Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В России создается Единая народная партия солдатских матерей

  • Екатерина Коровина

Программу ведет Екатерина Коровина. Комментарии членов комитетов солдатских матерей России

Екатерина Коровина: В России создается Единая народная партия солдатских матерей. В конце июня в Москве прошел съезд ее сторонников, прибыли представители 37 регионов России. Из Свердловской области аж три участницы. Свердловские комитеты солдатских матерей предприняли попытку консолидации еще в апреле 2004 года. Тогда 16 комитетов из разных городов региона при поддержке уполномоченного по правам человека Свердловской области Татьяны Мерзляковой объединились в Союз комитетов солдатских матерей. Марина Лебедева, председатель екатеринбургского городского Комитета солдатских матерей и сопредседатель Союза комитетов солдатских матерей Свердловской области.

Марина Лебедева: Мы очень надеемся, что консолидация эта поможет нам дальше, в дальнейшем, в защите прав военнослужащих, членов их семей, призывников, погибших, пропавших без вести.

Екатерина Коровина: Чем крупнее организация, тем легче выходить на представителей и на военкомат.

Марина Лебедева: Конечно. Для них ведь тоже большая проблема - все наши комитеты. Все мы разные, мы все конечно женщины, с разными характерами, с разными всевозможными своими требованиями, хотя в принципе цели то у нас одни. И поэтому когда обращаются от комитетов, не каждый еще в силовых структурах начальник, командир верит и понимает, и действительно знает, комитет это, не комитет, совет ли по защите прав военнослужащих. А когда речь идет о Союзе комитетов солдатских матерей, у нас их 16 организаций, которые влились, вошли в союз, это уже мощь и сила. То есть здесь вынуждены прислушиваться и военкоматы, и прокуратура, и в общем-то все силовые структуры.

Екатерина Коровина: В рамках всей России сейчас идет работа по созданию партии солдатских матерей. Я знаю, что свердловчанки там очень широко представлены среди организаторов этого всего движения. По-моему, три делегата было на последнем съезде оргкомитета.

Марина Лебедева: На последнем, как мы его назвали, "Съезд партийного строительства", была я, была член оргкомитета Надежда Ивановна Курдюкова из Нижнего Тагила и была председатель Комитета солдатских матерей города Лесного Маркелова Нелли Ивановна, ставшая "Женщиной года" в нашей, Свердловской, области, очень приятно нам, членам Комитета солдатских матерей. Представляли нашу Свердловскую область. Хотя достаточно много было там делегатов.

Екатерина Коровина: О чем говорили? Может быть по поводу чего-то были разные мнения? Какие проблемы лучше на первый план поставить?

Марина Лебедева: В общем-то мы осторожно относимся ко всем политическим организациям. И наша делегация как-то пыталась тоже сначала сама разобраться во всем, естественно, вникала во все проблемы. С Союзом комитетов солдатских матерей России, где председатель Валентина Дмитриевна Мельникова, мы дружим давно. И вот на данном съезде партийного строительства были конечно очень многие мнения одинаковы, но были и расхождения. В частности, поднимался вопрос, не отомрут ли, грубо говоря, комитеты солдатских матерей в связи с созданием вот этой новой партии, единой народной партии солдатских матерей. С одной стороны, поскольку военнослужащие, к сожалению, наши солдатики не могут быть членами партии, поддерживать или выражать какие-то конкретные, согласие или несогласие с нами... Если как политическая мы будем обращаться к тем же командирам частей, они могут попросту с нами не разговаривать и никак не реагировать на нас. Возможно, действия, с одной стороны, более значимы именно комитетов солдатских матерей. А с другой стороны, единая партия, народная партия солдатских матерей, надеемся, что она будет больше давить что ли на власть, вынуждена будет считаться с мнением солдатских матерей, всевозможные законодательные решения будут учитываться. Посмотрите, что у нас. Ведь не уменьшается самовольное оставление части, как правило, из-за неуставных отношений. Условия у солдат конечно никуда негодные. Казармы, как тюремные, я не знаю, извините. Ужасно в наше время, отправляя сынов наших и видя, что там в частях с основном твориться. Бывают конечно элитные хорошие части и командиры бывают, это от многих зависит лично, но, как правило... И, естественно, нужна реформа, мы очень надеемся, что с созданием партии может быть все-таки прислушаются наши власти и государство к нам по поводу реформы армии. Здесь мы уже защищаем интересы не только солдат, но и офицеров, потому что они тоже, как правило, зависимы и обездолены.

