже не укрепит страну, а только ослабит. Мне кажется, что президент путает укрепление своей личной власти и укрепление власти кремлевской администрации с укреплением страны. В истории не раз было, что укрепление власти Кремля на самом деле означало разрушение страны. Так что я эти инициативы рассматриваю, во-первых, как не имеющие никакого отношения к борьбе с террором, во-вторых, как объективно ведущие к ослаблению, разрушению страны.

Андрей Шарый: Скажите, пожалуйста, Владимир, у вас не создалось впечатление, что за этими инициативами президента России стоит растерянность нынешней власти? Понятно, что население страны, да и международная общественность, очевидно, ожидают от Путина каких-то решительных действий, и он предлагает то, что может, то, что советуют ему его советники.

Владимир Рыжков: Это, безусловно, можно охарактеризовать таким образом, что гора родила мышь. То есть мы ждали, действительно, каких-то серьезных содержательных решений, вместо это на стол выброшены старые политические заготовки Кремля, о которых было известно еще несколько лет назад. Кремль давно лелеял мечту назначать губернаторов и избавиться от строптивых одномандатников. Но при чем здесь Беслан? Насколько морально использовать гибель сотен заложников, в том числе детей, для решения своих старых политических заготовок, смысл которых - просто укрепление личной власти президента, но вовсе не борьба с террором. Поэтому я боюсь, что наша страна обречена. Если наша власть на волну терактов реагирует столь неадекватным образом, это означает, что мы остаемся без защиты.

Кроме того, эти предложения противоречат Конституции. Дело в том, что есть решение Конституционного суда по уставу Алтайского края от 18 января 1996 года, где черным по белому сказано, что главы регионов должны избираться всенародным голосованием, на альтернативной основе. А по Конституции и по закону о КС никто не вправе принимать законы, противоречащие этим решениям. Так что президент предлагает переступить через Конституцию, хотя 4 сентября в своем обращении он обещал, что предлагаемые меры не будут противоречить Конституции.

Андрей Шарый: Скажите, пожалуйста, Владимир, означает ли, на ваш взгляд, вот эта инициатива президента то, что поставлен крест на идее использовать полномочных представителей президента, тех самых семерых наместников? На эту идею в свое время возлагались очень большие надежды Кремля?

Владимир Рыжков: Вообще ничего не получается. Все, что было предложено в последние годы, все провалилось. "Замочить в сортире" - ничего не получилось, семь федеральных округов - ничего не получилось. Ничего не выходит, понимаете. То есть это просто напоминает какую-то суету, имитацию бурной деятельности без ответа на коренные вопросы. Я, например, после обнародования этой системы мер ничуть не почувствовал себя в большей безопасности. Наоборот, я вижу, что реакция власти совершенно неадекватна уровню угрозы. Это означает, что мы все остаемся под ударом.

Андрей Шарый: И последний вопрос, Владимир. Почему ничего не выходит, на ваш взгляд?

Владимир Рыжков: Мне кажется, что вообще стратегия на авторитарную модернизацию, стратегия на твердую руку, сильную власть, на покорное, подчиненное общество, парламент, на подавление оппозиции, на подавление свободы слова - это ложная стратегия. Власть не может сама справиться с угрозами, мы это видим, и при этом она не готова доверять обществу, мы тоже это видим. Это тупик. И пока Путин будет продолжать эту тупиковую стратегию, боюсь, страна обречена.

XS
SM
MD
LG