Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политика и процедура в работе Государственной Думы России


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Михаил Соколов.

Андрей Шарый: Депутаты Государственной Думы России продолжают обсуждать президентский вариант закона "О референдуме". Голосование по второму чтению вероятнее всего состоится в пятницу. А в среду жаркие дебаты в нижней палате парламента вызвало то обстоятельство, что перед вторым чтением закона Комитет по законодательству на сутки раньше прекратил прием поправок от депутатов, тем самым грубейшим образом нарушил процедуру. О соотношении политики и процедуры в работе парламента - корреспондент Радио Свобода Михаил Соколов.

Михаил Соколов: Независимые депутаты Владимир Рыжков и Михаил Задорнов, коммунист Сергей Ришульский объявили, что сегодня они шокированы попытками фракции "Единая Россия" продавить через парламент конституционный закон "О референдуме" с грубейшими нарушениями парламентской процедуры. Это и досрочное в шесть вечера во вторник прекращение приема поправок, и решение Комитета по конституционному законодательству во главе с питерским юристом Владимиром Плигиным отвергнуть около сотни предложений, внесенных не членами "Единой России". Представители большинства вопреки всему утверждали, что действуют по процедуре. Такую их резвость связывают с тем, что закон должен успеть вступить в силу до 24 июня, когда истекает срок моратория на проведение референдумов. Независимый депутат Виктор Похмелкин в интервью Радио Свобода разъяснил суть происходящего.

Виктор Валерьевич, как объяснить историю с поправками - были установлены одни сроки, и вдруг оказалось, что Комитет собрался совсем в другое время и раньше времени?

Виктор Похмелкин: В случае с законом "О референдуме" мы имеем дело с политическим заказом. Решение о срочном, экстренном принятии закона принято в Кремле, и оно продавливается совершенно нагло, с игнорированием всех правил, процедур, традиций, которые сложились в Государственной Думе за 10 лет. Во-первых, беспрецедентно короткие сроки установлены для рассмотрения этого закона, хотя это конституционный правовой акт, который требовал вынесения на всенародное обсуждение. И уж конечно, тщательной проработки в комитете, может быть, с проведением парламентских слушаний и так далее. Вместо этого в течение недели быстро рассматриваются поправки, причем не соблюдаются даже ими же созданная законность. Когда до 9-го числа определен срок подачи поправок, 8-го в шесть часов вечера проводится комитет и тем, кто принес поправки, скажем, в 21 час, отказывают в их приеме. Между тем, в Думе всегда была такая практика: когда устанавливается дата, до которой подаются поправки, то если подается в этот день, поправка считается поданной в срок. То есть в нашем случае 9-го числа еще вполне комитет мог и должен был принимать поправки. Тем не менее, 8-го вечером уже отказывали.

В связи с этим на заседании комитета я заявил, что считаю это фарсом, издевательством над законодательной процедурой, и покинул его, не желая обеспечивать кворум партии власти. Сегодня нашли такое решение соломоново. Комитет по регламенту заявил: хорошо, поправки поданы в срок, в том числе 9-го числа, пусть выносятся на заседание Думы без позиции комитета. Тоже непонятно, для чего такая спешка. Собственно, почему собирается комитет? Для того, чтобы профессионально проработать все поданные поправки. В этом законе по признанию господина Плигина и его сотоварищей из "Единой России", юристов, очень много сырых положений, очень много пробелов, противоречий правового характера. Я не говорю о политической составляющей. Выпускать такой закон просто стыдно профессионально. Но это все побоку, есть политический заказ и - вперед. Поэтому глазки потупили, свою профессиональную гордость смирили, засунули куда подальше и вперед на заседание Думы. Поэтому на этой неделе закон будет принят во втором, я не удивлюсь, если сразу в третьем чтении. Кому-то очень нужна такая гонка для того, чтобы, видимо, пресечь те народные инициативы, которые сейчас вызревают в связи, мягко говоря, с антисоциальной политикой нынешнего кабинета.

Михаил Соколов: Кого рода профессиональные провалы вы видите в этом тексте закона?

