Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Открытое письмо Валерию Зорькину


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Михаил Соколов.

Андерй Шарый: Группа депутатов Государственной Думы России и некоторые видные политики обратились к председателю Конституционного Суда России Валерию Зорькину с открытым письмом. Они предлагают оценить конституционность внесенных в Думу президентом Владимиром Путиным законопроектов, которые фактически отменяют выборность глав регионов.

Вот цитата из этого письма: "Мы, группа депутатов Государственной Думы России и представители общественности, обращаемся к вам с этим письмом, сознавая, что оно не может иметь характер запроса или жалобы в Конституционный Суд РФ. Но в нынешней ситуации, как ни горько это осознавать, не к кому обратиться за защитой Конституции, кроме как к председателю Конституционного Суда". И далее: "Сегодня мы надеемся на то, что Конституционный Суд РФ реализует свое полномочие и даст официальную оценку данному законопроекту, а вскоре закону, в форме послания Суда Федеральному Собранию. Мы обращаемся к вам и призываем - не молчите, выполните свой долг перед народом".

С независимым депутатом Государственной Думы, одним из авторов открытого письма к председателю Конституционного Суда России Владимиром Рыжковым беседовал обозреватель Радио Свобода Михаил Соколов.

Михаил Соколов: Владимир Александрович, обращение депутатов и политиков в Конституционный Суд не является документом, который требует от председателя Конституционного Суда юридических действий. На что вы, собственно, надеетесь?

Владимир Рыжков: Мы надеемся на статью Конституции, которая до этого еще никогда не применялась. Речь идет о 100-й статье нашей Конституции, где сказано, что Конституционный Суд вправе обращаться с посланиями Суда к Федеральному Собранию. Я консультировался с одним из авторов письма, бывшим помощником президента Ельцина по правовым вопросам Михаилом Александровичем Красновым, он был одним из авторов Конституции, он как раз пояснил, что эта норма и закладывалась в свое время для того, чтобы оставить возможность Конституционному Суду не только пассивно реагировать на запросы и жалобы, но иногда, в особых случаях, проявлять активность, то есть инициативным порядком обращаться с посланиями по поводу конституционной законности. Мы исходим из того, что сейчас как раз тот случай, когда недостаточно пассивных возможностей Конституционного Суда, когда Конституционный Суд мог бы, на наш взгляд, проявить и активность в форме послания Суда к Федеральному Собранию.

Михаил Соколов: А вы не учитываете то, что Конституционный Суд достаточно зависим от президента, от Управления делами президента, находится на материальном обеспечении?

Владимир Рыжков: Все-таки надо разделять реальный контекст политический, в котором мы находимся, в том числе и я тоже обслуживаюсь как депутат Госдумы в столовой, например, Госдумы Управлением делами президента, потому что у нас в этом плане есть монополия, но мы все-таки рассматриваем Конституционный Суд как не скомпрометировавший себя институт государственной власти, как высшую конституционную судебную инстанцию. Мы исходим из презумпции добросовестности служения судей Конституционного Суда Конституции.

Вообще, ничего страшного не происходит. Почему у группы политиков, общественных деятелей, видных юристов не могут возникнуть сомнения в части законопроекта, внесенного президентом, тем более, что законопроект, действительно, кардинально меняет систему власти в нашей стране? У нас есть такие сомнения, я бы даже больше сказал, у нас есть уверенность, что этот законопроект не соответствует Конституции. Мы сочли возможным, - это действительно новый прецедент, такого не было раньше, - обратиться с открытым письмом к председателю Конституционного Суда с просьбой, с предложением разморозить 100-ю статью Конституции и использовать право Конституционного Суда на обращение к Федеральному Собранию с посланием. Естественно, что это право Конституционного Суда сделать это или нет, согласиться с нами или нет, но мы ни в коей мере не будем и не хотели бы оказывать никакого давления на Суд.

Михаил Соколов: Почему подписало письмо только шесть депутатов Государственной Думы, известно, что противников этой реформы по-путински - упразднение выборности глав регионов - гораздо больше?

Владимир Рыжков: Мы не ставили перед собой цели собрать огромное количество подписей, тем более, что речь не идет о жалобе в Конституционный Суд или запросе в Конституционный Суд, который требует подписей 90 депутатов. Да его еще и рано подавать, потому что закон пока не принят. Поэтому просто подписали те люди, которые, на мой взгляд, являются знаковыми для левого политического лагеря, для центристского лагеря, для правого политического лагеря. Я утром передал этот документ Геннадию Андреевичу Зюганову, но, к сожалению, у них только завтра будет президиум, где они смогут это обсудить.

Наша цель была немедленно обратиться с данным письмом, потому что вчера президент внес эту инициативу. Мы считаем, что здесь промедление невозможно. Список мог бы быть и больше, но мы не гнались за численностью.

Михаил Соколов: То есть не исключается участие, например, фракции Компартии вот в этом обращении - присоединение или собственное какое-то обращение?

Владимир Рыжков: Да. Завтра, надеюсь, они обсудят. Мы так договорились, что завтра они обсудят. Если Компартия поддержит основные идеи этого письма, то, конечно, они смогут поставить свои подписи.

Михаил Соколов: Владимир Александрович, напечатано интервью Владислава Суркова в "Комсомольской правде", заместителя главы администрации президента. В этой статье есть нечто новое - это такой образ амальгамы. Якобы правые и левые радикалы сомкнулись и хотят нанести удар в спину воюющей власти.

Владимир Рыжков: Это очередное возвращение врагов народа, когда любой, кто потребует от власти правды, например, по Беслану, когда любой, кто требует от власти ответственности, например, за беспрецедентную серию терактов этим летом и осенью, когда любой, кто пытается защитить Конституцию, как это происходит сейчас, является фактически врагом народа. А мы это уже все проходили и знаем, чем эти вещи кончаются. Подобного рода погромные призывы и обвинения в том, что есть какие-то заговорщики, работающие против замечательной власти и государства, пусть это останется на их совести. Мы считаем себя не меньшими, а может быть даже большими патриотами, чем те, кто сегодня закручивает гайки и предлагает нам нарушить Конституцию.

Михаил Соколов: В этой статье есть такие формулы, что призыв к переговорам с сепаратистами - это государственная измена, слова "пятая колонна": "известно как поступают с пятой колонной во время военных действий". Считаете, что это угроза, повисшая в воздухе или действительно возможны реальные репрессии?

Владимир Рыжков: Это открытая, совершенно не маскируемая угроза, угроза не правовая, потому что фактически людей предлагается считать пятой колонной и врагами России за убеждения, а Конституция гарантирует свободу мнения и свободу убеждений, это неприкрытая угроза всем, кто смеет не соглашаться с властью. Пойдет власть на репрессии или не пойдет, это, конечно, дело ее, это дело народа, который примет это либо не примет, но отвечать перед судом истории и перед судом за подобные вещи придется.

XS
SM
MD
LG