Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Государственная Дума готовится к обсуждению во втором чтении законопроекта о замене натуральных льгот на денежное содержание


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие депутат Государственной Думы Михаил Заполев.

Дмитрий Волчек: Государственная Дума готовится к обсуждению во втором чтении законопроекта о замене натуральных льгот на денежное содержание. Проект закона вызвал массовые недовольства, акции протеста прошли во многих городах России.

По телефону из Барнаула - депутат Государственной Думы Михаил Заполев. Михаил Заполев, депутат от КПРФ, уже 17-й день держит в своем кабинете голодовку в знак протеста против предстоящей монетизации льгот.

Михаил Михайлович, добрый вечер. Согласитесь, что мало кто из депутатов парламента, особенно подконтрольного Кремлю парламента нынешнего созыва готов выбрать такую радикальную форму протеста против рассматривающегося законопроекта. Почему вы приняли решение объявить голодовку?

Михаил Заполев: Во-первых, я считаю, что каждый коммунист может поступить так, как поступил я. Во-вторых, я выбрал эту форму протеста как уже предкрайнюю меру. Потому что полгода, которые я работаю в Государственной Думе, а когда мы пришли, то прежде всего наша фракция проанализировала все те замечания, предложения, пожелания избирателей и начала выносить их на рассмотрение Государственной Думы. Но все эти полгода они сто процентов все заваливались "Единой Россией". И дело уже дошло до того, что пиком всего этого безобразия стало рассмотрение почти двухсот законов, которые, как сказали участники митинга, лишают и больше ничего, плюса никакого не дают. Мы использовали все, что можно, и аргументацию, и "круглые столы", использовали средства массовой информации и комитеты, но при рассмотрении "Единая Россия" и ухом не повела для того, чтобы пойти навстречу трудовому народу и в интересах и пенсионера, и работающего сегодня гражданина. Поэтому можно опустить руки, а можно еще что-то делать. Я выбрал этот путь. 17-й день я нахожусь в том состоянии, о котором вы сказали.

Дмитрий Волчек: Государственные телеканалы без устали показывают нам граждан, которые всячески приветствуют замену льгот выплатами. Конечно, верить этим репортажам трудно, но все же, согласитесь, что есть люди, которые правительственную реформу приветствуют и считают, что от нее им будет больше пользы. Скажем, пенсионеры, живущие в сельской местности, которые многими льготами, доступными горожанам, не пользуются. Что говорят ваши избиратели в Барнауле? Как реагируют на вашу голодовку, все ли одобряют ваш протест?

Михаил Заполев: Средства массовой информации, которые взяли только одну частицу из многих моментов, которые придут в нашу жизнь - это совершенно не тот подход. Четвертая моя позиция заключается как раз в том, что я не против того, чтобы люди получили вместо натуральных льгот денежную компенсацию. Но, во-первых, они должны быть эквивалентны, и второе - это право человека. Действительно, мы имеем такие факты, когда в отдаленных селах человеку получить эти триста рублей, но жителям райцентров, городов больших и малых это совершенно невыгодно. Я вам хочу сказать, что, когда мы слышим в средствах массовой информации, то это общие абстрактные цифры - 170 миллиардов, в два-три раза и так далее. Но ведь эти цифры должны придти конкретно к каждому человеку.

Мы взяли на вооружение совет одной из передающих радиостанций, взяли карандаш и посчитали. Взяли пенсионера, взяли чернобыльца, семипалатинца, взяли работающего действующего учителя, врача, работника культуры, взяли абсолютно все те льготы, которыми он пользовался по законодательству, и сравнили с тем, что он получит, когда будет принят этот закон. И что вы думаете? От 30 до 8 тысяч люди теряют. О каком светлом будущем может идти речь, когда я слышу из уст председателя правительства, что мы все продумали, мы все просчитали, светлая жизнь не за горами, как только принят будет закон. А те, кто, иной раз я слышу, взахлеб говорит на митингах, что для нас это выгодно, вы знаете, не долго будет ждать. В январе 2005-го года люди осознают, что они получили. А сейчас нужно тренироваться, доставать ртом локотушку, потому что скоро ее надо будет кусать, как говорится в народе.

