Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Аслан Абашидзе о ситуации на Кавказе


Программу ведет Владимир Бабурин, он беседует с Асланом Абашидзе. В программе также участвует корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.

Владимир Бабурин: Сейчас на линии эфира с нами бывший лидер Аджарии Аслан Абашидзе, а рядом со мной в студии Радио Свобода редактор программы "Кавказские хроники" Олег Кусов.

Я знаю, что сегодня вы отмечаете свой день рождения, и, пожалуй, впервые вы делаете это за пределами своей страны. Если кто из наших слушателей не знает, ваши предки с середины XV века, с 1453 года - это были Великие князья Эмиритинского царства - правили Аджарией. Ощущаете ли вы себя сегодня здесь, в Москве, в изгнании?

Аслан Абашидзе: Никак нет. Этот день рождения вообще я не справлял, ибо за месяц или за два уже начинали говорить, что я готовлюсь к большому дню рождения. Но пришли просто друзья. Я даже удивляюсь, откуда пошла эта информация, что я родился в какой-то такой день.

Владимир Бабурин: Как вы получаете сейчас информацию из Закавказья и чему больше всего доверяете?

Аслан Абашидзе: Последний год я очень выборочно отношусь к информации, которая распространяется в стране. Я старался вместе с официальными документами, анализами, конечно, опираться на зарубежную прессу, но тоже выборочно. Все показывали в кривом зеркале - и это для политика, тем более, государственного деятеля, который управляет каким-то регионом, городом, министерством, очень опасно. Так что я тоже сейчас выборочно - через Интернет, через радио, через телевидение.

Владимир Бабурин: Господин Абашидзе, вы сказали об иностранной прессе. Действительно, российским журналистам сейчас тяжело работать, потому что от грузинских, от аджарских, от осетинских и от абхазских коллег они получают совершенно разную информацию. Пару дней назад в довольно солидной германской газете - "Зюддойче цайтунг" - я прочитал такую статью - маленькая цитата: "Грузинского президента можно обвинить в склонности к империализму. Весной Михаил Саакашвили сверг главу Аджарии Аслана Абашидзе, теперь же он намерен поставить под контроль и Южную Осетию. Однако цель динамичного президента Грузии состоит совсем в другом - он хочет восстановить единство Грузии, доставшейся ему обедневшей и расколотой после его предшественника Шеварднадзе полгода назад. В Аджарии Абашидзе вел себя, как провинциальный князь-самодержец, игнорировавший Тбилиси".

Вот такая оценка солидной немецкой газеты. Вы с ней согласны?

Аслан Абашидзе: Конечно, не согласен, потому что все это издержки той дезинформации, которую наша пресса распространяла и наши соответствующие службы доносили по своим каналам, дипломатической службой тоже не брезговали. Но я думаю, что задача любого руководителя любой власти - это служение народу и населению. В Аджарии на душу населения по сравнению с общегрузинскими в 10 раз доходы и расходы были выше - я горжусь этим. И можно напомнить тысячи таких вещей, которые если мы достигнем когда-нибудь, Грузия достигнет, то это будет похвальным любому, кто бы ни пришел к власти.

Олег Кусов: Я бы хотел продолжить тему информации, которую мы получаем в эти дни из Тбилиси. Вот, например, такая информация от грузинских властей о том, что ущерб, нанесенный деятельностью Аслана Абашидзе Грузии, составляет 45 миллионов долларов. Что же имеют в виду грузинские власти, на ваш взгляд?

Аслан Абашидзе: Ну, объяснять - займет очень много времени. Я могу сказать, что если бы вам сейчас сказали, что "у вас какие-то ценности в Аджарии на 10 миллиардов", - вы же удивитесь, да?

Олег Кусов: Естественно.

