Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

10 лет назад последние подразделения Западной группы российских войск покинули территорию Германии


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Евгений Бовкун.

Кирилл Кобрин: 10 лет назад последние подразделения Западной группы российских войск, так называемой ЗГВ, покинули территорию Германии. Немцы отмечают десятую годовщину этого события. Положительное значение его никем, конечно же, не оспаривается. Однако по-прежнему остро стоит вопрос об экологической санации бывшей территории, которую занимали советские, а потом российские военные. Репортаж нашего корреспондента в Германии Евгения Бовкуна.

Евгений Бовкун: Годовщина вывода российских войск проходит в Германии под девизом «Десять лет без русских». Ретроспективные оценки этого исторического события носят, однако, преимущественно положительный характер. Договор о выводе войск, подписанный в октябре 90-го года, считается важной вехой сотрудничества России и ФРГ. Войска выводились поэтапно. Последний солдат армии победителей покинул Германию ровно десять лет назад, а на следующий день вылетел самолетом в Москву и последний ее представитель - генерал-полковник Матвей Бурлаков.

Проводы проходили под звуки военных маршей в исполнении оркестра Бундесвера, которым пытался дирижировать Борис Ельцин. Жители Берлина до сих пор вспоминают этот странный эпизод, к которому они отнеслись куда снисходительнее, чем россияне. Для большинства немцев вывод российских войск означал качественное изменение статуса Германии, которая стала по-настоящему единой. Историки ФРГ подчеркивают при этом другой важный исторический факт. Советские лидеры считали и называли свой внешний военный контингент «Западной группой войск в Германии» (ЗГВ), несмотря на многократные просьбы и протесты восточногерманского руководства, предлагавшего другое название - «Группа советских войск в ГДР». Кремль на уступки не пошел. Это обстоятельство давало западным политикам дополнительный аргумент в пользу воссоединения разделенной страны. В благодарность за вывод войск правительство ФРГ выделило России около восьми миллиардов марок на строительство квартир для демобилизованных военнослужащих.

Ощущение глубокой удовлетворенности у руководителей ФРГ усиливалось тем, что с уходом российских солдат естественным образом разрешилась сложная социально-правовая проблема, с которой местные правоохранительные органы не могли справиться. Речь шла о коррупции, контрабандных операциях и подпольной торговле различным имуществом в Западной группе войск, в распоряжении которой находилась территория, равная по площади земле Саар. Таким образом, вывод бывших советских войск завершился на оптимистической ноте.

Непредвиденными оказались только его последствия. Экологическое состояние оставленных военных баз и полигонов, зараженных вредными отходами, сочтено было катастрофическим. Стоимость санации эксперты оценили тогда в 25 миллиардов марок, и многие общины отказывались принимать в свою собственность бывшие советские казармы и полигоны. Тяжелее всего в этом отношении пришлось Бранденбургу, на территории которого находится почти половина всех бывших структур ЗГВ. О судьбе некоторых объектов, на которые претендует Бундесвер, общественная полемика продолжается до сих пор.

Кирилл Кобрин: Итак, 10 лет назад совместным парадом частей Бундесвера и берлинской бригады российской армии в берлинском "Трептов-парке" закончился вывод российских войск из ФРГ. Исполнив на русском и немецком языках песню «Прощай, Германия, прощай», где были такие строчки: «Погас давно пожар войны, с друзьями расстаемся мы...» - солдаты бывшей Западной группы войск вернулись в Россию, где их, как выяснилось, не особенно и ждали. О судьбе «берлинской бригады» мой коллега Владимир Бабурин беседует с военным обозревателем Виктором Баранцом.

Владимир Бабурин: Виктор, как раз 10 лет назад я тоже был в Германии на выводе войск. Мне пришлось вести прямой репортаж из «Трептов-парка», вот с этого последнего парада российских и немецких войск. И вы знаете, вот лично мне, пожалуй, больше всего запомнились даже не экстравагантные выходки президента Ельцина, а глаза российских солдат и офицеров и разговоры. Один мне сказал: «Самое ужасно, наверное, не то, что мы теряем здесь благополучную жизнь, которая только-только налаживается - мы стали получать хорошую зарплату в конвертируемой валюте - а то, что туда, в Россию, мы едем неизвестно куда, просто в никуда». Что сейчас с «берлинской бригадой»?

Виктор Баранец: Я должен вам с великой печалью констатировать, что как таковой «берлинской бригады» больше нет. Эта бригада скукожилась до малозначительного полчка, который дислоцируется в составе 20-ой общевойсковой армии в населенном пункте Жуковка, под Курском. Я хотел бы сказать еще о том, что немилость ждала «берлинскую бригаду» на курской земле, хотя бы потому, что там, как и для большинства 500-тысячного нашего войска, выведенного из Германии, там не было достаточно жилья, там не было учебной базы, там не было положенной инфраструктуры – и все это фактически так же по-дурацки, как это делалось для большинства наших соединений.

Ну а какова участь бригады в наши дни... Я хотел бы остановиться только на одном позорнейшем факте. Когда не так давно было 60-летие Курской битвы, то для знаменитого теперь уже берлинского полка нашлось денег только лишь на 60 парадных кителей для личного состава этой бригады. Вот в таком скуднейшем положении оказались наследники прославленных победителей.

Владимир Бабурин: Командующий Западной группой войск генерал Бурлаков в Москве очень быстро занял пост заместителя министра обороны, и так же быстро его покинул. Были громкие публикации в газетах. Но, насколько я помню, ни один из скандальных судебных процессов с высшими военными чиновниками, которые служили в Германии, ничем не закончился. И вообще, единственным пострадавшим после этих публикаций был журналист «Московского комсомольца» Вадим Поэгли, автор знаменитой публикации «Паша-Мерседес». Насколько я знаю, ни одно уголовное дело ничем не кончилось.

Виктор Баранец: Да, Владимир, так сложилась моя судьба, что 10 лет и более даже я служил в Министерстве обороны, в Генеральном штабе. И на моих глазах проходил этот, не побоюсь сказать, ублюдочный процесс вывода наших войск. Только на моей памяти начинались расследования почти что по двум десяткам генеральских дел. И я вам с полной авторитетностью могу заявить, и отвечаю за каждое слово, что если бы в то ельцинское время наша военная Фемида не лежала у ног президента Ельцина, то, пожалуй, сегодня бы как минимум 20 высших генералов того времени, они бы еще коротали сроки на нарах, и им бы даже не помогла никакая амнистия, ни количество тех орденов, которыми они так кичились. За 33 года службы в армии, и особенно в высших эшелонах военной власти, я не помню такого позорного, бесстыдного, рваческого времени, которое было характерно для периода вывода наших войск с территории Германии. Вы знаете, потом, после вывода мы недосчитывались таких сумм денег, которых не хватало даже на целый месяц боевой учебы и жизни целых военных округов. Это было золотое обогащение нашего генералитета. И меня жутко удивляли некоторые откровенно лицемерные вещи. В частности, допустим, вот тот же генерал Бурлаков возглавил Фонд ветеранов Западной группы войск.

XS
SM
MD
LG