Екатерина Коровина: Марина Митрофановна, скажите, немножко смешной такой вопрос, партия солдатских матерей. А если отцы захотят?

Марина Лебедева: Вы знаете, господи, конечно, ради бога. Мы даже приветствуем. Мы приветствуем и мальчиков наших, которым исполнилось 18 лет, но они не стали еще солдатами, только призывники. Мы их призываем в члены нашей партии, хотя сейчас у нас только сторонники, партии еще нет. Мы набираем только сторонников солдатских матерей. Мы приветствуем и их мам, и пап, и бабушек, и дедушек, и другие структуры, всевозможные организации. Естественно, что они не должны быть членами другой партии, даже сторонниками. И я думаю, что если будет много мужчин, женщины конечно привыкли тянуть воз на своих плечах, но хуже не будет, мы очень на это надеемся.

Екатерина Коровина: Марина Лебедева, председатель екатеринбургского городского Комитета солдатских матерей высказала свое мнение по поводу создания единой общероссийской партии солдатских матерей. А председатель нижнетагильского Комитета солдатских матерей Надежда Ивановна Курдюкова вошла в оргкомитет единой народной партии солдатских матерей и сейчас она с нами на телефонной связи. Надежда Ивановна, вы нас слышите?

Надежда Курдюкова: Да, я вас слышу.

Екатерина Коровина: Надежда Ивановна, на ваш взгляд, какие основные задачи будут стоять перед этой партией, когда она будет создана?

Надежда Курдюкова: Здравствуйте. Во-первых, как нам видится, собравшись с координационным советом зимой этого года, мы поняли, что общественные организации могут многое, практически все. Наши члены комитетов солдатских матерей за 15 лет побывали в Абхазии, на острове Русском, в Таджикистане, в Грузии, в Чечне. Но мы также поняли за 15 лет работы, что мы можем все по индивидуальным обращениям, но ничего не меняется в системе призыва, в системе военной службы. Казалось бы, какой-то громкий случай, СМИ со всех сил помогают, об этом знает вся страна, содрогнулась, но проходит время, система не меняется. И когда конечно в прошлом году министр обороны после доклада главного военного прокурора о том, что увеличилось количество уголовных преступлений из-за неуставных отношений среди солдат и офицеров по отношению к солдатам по призыву, в октябре министр обороны заявил, что военная реформа в основном закончена, и солдаты по призыву были упомянуты только в одном предложении, мы поняли, что дальше... Да, мы можем в каждом отдельном случае многое, почти все. Но система не меняется. И тогда мы решили, что нам нужно создать вот именно политическую партию, вот именно выйти на законодательный уровень. Ведь одно слово, изменение в законе может помочь большему количеству призывников, военнослужащим и родителям, чем вся наша индивидуальная работа по всей России. И вот тогда возникла идея создания вот этой партии, которая не будет преобразовывать движение комитетов солдатских матерей в общественные организации. Как работали комитеты солдатских матерей, так и будут работать. Хотя много споров было по этому поводу, мы решили, что единая народная партия солдатских матерей России будет создана в дополнение.

Екатерина Коровина: Надежда Ивановна, я заметила, что свердловчанки играют достаточно существенную роль в этом организационном процессе, по организации партии. Скажите, какой опыт работы комитетов солдатских матерей Свердловской области наиболее ценен по сравнению даже с другими регионами?

Надежда Курдюкова: Опыт? Хотя бы того же объединение. Дело в том, почему нас так много в Свердловской области, почему мы так активны. Это опять-таки нужда заставила. 9-миллионная Москва призывает в 2 раза меньше призывников на военную службу, чем 3,5 миллиона Свердловская область. И это была нужда, что нас так много, что мы так активны, что мы поняли, что объединяться нужно, может быть даже пораньше это решение, пораньше других регионов России. Потому что действительно у нас так много служит военнослужащих по призыву, из нашей области.

Екатерина Коровина: Надежда Ивановна, спасибо вам большое. Я напомню, что сейчас в прямом эфире Радио Свобода по телефону из города Нижний Тагил Свердловской области была председатель нижнетагильского Комитета солдатских матерей Надежда Курдюкова. Она вошла в оргкомитет единой народной партии солдатских матерей.Сегодня в екатеринбургской студии Радио Свобода мы говорим о защите прав военнослужащих, точнее, о работе комитетов солдатских матерей. Напомню, этот разговор мы затеяли в связи с намерением Союза комитетов солдатских матерей России организовать партию солдатских матерей. Сейчас в у нас в студии Дина Акмальевна Солохина, председатель свердловского регионального отделения Российского комитета солдатских матерей. Доброе утро, Дина Акмальевна.