Виктор Похмелкин: Любой референдум, его организация - это технология, это некий процесс, там есть масса нюансов. Хорошо, вы установили, что должна инициативная группа работать в 45-и субъектах - сто человек, с нотариально заверенной подписью. Но все равно должен быть какой-то порядок определен, как они собираются, как проводятся собрания. Потому что иначе это все пробелы, которые будут трактоваться на практике чиновниками в определенном смысле. Подписи, как они проверяются. В законе "О выборах" этому уделено большое количество страниц, здесь почти ничего об этом не сказано. А ведь два миллиона подписей проверяет Центральная избирательная комиссия. Как мы знаем, именно на этом этапе до сих пор отсекались все инициативные группы, которые пытались организовать референдум в нашей стране. И проверка, реализация результатов референдума, постановка вопросов - вот еще один камень преткновения, еще одна хитрость. Как формулируются вопросы - здесь тоже об этом почти ничего не сказано.

Михаил Соколов: Еще есть одна интересная деталь - почему-то Центризбирком подменяет собой Конституционный суд, то есть он на первой инстанции должен оценивать вопросы референдума.

Виктор Похмелкин: Это тоже полная нелепость. Вообще, в Центризбиркоме творятся очень странные вещи. С одной стороны, это орган абсолютно независимый, иначе невозможно, потому что ведь именно он организует, проводит и определяет итоги выборов президента, главы государства, парламент, выборы в регионах. При всем при том, председатель Центризбиркома назначается полномочным представителем президента при рассмотрении этого вопроса, изначально занимает сразу же одну сторону в этом вопросе. И, конечно же, думаю, это неслучайно, - Центризбирком стягивает на себя все больше полномочий и тем самым принимает на себя все удары.

Конечно, никогда эта комиссия не будет самостоятельно принимать острые политические решения, но именно на нее будут списываться все те гадости, которые, по всей видимости, вскоре нам предстоит ожидать. А исходить эти гадости, понятно, будут от нашей высшей власти, которая очень не заинтересована в том, чтобы народ по какому-то вопросу имел возможность высказаться. Это при том, что референдум - это оружие власти, а не общества, надо понимать. Даже вспомнить историю новой России - ни один референдум власть не проигрывала, даже самый предельно, казалось бы, непопулярный "Да, да, нет, да". Просто потому что в условиях референдума именно на стороне власти все ресурсы и финансовые, и организационные, и административные, и возможность манипулировать общественным мнением. Но даже этого референдума даже в таких условиях боятся.

Михаил Соколов: Как это объяснить, откуда такой страх при том, что оппозиция справа почти не существует, а оппозиция слева парализована раздорами и находится тоже в разобранном состоянии после выборов?

Виктор Похмелкин: Мне кажется, что это классовый инстинкт номенклатурный. Они наконец дорвались до того, что могут все делить и решать сами, ни с кем не советуясь. Казалось бы, вы сейчас за все отвечаете, так вы лучше посоветуйтесь с оппозицией, с профессионалами, разделите с ними ответственность. Вам же легче, спокойнее будет. Ничего подобного. Замкнутая кастовая система формируется, и упаси бог, чтобы кто-то во что-то вмешивался. Это психология временщиков, желание урвать сейчас от этой власти все, что можно, по максимуму, а дальше хоть трава не расти. А любой контроль, а референдум - это элемент контроля, в том числе, это институт, где может себя и оппозиция проявить. В этом смысле мешает та алчность, которая сегодня здесь реализуется. И люди себя ведут не как политическая партия. Потому что политическая партия всегда понимает, что может остаться в меньшинстве и готовится к этому моменту. Здесь просто у меньшинства вырубаются последние плацдармы для борьбы и тогда, когда "Единая Россия" окажется в меньшинстве, я им говорил об этом неоднократно, их будут так топтать, с ними будут так поступать, так мстить за то, что они сейчас вытворяют с оппозицией, что мало не покажется. То есть, иначе говоря, закладывается и негативное развитие событий на будущее- тогда, когда эта номенклатура будет повержена, она неизбежно будет повержена. Другое дело, будет ли это в ходе выборов или в ходе революции очередной. Но долго так усидеть невозможно.

Михаил Соколов: Голосование по конституционному закону "О референдуме" пройдет в Думе в пятницу. И даже если представители Народной партии исполнят свою угрозу выступить против драконовского закона, нужные голоса для того, чтобы закон "О референдуме" был принят более чем 300-ми депутатами "Единой России", готов обеспечить Жириновский.

XS
SM
MD
LG