Аслан Абашидзе: Моя дочь поехала на годовщину своей матери (моя супруга скончалась год тому назад). Самолет остановили в Москве, время вылета, на 2 с лишним часа. И пока она поднялась в воздух (это рейсовый самолет), ее обвинили в каких-то финансовых грехах. А когда уже приземлился самолет, уже обвинили, что приезд был запланирован для проведения акции против нынешнего государства, а потом добавили уже - вооруженной акции. Потом вернулись к финансовым вопросам, потом сказали, что у нее с налогами проблемы. Начали с 20 миллионов, поднялись до 40 миллионов...

Я хочу, чтобы вы знали, что она нигде в государственной системе не работала, она работала только последние два года - была избрана президентом Теннисной федерации Аджарии, и там никаких доходов нет. Наоборот, у меня был фонд, созданный в 1993 года в Англии, один из лордов был инициатором, англичанин, и вот я содержал их - мы развили теннис в Аджарии, входим в восьмерку стран, где проводятся серьезные соревнования. И Мыскина, которая сейчас стала такой знаменитой теннисисткой, она впервые там заняла первое место.

А потом говорили, что она может уехать, - а домой приходили следователи и утверждали: "Если вы уедете, то плохо кончится". А потом появились суммы, что у нас какие-то деньги в каких-то банках, до 12 миллиардов долларов подскочили.

Я хочу вам сказать, что никогда нигде ни в каком банке, кроме Грузинского госбанка, у Абашидзе нет ни одного цента.

Владимир Бабурин: Господин Абашидзе, в одном из своих последних интервью в качестве главы Аджарии, характеризуя то, что происходило между Тбилиси и Батуми, вы сказали: "Это просто капризы молодых лидеров, которые пришли к власти и хотят прибрать к рукам все в корыстных целях. Для государственных целей таких шагов не должно быть, это все алогично". Это вы сказали в интервью, насколько я помню, радио "Би-Би-Си". Сейчас вы так же оцениваете господина Саакашвили или ваша позиция как-то изменилась и в какую сторону?

Аслан Абашидзе: Вы знаете, они хотели не должность руководителя Аджарии, а они хотели территорию, свободную от бывших руководителей Аджарии. Нас обвиняли во многих грехах - ничего под этими обвинениями нет. Они просто сейчас хотят реквизировать и наше личное имущество, квартиры. В 1937 году расстреляли моего деда, через два месяца отец и тетя (по 23-24 года каждому) - на 10 лет в Сибирь. В 1958 году только нам дали новую трехкомнатную квартиру. И вот сейчас нынешние власти внесли иск в городской суд города Батуми, они хотят продать с молотка квартиру. Посмотрите, 1937 год вернулся?

Владимир Бабурин: Но есть существенная разница, ведь 12 лет назад населению Аджарии было роздано оружие, и 12 лет назад оно не начало стрелять, не стреляло оно и последние 10 лет. Но это оружие остается на руках. Какова его судьба, не может ли оно, в конце концов, выстрелить?

Аслан Абашидзе: Это просто осветит фарой какой-то угол. Посмотрите, сколько оружия ходит сейчас не только в Грузии, но и в бывшем Советском Союзе. За Аджарией оружия в 10 раз больше, чем было у населения. Они утрировали все, в том числе и оружие.

Что касается того, что Саакашвили сверг Абашидзе, - неправда. У него не было таких возможностей, но они начали провоцировать конфликт, и я не пошел на это. Я не могу сделать то, что они планировали. То есть я не мог включиться в эту игру - и я просто все оставил и уехал.

Олег Кусов: Мне бы хотелось знать ваше мнение о перспективах политики Михаила Саакашвили в Южной Осетии.

Аслан Абашидзе: Если мы посмотрим сейчас глазами абхазцев и осетинцев, они видят, чем закончилось освобождение Аджарии от ненужных им руководителей. Отстранили всех государственных работников, привезли людей из разных городов, особенно из центра и других больших городов. Начали захватывать все объекты, маленькие и большие. Проследите, какие у них доходы и расходы. Ни один нынешний руководитель не говорит о каких-то подвижках. Они обещали увеличить пенсию, увеличить зарплату - они же не раздают ни зарплаты, ни пенсии. Говорили о скрытых доходах - нет этих доходов.

XS
SM
MD
LG