Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги саммита ШОС в Ташкенте


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Аркадий Дубнов и Олег Кусов, который беседовал с руководителем департамента стран СНГ Центра политических технологий Сергеем Михеевым.

Андрей Шароградский: Мы подводим итоги саммита Шанхайской организации сотрудничества, который только что завершился в Ташкенте. На саммите работал корреспондент Радио Свобода Аркадий Дубнов.

Аркадий Дубнов: Саммиты ШОС из разряда тех редких встреч на высшем уровне, которые никогда не бывают неудачными, они всегда успешные, даже если не приносят видимых результатов. Такой их характер обязан присутствию в рядах ШОС Китайской Народной Республики, являющейся наряду с Россией одним из столпов организации. Китайцы - люди основательные, и провала встреч с их участием они просто не могут допустить. Ташкентский саммит не исключение. Тем более, что его результаты - это десять соглашений о сотрудничестве в разных сферах. Это предоставление статуса наблюдателя при ШОС первой стране - Монголии. Хозяин саммита президент Узбекистана Ислам Каримов подчеркнул, что с расширением рядов ШОС решено повременить, пока организация не наберет авторитета, и вступить в нее будет высокой честью.

Ташкентский саммит запомнился участием в нем главы переходной администрации Афганистана Хамида Карзая. Собственно, Афганистан и был чуть ли не центральной темой встречи шести лидеров ШОС. Как выразился вчера Владимир Путин: "Мы вместе будем думать, как помочь афганскому руководству провести выборы в сентябре, наладить экономику и подавить антиправительственные выступления".

Вообще в Ташкенте было заметно, что страны ШОС решили снова обратить внимание на Афганистан, только они не слишком вдохновлены результатами деятельности там западной антитеррористической коалиции. Владимир Путин предложил даже создать контактную группу ШОС-Афганистан.

Много говорили в Ташкенте и о борьбе с международным терроризмом. В этой связи любопытной показалась своеобразная полемика, в которую вылились выступления президентов Таджикистана и Узбекистана. Если Эмомали Рахмонов считает, что бороться необходимо не только с терроризмом, но и с причинами, его порождающими - безработицей и нищетой, то Ислам Каримов сказал: "Да, есть безработица, есть нищета, но бороться надо с террористическими центрами, которые финансируют и зомбируют террористов". Как известно, именно в этом видит Ислам Каримов причины терактов в Ташкенте в конце марта этого года.

И, наконец, примечательной особенностью ташкентского саммита ШОС стало полное отсутствие упоминаний лидеров о необходимости стремления к демократии, как к одному из гарантов стабильности в регионе.

Андрей Шароградский: Шанхайская организация сотрудничества, на взгляд некоторых наблюдателей, является одним из проектов, альтернативных Содружеству независимых государств. Об итогах ташкентского саммита наш корреспондент Олег Кусов беседовал с руководителем департамента стран СНГ Центра политических технологий Сергеем Михеевым.

Олег Кусов: Сергей, скажите, пожалуйста, какое событие на ташкентском саммите вы бы выделили как особое?

Сергей Михеев: Там было три события, по крайней мере, из тех, которые известны широкой публике. Первое - это организация антитеррористического центра в рамках ШОС. Второе, конечно, всех удивило участие Хамида Карзая в саммите. И третье - то, что Китай решил раздать 900 миллионов долларов льготных кредитов. Мне лично интереснее всего были 900 миллионов долларов кредита, потому что таким образом в ШОС впервые появляется экономическая мотивация. Пока ШОС был набором деклараций, не более того. Деклараций является, на мой взгляд, и создание антитеррористического центра. 900 миллионов долларов льготных кредитов уже гораздо интереснее, в том числе для тех, кто в ШОС участвует.

Олег Кусов: На ваш взгляд, насколько Шанхайская организация сотрудничества является жизнеспособным проектом?