Дмитрий Волчек: Есть официальные цифры. Министр экономического развития Герман Греф утверждает, что уровень бедности населения России к 2007-му году сократится на 13-18% по сравнению с прошлым годом, монетизация льгот снизит количество бедных на пятьсот тысяч человек или на 2% уже в следующем году, заявил министр Греф.

Нам звонит Николай Владимирович из Москвы.

Слушатель: Добрый веер. Я хочу высказать свое мнение об отмене льгот и хочу, чтобы специалисты прокомментировали, прав я или заблуждаюсь. В моем понимании льгота - это ведь не дополнительная оплата за что-то, это дополнительная бесплатная услуга льготникам, пенсионерам и людям, заслужившим это по закону. В моем понимании, при отмене льгот денег в бюджет не поступит и не прибавится. Если человек не сможет пользоваться льготой, он ею не будет пользоваться. Каков тогда смысл этого закона, мне совершенно непонятно?

Дмитрий Волчек: Спасибо, Николай Владимирович за очень интересный вопрос.

Михаил Заполев: Ну что ответить? Вы подняли этот вопрос, я хотел бы его продолжить, что сказал Греф. Я недавно прочитал интервью председателя Совета федерации, где он четко говорил, что за 2003-2004 год рост жилищно-коммунальных услуг вырос в два-три раза. Тогда возникает вопрос: а откуда же тогда 12% инфляции за год? Ведь жилищно-коммунальная реформа и услуги или тянут что-то или являются притягивающим всех составляющих, то, что составляет инфляцию. Поэтому считать можно в кабинете, когда сидишь в пределах Садового кольца одно, а когда ты приходишь на место, то расчеты получаются совсем другие. А что это - льгота или оплата? Для человека, действительно, это не имеет значения. Человек должен, если всю свою жизнь отработал, если он внес свою лепту в строительство государства, тем более, когда чернобыльцы своими телами, они шли в пекло, защищая Россию от беды, а семипалатинцы вообще способствовали тому, чтобы был создан ядерный щит, то здесь нужно внимание государства. Ведь мы же прекрасно знаем, когда человека вытащили из огня, из воды, он своему спасителю благодарен всю жизнь, он его боготворит. А сегодня чернобыльцы, семипалатинцы через суды выколачивают то, что им положено по закону. Это, я считаю, верх несправедливости в нашем государстве, того строя и того общества, который мы построили с 92-го года.

Дмитрий Волчек: Тот же Герман Греф, которого я цитировал, утверждает, что на распределении льгот нагревает руки целая мафия, именно она всячески препятствует прохождению закона и оплачивает даже акции протеста. По вашему мнению, существует такая мафия на льготах?

Михаил Заполев: Я полагаю, что вполне существует, но это мало констатировать. А для чего государство? Мафия из кого состоит? Из структур государственных, медицинских, посреднических, головных. Государство для чего? Вы что думаете, если будет заменено, этой мафии не будет? Она приспособится так, как ей выгодно, и еще больше будет присваивать себе эти денежки. Так что нужно заниматься своими делами, органы есть специальные, не надо все сваливать на эту преступность. Наши избиратели просто были оскорблены, когда их обвинил депутат Исаев, чтобы они, способствуя мафиози, сами являются мафиозниками. Не буду говорить на всю страну, как его назвали, но назвали очень нехорошо. Это неправда, это не соответствует действительности.

Дмитрий Волчек: Давайте послушаем следующий звонок. Звонит нам Михаил из Новосибирска.

Слушатель: Добрый вечер. Это обращается Миша из Новосибирска из Советского района. Такой вопрос возник: можно ли сделать так, чтобы каждый желающий сам себе мог выбрать либо льготы в неизменном виде, как были раньше, либо компенсации? Как на мобильниках вариантов тарифных планов много существует. И еще возникает такой вопрос: почему вообще это затеяли и почему именно сейчас, а не раньше и не позже? Я заметил такую особенность, когда по телевизору про эти вещи показывают, обычно показывают интервью с теми, кого устроил бы новый вариант с компенсациями, а остальных маловато что-то показывают. И сам Путин, не слышал, чтобы он об этом говорил, то ли отмалчивается, то ли не показывают. Такая ситуация, я заметил, складывается.