Дина Солохина: Доброе утро.

Екатерина Коровина: Итак, в предыдущей части беседы шла речь о том, что комитетам солдатских матерей может помочь присутствие среди законодателей и во власти. Как сейчас складываются отношения комитетов солдатских матерей с представителями власти, точнее, с депутатами?

Дина Солохина: Это мы уже проходили в 1996 году, когда комитеты солдатских матерей в блоке Панфилов-Гуров-Лысенко входили в эту партию, в этот блок и шли как кандидаты в депутаты в ГД. И в то время блок не набрал соответствующее количество голосов. Но я думаю, что тогда просто было использован авторитет комитета.

Екатерина Коровина: А кто лучшие помощники для комитетов солдатских матерей сегодня?

Дина Солохина: На сегодняшний день, когда я столкнулась со организацией областной по социальной защите ветеранов чеченской войны, депутаты Госдумы практически могут писать только запросы в ту или иную инстанцию. У нас в Москве уже больше полгода находиться один инвалид первой группы, Смоляков Владик, по обращению матери Владика к Жириновскому, вот он нам помог два раза в его оплате по лечению. Потому что в настоящее время он находится в клинике частной Дикуля, где один месяц лечения стоит 132 тысячи рублей.

Екатерина Коровина: Итак, лучшим помощником, насколько я поняла из того короткого разговора, который у нас с вами состоялся, для Комитета солдатских матерей - это тот бизнесмен либо политик, у кого есть деньги и кто их согласен дать на реабилитацию какого-либо конкретного человека. Скажите, как часто удается достичь этой цели с помощью уральских депутатов?

Дина Солохина: С помощью уральских депутатов практически никак не удается. По поводу Смолякова мы обращались к депутату Леонтьеву, который как раз в том регионе, где живет этот мальчика, он из деревни Насоверского района. Он написал запросы на банкиров, на какие-то предприятия, которые зарабатывают большие деньги, но помощи мы никакой не получили. Нам помогало Министерство здравоохранения Свердловской области и Министерство здравоохранения России, фонд военный, Главное управление МВД. И, используя старые свои знакомства, я обращалась к Кареловой Галине Николаевне, я думаю, что она нам тоже помогла.

Екатерина Коровина: Скажите, пожалуйста, насколько изменились сейчас задачи перед комитетами солдатских матерей, которые стоят, по сравнению, скажем, с 5-летней давностью?

Дина Солохина: Вы знаете, говорить о 5-летней давности... Я бы сказала, о 15-летней давности, когда я начала эту работу. В области практически никак не изменились, задачи остаются те же, вопросы те же...

Екатерина Коровина: Только подопечных больше.

Дина Солохина: Только подопечных больше. И проблем конечно стало больше.

Екатерина Коровина: Поговорим о проблемах, когда послушаем очередной звонок от радиослушателя. Здравствуйте, вы в эфире.

Владимир: Доброе утро. Это Владимир из Санкт-Петербурга. Вы знаете, мое мнение такое. Не надо создавать лишние партии. Что значит солдатские матери? Мое личное мнение вот такое: надо господина Путина, нашего главнокомандующего, заставить, чтобы он выполнял, все выполнял прямые обязанности, возложенные на него. Чтобы он не в Кремле сидел. Если он главнокомандующий, пусть он ездит по воинским частям, пусть он разбирается, в чем дело, почему нарушают права наших военнослужащих. А не сидеть в Кремле, если он главнокомандующий? А вообще-то это не его дело. Спасибо большое?

Екатерина Коровина: Спасибо, Владимира. Дина Акмальевна.

Дина Солохина: Я согласна полностью с товарищем из Санкт-Петербурга. Ведь политику у нас делают толстосумы, у которых есть деньги, и проходят в депутаты те, у кого есть деньги. И то, что проблемы, которые решаются, они в основном решаются Комитетом по обороне и все предложения идут оттуда. И те, кто сидят и принимают законы, они с этими проблемами не сталкивались, поэтому решают они не в пользу то, что мы требуем, какие у нас требования на протяжении всех этих лет всегда были, есть и будут, а решают как раз то, что нам неприемлемо.

Екатерина Коровина: Дина Акмальевна, считается, по крайней мере несколько лет назад, почему я спросила о том, как изменились задачи, комитеты солдатских матерей, по крайней мере своей публичной деятельностью, в основном занимались положением солдат, служащих в воинских частях. А, насколько я поняла из беседы перед эфиром, сейчас вам все чаще приходиться заниматься социальным положением тех, кто демобилизовался из армии. Это верно?