Сергей Михеев: Это покажет время. Пока, я думаю, что сотрудничество в рамках проекта будет проходить достаточно сложно, потому что все-таки, с одной стороны, в него включены постсоветские государства, легче найти язык между собой, а, с другой стороны, китайцы, целая цивилизация, сейчас объективно один из мировых центров, если хотите. Найти консенсус между двумя этими полюсами, на одном из полюсов Россия, на другом Китай, а между ними страны Центральной Азии, будет, мне кажется, достаточно сложно. Общий интерес есть, но он не настолько очевиден. Поэтому, я думаю, что в рамках ШОС будут проблемы, несомненно. Экономическая составляющая может вытянуть политику, хотя, я думаю, это будет очень небыстро.

Олег Кусов: Довольно много было уделено на ташкентском саммите вопросу безопасности и борьбе с терроризмом. В частности, президент Назарбаев сказал о том, что "одна из главных целей Шанхайской организации сотрудничества, чтобы террористы и экстремисты нигде в наших странах не могли спрятаться". Насколько это реально, на ваш взгляд?

Сергей Михеев: По-моему, все эти темы борьбы с международным терроризмом, несмотря на свою актуальность, она тоже переходит в некую виртуальную плоскость. С одной стороны, международный терроризм, с другой стороны, есть совершенно объективная граница борьбы с этим явлением. Очевидно, что для Китая международный терроризм в том виде, в котором он актуален для Запада, вообще неактуален. Китайские границы, что называется, на замке. С другой стороны, для постсоветских государств борьба с международным терроризмом без наличия реальных границы на их же рубежах вообще мне представляется довольно странным явлением. Как известно, сейчас выводятся из Таджикистана российские пограничники. То, что Карзай приехал и сказал, что он заинтересован в борьбе с наркотрафиком и терроризмом - это, конечно, хорошо, но это не более чем слова. В итоге южный фланг СНГ, если хотите, он по большому счету открыт. Кто его будет защищать, каким образом - непонятно. Возможно, что-то в этой области удастся сделать, но я на самом деле думаю, что пока петух не клюнет, мужик не перекрестится. Пока действительно не начнутся реальной проблемы с этой дырой на таджикско-афганской границе, думаю, что до каких-то конкретных мер дело не дойдет. Хотя, конечно, какие-то конкретные меры видимо, будут проводиться.

Олег Кусов: Есть мнение, что Шанхайская организация сотрудничества ставит своей целью сплотить вокруг России республики Средней Азии. Не говорит ли это о том, что проект СНГ оказался в целом нежизнеспособным?

Сергей Михеев: Что касается проекта СНГ, то мое личное мнение - он не мог оказаться жизнеспособным. Дело в том, что помимо каких-то номинальных факторов, экономических, политических, существуют идеологии любого проекта. У любого интеграционного проекта вначале его идеологии должна лежать позитивная идея объединения, развитии, сотрудничества и прочее. Надо совершенно откровенно признать - главной идеей СНГ было оформление распада Советского Союза, то есть идея эта была деструктивная. И она, эта идея, как это ни покажется романтичным, эта идея определяет всю жизнь Содружества независимых государств. Элиты, которые образовали СНГ, это те же самые элиты, которые развалили СССР. По большому счету, они не заинтересованы в сотрудничестве, для них это факт получения власти, ее легитимизация и процесс построение новой государственности, которые за основу берут отстрачивание от прошлого - это главное. Но одновременно СНГ, как клуб президентов, он нужен, он будет долго существовать. Потому что в рамках СНГ на двусторонней основе решаются масса вопросов. Вообще, конечно, СНГ - организация неэффективная. Наличие альтернативных проектов это, несомненно, подтверждает.

Олег Кусов: Показательно, на взгляд многих экспертов, сегодняшнее заявление президента России Владимира Путина о готовности России продолжать оказывать экономическую поддержку странам СНГ, в том числе входящим в Шанхайскую организацию сотрудничества.

XS
SM
MD
LG