Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

100 дней второго президентского срока Владимира Путина


Программу ведет Андрей Шароградский. В программе принимает участие корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров.

Андрей Шароградский: 14 августа истекает 100 дней второго президентского срока Владимира Путина. Этой дате была посвящена специальная пресс-конференция, в которой участвовали ведущие политологи России.

Мумин Шакиров: Второй срок Владимира Путина начался незадолго до президентских выборов, когда глава государства отправил в отставку правительство Михаила Касьянова и пригласил в Белый Дом Михаила Фрадкова и ряд новых федеральных министров. Так считает руководитель фонда «Политика» Вячеслав Никонов. Известный политолог положительно оценивает первые шаги Владимира Путина по реформе бюрократического аппарата.

Вячеслав Никонов: Как бы не критиковали административную реформу, по крайней мере, в заявке это самая серьезная реформа российской бюрократии, наверное, лет за 100, по крайней мере, со времен Витте. Сейчас предпринимается попытка такой вестернизации российского государственного аппарата. Нельзя сказать, что эта попытка обречена на успех, но ее, безусловно, надо приветствовать.

Мумин Шакиров: В числе негативных тенденций политолог Вячеслав Никонов отметил закулисные игры силовых структур вокруг нефтяной компании ЮКОС.

Вячеслав Никонов: Дело ЮКОСа используется для разного рода инсайдерских игр, которые подрывают образ России, ее имидж в большей степени, чем даже само дело ЮКОСа. Потому что все прекрасно видят, что происходит сейчас, когда, в результате якобы спонтанных сообщений представителей силовых структур, акции ЮКОСа взлетают на 10 процентов, на 15 процентов, а потом падают на 20. Безусловно, нужны серьезные шаги, которые пока мы не видим для того, чтобы справиться с теми всем известными пороками российской и политической системы - будь-то коррупция или недостаточная развитость гражданского общества и правового государства.

Мумин Шакиров: Другой участник брифинга - директор центра политических технологий, политолог Борис Макаренко - также приветствовал административные реформы в России. Но в то же время отметил закрытость и замкнутость системы власти, выстроенной Владимиром Путиным за годы своего правления.

Борис Макаренко: А закрытая система всегда тупеет и чем дальше, тем больше. Эта неспособность реагировать на негативную информацию снизу будет привносить большие риски и опасности.

Принимается новый закон о гражданской службе в развитии административной реформы. В нем табель о рангах, который все единодушно окрестили архаичным и негодным в 21 веке. Эта система не просто сохраняется, а возводится в абсолют. А про ЮКОС Вячеслав Алексеевич все хорошо сказал.

В социальной реформе понятно, что нужно как-то управлять общественным мнением. Но это делается так, что вызывает в результате этой реформы только большее раздражение, когда по телевизору показывают исключительно тех пенсионеров, которые довольны деньгами и недовольны льготами. Продолжается укрепление монополии в средствах массовой информации. Исключительная топорность Центрального Банка порождает банковский кризис на месте рядового банкротства не самых главных банков. Все эти примеры были бы вполне допустимыми по масштабу урона и потерь, если бы они были разрозненными.

Но я думаю, что дальше будет противоречие между функционированием гораздо лучше выстроенной и внутренне последовательной системы, с одной стороны, и с другой стороны - ее все большей закрытостью, которая повышает риски.

Мумин Шакиров: Руководитель фонда эффективной политики Глеб Павловский обратил внимание на то, что президент России Владимир Путин сегодня является гарантом стабильности и единственным носителем политической инициативы, что отнюдь не означает, по его словам, устойчивость системы власти в стране.

Глеб Павловский: Президент остается единственным носителем не только политической инициативы, но и политического начала, единственным действующим институтом демократии, что неизбежно деформирует систему института в целом, потому что часть из них привыкает жить безынициативно. Они превращаются в набор потребителей стабильности.

Кто-то может спросить – кто, кроме президента, вносит в стабильность в стране свой вклад? Пассивно вносят граждане, просто тем, что ведут себя лояльно и не бузят. Федеральное Собрание, с моей точки зрения, не вносит в стабильность ничего. Оно висит на ней, как некий балласт, потребляя эту стабильность. Донором стабильности является, в основном, президент. Это не вечная ситуация.

Мумин Шакиров: На фоне дипломатичного и явно симпатизирующего Кремлю Глеба Павловского, куда более конкретным и жестким выглядел директор института проблем глобализации Михаил Делягин. Он подверг резкой критике административную реформу, проводимую президентом России.

Михаил Делягин: То, что сделано - это шаг к разрушению российской государственности. Потому что правительство Российской Федерации находится в состоянии паралича - там создано на ровном месте глубочайшее внутреннее противоречие, в том числе между агентствами и министерствами; там до сих пор огромные пласты людей висят в неизвестности, не принятые на работу; там до сих пор искаженный процесс принятия решений, с точки зрения, даже той не очень совершенной схемы, которая была.

Мы видим результат - самое главное, были неправильно поставлены сами цели административной реформы, потому что не говорилось о том, что мы создаем механизм выработки стратегических решений, мы хотим защитить наши механизмы выработки решений от коррупционных воздействий, от лоббистских воздействий, мы хотим поставить их на службу обществу. Говорилось о подтягивании дисциплинки.

Мумин Шакиров: Михаил Делягин также раскритиковал последние социальные программы исполнительной власти, включая систему отмены пенсионных льгот, досталось и Центробанку России за недавний банковский кризис, а федеральные телеканалы, по его мнению, частично дезинформируют граждан страны.

Затронули аналитики и ситуацию на Северном Кавказе. Гибель главы Чечни Ахмада Кадырова - одно из главных событий в России за прошедшие сто дней президентства Владимира Путина. В Чечне вновь грядут выборы.

Глеб Павловский с оптимизмом смотрит на будущее республики.

Глеб Павловский: Убийство Кадырова по очень многим ожиданиям, и не только врагов России в республике Ичкерия, должно было обрушить политическую систему и мир в республике, - этого не сделано. Это говорит о том, что сложился так или иначе в обществе республики некоторый ограниченный консенсус по поводу направления выхода из вот этого десятилетия вооруженного противостояния. Сможет ли новый руководитель опереться на этот консенсус также успешно, как это делал Кадыров, тем более что этот консенсус, безусловно, изменился с его гибелью и структура этого согласия в чеченском обществе меняется? Это открытый вопрос - вопрос удачной или неудачной политики будущего президента. Но в целом, мне кажется, мы здесь выбираемся.

Мумин Шакиров: И здесь по чеченскому вопросу Михаил Делягин вновь оппонирует Глебу Павловскому.

Михаил Делягин: Финансовый контроль там отсутствует в принципе. Нельзя требовать от людей, чтобы они охраняли чужие деньги лучше, чем своего собственного руководителя. Реально признаков какой-то эффективной, осмысленной, стратегической линии в отношении Чечни я, к сожалению, не вижу.

Мумин Шакиров: Как видно из высказываний известных российских политологов, у президента Владимира Путина есть среди них оппоненты и единомышленники.

XS
SM
MD
LG