Дмитрий Волчек: Сразу много вопросов.

Михаил Заполев: Много вопросов, тезка. Но я скажу тебе сразу об одном, я уже коснулся этого вопроса. Действительно, и мое условие, и мое требование заключается в том, чтобы человеку было дано право выбора. Но вы обратите внимание, что говорит господин Жуков: да, с 2006 года такое право будет предоставлено. А почему не с 2005 года? Что это за маневр? А это маневр затащить, а потом сказать: денег нет, давайте живите так, как условия позволяют. Поэтому это главное условие и тогда не будет противоречий ни между жителями села и ни между жителями города, пусть выбирают. Еще раз повторяю: должен быть эквивалент, а этого эквивалента мы и не наблюдаем.

Дмитрий Волчек: Протесты против закона о монетизации льгот вызвали беспокойство в аппарате Думы. "Независимая газета" опубликовала выдержки из документа, в котором исполняющий обязанности руководителя аппарата Юрий Безверхов сообщает народным избранникам о дополнительных мерах по обеспечению их безопасности, которые объясняются "повышенным интересом части населения к принимаемым Думой законам". Я думаю, что достаточно верно оценивает настроения, царящие в Думе, председатель петербургского отделения Партии пенсионеров России Игорь Михайлов. Вот что он сказал в интервью Радио Свобода.

Игорь Михайлов: На сегодняшний день ситуация такая. Представляю моральное состояние депутатов от "Единства", у них у всех есть родители, деды, которые воевали в большинстве случаев. Я хорошо понимаю их состояние. С одной стороны, жесткая установка от тех, кто их привел в Государственную Думу, а привела их "Единая Россия", с другой стороны совесть должна мучить. Вот они будут сейчас проглатывать комок совести, будут нажимать на кнопку в поддержку монетизации так называемых льгот. На сегодняшний день между обществом и государством сложились странные отношения. Чиновники видят, что население индифферентно относятся к тому, кто руководит государством и как. А с другой стороны, население видит, что государство игнорирует их основные интересы. В итоге так друг друга обманывают. Поэтому государство беспокоится о себе, имея в руках государственные полномочия, а население оказывается заложником собственного политически неактивного поведения.

Дмитрий Волчек: Хочу привести цитату из обращения к гражданам России Михаила Делягина, известного экономиста, члена партии "Родина". Он призывает обращаться напрямую к Путину с тем, чтобы президент услышал голос народа и отменил готовящиеся законы. "Пока естественная борьба граждан России за свои права не создала угрозу общественной стабильности, мы должны предостеречь президента Путина от совершения трагической ошибки. Он окружил себя либеральными фундаменталистами и потому не слышит специалистов. Но, возможно, он услышит свой народ. Пожалуйста, напишите ему. Я знаю, что это наивно, что у каждого из нас много сложных и неотложных личных дел, что каждый из нас боится (и вполне справедливо) мести бесстыдно торжествующей в последние годы демократии, в том числе и силовой. Однако массовые письма сограждан уже несколько раз открывали президенту Путину глаза на планы его окружения и помогали избежать чудовищных ошибок. Так может быть и сейчас", - пишет Михаил Делягин.

Михаил Михайлович, разумная ли это идея - следует ли народу писать президенту?