Дина Солохина: Дело в том, что много комитетов появилось в 1994 году в связи с войной в Чечне. До этого, до 94-го года, комитетов было немного, даже у нас в области, это были единицы. Это был екатеринбургский комитет, комитет в Лесном и комитет в Нижнем Тагиле. Больше комитетов не было. И поэтому, когда началась война, когда матерям пришлось идти самим на войну, защищать своих сыновей, тогда стали организовываться комитеты, когда необходима была социальная и всякая защита военнослужащих.

Екатерина Коровина: Дина Акмальевна, сейчас очень большой резонанс в обществе имеет намерение правительства заменить льготы на денежные выплаты. Вопрос о льготах военнослужащим или демобилизовавшимся из армии солдатам, особенно тем, у кого не все в порядке после этой службы со здоровьем. Насколько эти льготы ранее соблюдались и оказывались и что будет теперь в случае, если этот закон вступит в силу?

Дина Солохина: Закон был принят в ноябре 2002 года для ветеранов чеченской войны и локальных войн. Было больше года дано для разработки материалов, которые должны были использоваться с января 2004 года. И до сих пор участники боевых действий не получили никаких удостоверений. Военкоматы в принципе выдали какие-то единичные, скажем, удостоверения. Но у нас по области очень большое количество участников, когда это будет. И я уже столкнулась с такими проблемами, когда ко мне обращаются ребята, у них нет справок, может быть они утеряны со временем, потому что они не думали, что они когда-то пригодятся. Один случай у меня есть, когда бывший военнослужащий справку отдал. У него был заключен контракт, но этот контракт он прервал, расторг. Эти документы передаются в военкомат и военкомат просто уничтожил. И справка эта не восстанавливается. И как будет дальше, я думаю, что придется ему подавать в суд. Что я хочу сказать? Что в принципе они вот этими льготами как бы не пользуются вообще и некоторые вообще не знают и то, что, 7 месяцев, допустим, бесплатный проезд. На жилье не дают большой суммы, допустим, по жилью оплаты, но все равно там много других льгот, которыми они могли уже воспользоваться. Но, к сожалению, это не только в нашем регионе. Я не очень давно была на семинаре в Уфе, в Башкирии и в других регионах России, эта проблема остается.

Екатерина Коровина: Комитеты солдатских матерей как-то включены в работу по отстаиванию льгот вместо денежных выплат?

Дина Солохина: Вы знаете, я думаю, что пока нет.

Екатерина Коровина: Пока не до этого. Скажите, пожалуйста, вопрос трудоустройства бывших военнослужащих волнуют сейчас комитеты солдатских матерей, какую часть работы они составляют?

Дина Солохина: Конечно. У нас есть реабилитационный центр в области, который в принципе занимается этими вопросами, но он в основном конечно занимается вопросами офицеров. То, что касается солдат, которые пришли после войны, у них конечно проблема с самого начала была, есть и, я думаю, что останется, потому что воспринимают их как нездоровых.

Екатерина Коровина: Это солдат, которые были в горячих точках?

Дина Солохина: Да. С нездоровой психикой. Устраиваются они, если они были годны для службы, для войны, основная их работа - это охранные предприятия. Если в прошлом, допустим, участники афганской войны, но тогда был Советский Союз, они имели возможность пойти и учиться, то сейчас ребята, учитывая то, что сейчас платное кругом обучение, они такой возможности не имеют.

Екатерина Коровина: Насколько велики ваши возможности влиять на процесс призыва новобранцев в армию? Участвуют ли вы как-то в этих процессах? Контролируете ли это?

Дина Солохина: Я как бы в этом плане немножко уже отошла, в основном обращаются ко мне с консультациями конечно. По звонкам я отвечаю, потому что обращения есть и приходиться отвечать. Но, к сожалению, в нашей области нет представителя комитета солдатских матерей, который входит в областную призывную комиссию, чтобы он как-то имел возможность влиять на решения призывной комиссии. Но в прошлом, когда обращались в призывную комиссию, чаще всего вопросы решались положительно.

Екатерина Коровина: Спасибо большое, Дина Акмальевна. Я напомню, что сегодня в екатеринбургской студии Радио Свобода мы беседовали с председателем свердловского регионального отделения Российского комитета солдатских матерей Диной Солохиной.

XS
SM
MD
LG