Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему российская армия громит врага на учениях, но не справляется с реальным противником?


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марина Лобода, Андрей Шарый беседует с военным экспертом Александром Гольцем.

Кирилл Кобрин: Министр обороны России Сергей Иванов считает, что боевая подготовка российских вооруженных сил оставляет желать лучшего. Он сказал это по завершению учений "Мобильность 2004", которые проводились на Дальнем Востоке. По мнению министра, учений проводится много, но готовятся к ним недостаточно интенсивно. Однако президент России Владимир Путин придерживается иного мнения, он заявил, что учения прошли вполне успешно. О том, как они проходили. и о том, как на российском Дальнем Востоке принимали Владимира Путина, репортаж Марины Лободы.

Марина Лобода: Вопреки строгой секретности, примерный маршрут передвижения президента во Владивостоке знали. За пару дней до визита высокого гостя была экстренно переасфальтирована дорога к Институту биологии моря, а у главного причала морского порта Владивостока пришвартован новый рыбацкий сейнер компании "Ролис", той самой, из которой родом приморский губернатор Дарькин и которая нынче на взлете. Но все же первым делом, приземлившись на военном аэродроме Книвичи, главнокомандующий взял курс на Сергеевский полигон, это на юге края, где начиналась активная фаза оперативно-стратегических учений "Мобильность 2004". Президента сопровождали министр обороны Сергей Иванов, полпред президента Константин Поляковский, губернатор Сергей Дарькин.

В ходе активной фазы учений отрабатывались действия войск по блокированию района конфликта и разгрому незаконных вооруженных формирований, которые якобы высадились в Приморье. Кроме подразделений ДВО в учениях участвовали авиация, ПВО, пограничники, подразделения Приволжско-Уральского военного округа и Приморского СОБРа. Всего около пяти тысяч военнослужащих и 500 единиц бронетанковой техники. Условные бандформирования были успешно разгромлены. Владимир Путин остался доволен, вручил награды отличившимся - президентские часы, и вертолетом убыл во Владивосток. В Институте биологии моря президент задержался на 40 минут, успел заглянуть в лаборатории, посетить музей института, подбодрить ученых, мол, помогать будем, и поддержал проект строительства океанариума.

Кирилл Кобрин: Андрей Шарый попросил прокомментировать результаты учений на Дальнем Востоке и ситуацию в российской армии в свете последних событий в Ингушетии известного военного эксперта, заместителя главного редактора "Еженедельного журнала" Александра Гольца.

Александр Гольц: Чем отличаются учения от войны? На ученьях все всегда происходит по плану, и противник своевременно будет разбит. В рамках этих учений на Дальний Восток была переброшена парашютно-десантная рота Псковской воздушно-десантной дивизии, подразделение морской пехоты Северного флота и батальонная тактическая группа из Сибирского военного округа. Все прошло вполне замечательно. Морские пехотинцы атаковали, как им и положено, побережье, очистив его от незаконных вооруженных формирований. Мотострелки форсировали какую-то водную преграду. Так что там происходит все вполне успешно. В ходе учений, и это главная задача, было переброшено, около пяти тысяч человек участвуют в этих ученьях, значительная часть была переброшена, и значительное количество военной техники.

Андрей Шарый: Александр, в ходе этих учений решались примерно те же задачи, которые должны были решать российские военные в Ингушетии?

Александр Гольц: Вопрос остается открытым. В общем-то, судя по сценарию учений - да. В некоторое заблуждение вводят слова министра обороны, сказанные им на этих ученьях, что только отчасти предполагается использовать вооруженные силы для борьбы с незаконными вооруженными формированиями. Что имел в виду Сергей Борисович Иванов, остается только гадать.

Андрей Шарый: Александр, логичный вопрос из трагического совпадения двух событий вытекает, это вопрос о том, почему российская армия на ученьях удачно справляется с противником, но не может победить его в реальных военных действиях?

Александр Гольц: Это острый, болезненный вопрос. Иногда мы упрекаем организаторов учений в том, что они по-прежнему планируют их по калькам "холодной войны", собираясь наносить ядерные удары по потенциальному противнику и так далее. Что интересно в этих ученьях - они предполагают именно то, что нужно российской армии. Но штука в том, что одно дело отмобилизовать две роты и перебросить демонстрационно их в некий район, а другое - подготовить войска, которые развернуты, на Северокавказском военном округе развернуто значительное количество войск, так, чтобы они были мобильными и действовали по такому плану. Вот это не получается. Я уверен, что это не получается именно потому, что российская армия до сих пор не определила приоритеты своего развития. Да, на этот раз проводили маневры, которые близки по сценарию к тем реальным угрозам, которые нависают над Россией. Но, тем не менее, никто не снял с вооруженных сил необходимость противостоять НАТО или еще чему-нибудь.

Второе и очень важное - армия призывная по определению не может быть мобильной, не может быть быстро переброшена в район боевых действий по той простой причине, что каждый конкретный момент в подразделениях этой армии находится некоторое количество абсолютно небоеготовых людей. И командир, если он не хочет, чтобы они погибли в тот же день, должен перед тем, как перебросить их куда-то, заменить их другими. Это разговор о днях, может быть неделях, но никак не о часах. Поэтому мы все время опаздываем с боевым развертыванием. Так было в Дагестане в 1999-м году, когда удалось начать оперативное развертывание соединений из центральной части России едва ли не через месяц после того, как боевики прорвались в Дагестан. То же самое происходит и в этих назранских событиях. Когда надо было действовать быстро, решительно, к сожалению, размещенные в регионе войска они все равно запаздывают.

Андрей Шарый: Александр, в этом регионе на Северном Кавказе есть специальные войска, предназначенные для отражения того вида угрозы, для защиты жизни людей в подобной ситуации?

Александр Гольц: Все дело в том, что военные упорно настаивают прежде всего на том, что борьба с терроризмом и незаконными вооруженными формированиями - это не их дело. Если посмотреть то, что называется гордо Белой книгой по вопросам обороны, то вы увидите, что там даже есть специальная табличка, где указывается, что военные в борьбе с терроризмом выполняют лишь вспомогательные функции, а никак не основные. Стало быть, непосредственно антитеррористических подразделений, антитеррористических единиц в составе вооруженных сил нет, таковые формируются по обстоятельствам. Да, там в регионе находятся подразделения ГРУ, которые, как можно предположить, были бы эффективны в борьбе с террористами. Но где они находятся, какова степень их готовности, конечно же, не знает никто.

XS
SM
MD
LG