Михаил Заполев: Дмитрий Борисович, автор сам назвал, дал определение своему совету: обращаться к Путину, вроде бы он не знает этого. Дело-то не в этом. Как раз все, что сегодня принимается в Государственной Думе, не может проходить мимо глаз и мимо ведения президента России. Все это согласованная линия, и согласуются все основные законы, по которым идет реформирование. Тем более этот закон, ведь Путин не может не понимать, чем это грозит. Если честно говорить, за 12 лет наконец-то правительство сделало серьезную стратегическую ошибку, за которую оно может поплатиться очень серьезно. Все, что до этого было - было не такого объема, не такой боли, не такого количества людей, которое она охватывает. И я удивляюсь службам, которые, наверняка, информируют президента о настроениях в обществе, не говорят ему об этом. Я бы на месте президента заморозил бы этот законопроект, отложил бы его на год, а может быть на два, да по-доброму бы посоветовался с народом. Народ поймет, если увидит, что, действительно, там что-то есть, когда государству тяжело, оно не может все на себя брать и все вытягивать. Но когда на "Челси" деньги есть, когда на яйца Фаберже деньги есть, а инвалиду, пенсионеру, чернобыльцу, семипалатинцу, учителю, врачу сельскому нет денег. Этого народ не поймет. Поэтому это наивность, от которой я тоже не в восторге, она ничего не даст, это пустая трата времени. А вот то, что до этого говорил мой коллега из Ленинграда, действительно, этот закон - это детище "Единой России". А я хочу сказать, что на следующие выборы "Единая Россия" ни в коем разе не пойдет, она столько напакостит своему народу, придет другое какое-нибудь название, а эти уйдут на политическую свалку. Но сегодня они пытаются ловчить, пытаются маневрировать, вроде бы они триста-четыреста поправок внесли. Поправки действительно могут улучшить закон, если это поправки Компартии Российской Федерации и "Родины", а все остальное - это мелкая косметика, которая ничего не даст по это у закону.

Дмитрий Волчек: Звонит нам Светлана Анатольевна из Москвы. Добрый вечер.

Слушательница: Добрый вечер. Я хотела сказать, что на долю ветеранов и пенсионеров наших уже столько стрессов выпало, что если уж их посадили на выживание, то дали бы хотя бы спокойно дожить. Во-первых. Во-вторых, если бы хотели улучшить их ситуацию, как говорят, то просто прибавили бы к их пенсии еще. Вы, наверное, видите и помните, что каждые полгода, когда прибавляют на сто рублей пенсионерам пенсию, то говорят - с таким трудом нашли сто рублей для пенсионеров. Вы представляете, какие это льготы, говорят, что будет лучше. Что, неужели найдут больше ста рублей?

Дмитрий Волчек: Спасибо, Светлана Анатольевна за ваш звонок. Звонит Евгений из Краснодара.

Слушатель: Вопрос к слушателям был, каково отношение к данной реформе? Я бы сказал о своем отношении - никакого, просто все идет естественно, своим путем. Российское общество отказалось от свободы, добровольно согласилось на то, чтобы ему заткнули рот. Потом отказалось от свободных выборов. Получилось, что общество со связанными руками. Тому, у кого заткнут рот и у кого связаны руки, тому можно запросто лезть в карман, что сейчас и происходит. Все думали, что будут мочить сначала только чеченцев в 99 году, но политика на всех перекинулась. Я бы посоветовал гражданам Российской Федерации не выбирать чекистов в президенты.

Дмитрий Волчек: Спасибо, Евгений. Кстати, вы сказали примерно то же самое, что говорил Игорь Михайлов из Партии пенсионеров, о том, что общество само виновато.

Михаил Михайлович, вы согласны с этой точкой зрения?

Михаил Заполев: Да, я согласен и со Светланой Анатольевной. Я тоже смотрю на наших с золотыми цепями на груди, на "Мерседесах" разъезжающих, и думаю: что же вы делаете, люди? Это же грешно, вы стали верующие все. Что же вы все ободрали, на себя нацепили, а те люди, которые создали, влачат жалкое существование.

Я с Евгением согласен. Я хочу тоже подтвердить: все, что сегодня делается в стране - все это выбор людей, это выбор народа, этого никто нам сюда не принес. Мы очень легкомысленно подходим к выборным делам. Отсюда земля продается, озера продаются, сегодня все снимается, все социальные льготы. Это выбрали люди. Надо подходить к выборным делам не как в советское время с какой-то степенью формальности, а это сверхответственный момент. Кого избираем - так и живем, какие законы - такая и жизнь. Никто никогда не изменит эту формулу.

XS
SM
MD
LG