Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Депутаты Государственной Думы третьего созыва заканчивают свою работу


Программу ведет Владимир Бабурин. Принимают участие обозреватель Радио Свобода Михаил Соколов и депутат Государственной Думы Николай Гончар.

Владимир Бабурин: В пятницу депутаты нынешнего созыва формально собрались на Охотном ряду в последний раз, хотя до окончания их четырехлетнего срока депутатства еще остается время.

Михаил Соколов: Владимир Путин и Геннадий Зюганов сошлись в заочном поединке. Президент России в интервью тележурналистам высказался в пользу партии "Единая Россия", заявив, что это как раз та политическая сила, на которую он в течение четырех лет опирался и которая его последовательно поддерживала. По словам Владимира Путина, "Единой России" удалось все-таки подняться над определенным уровнем популизма и не скатиться в этот популизм, а принимать ответственные решения и брать на себя ответственность. Выступление Владимира Путина, которое будет, естественно, распространено по всем телеканалам, даст новый импульс кампании партии "Единая Россия". В это же время в Государственной думе лидер КПРФ Геннадий Зюганов заявил, что по воле Кремля компартия действует в условиях информационной блокады.

Геннадий Зюганов: Только за один месяц вышло в эфире почти 50 сюжетов хвалебных о героических подвигах Шойгу, Грызлова и их компании. Против нас на телевидении было около сорока сюжетов, все грязные и все абсолютно нечестные. Я прошу еще раз ответить господина Караулова и господина Сванидзе: где моя гостиница на Кубе, адрес или хотя бы покажите картинку, я вам ее с завтрашнего дня подарю в вечное и безоговорочное пользование. Я прошу указать, где мой завод в Иордании по переработке леса, еще хочу вам напомнить - там нет леса. Если там найдете этот завод, мы его перебазируем в Тундру и вы там будете заниматься лесозаготовкой. Я еще раз обращаюсь к "Единству" и приглашаю вас в очную ставку в эфире. Просим час времени для того, чтобы провести дебаты по ключевым и главным вопросам.

Михаил Соколов: Геннадий Зюганов обвинил администрацию президента России в подготовке фальсификации парламентских выборов.

Геннадий Зюганов: Готовится жуткая афера, связанная с воровством ваших голосов. Команде Суркова и Волошина не удалось выбить из седла избирателей. Последние опросы, которые мы провели в Красноярском крае, а в этом крае были средние показатели по России на последних выборах, показали - у нас 27-30%. Что касается Ульяновской - около 40, Рязанской области более 35%. Поэтому ваши прикидки на 13-15% - это та ориентировка, которая задается губернаторам для того, чтобы фальсифицировать выборы. Поэтому обращаемся к руководителям избирательных комиссий: любой, кто не выдаст копию протокола на участке, нами будет рассматриваться как преступник без срока давности. На каждый участок мы пошлем по пять человек. Нас поддержат многие другие партии, которые не являются клонами, выведенными в кремлевской пробирке, а такими клонами являются партия двух спикеров в одном флаконе, партия на троих Райкова и психнаряд по имени Жириновский. Мы вместе с другими партиями организуем контроль, и требую, чтобы ни один наш наблюдатель не ушел с участка, пока не получит копию протокола. Своих сторонников-избирателей к моменту подсчета голосов настаиваю, чтобы вы пришли к избирательным участкам, и если руководители комиссий не выдадут копию протокола, никого не выпускать из этого участка. Или сохраним страну, или эта железобетонное "Единство" превратит Думу в полицейский участок. Мы не желаем, чтобы эти выборы были еще "честнее", чем в Грузии, чем занимается господин Сурков, и это самое "Единство", которое не в состоянии вести даже элементарный диалог в эфире.

Михаил Соколов: Естественно, что представители "Единой России" инвективы Геннадия Зюганова опровергают. Говорит член генерального совета партии Олег Морозов.

Олег Морозов: Закон сегодня принят такой жесткий, с такими нормами, которые позволяют контролировать буквально каждый шаг избирательных комиссий, каждый момент голосования, каждый бюллетень, что просто не представляем себе, как можно говорить о какой-то массовой фальсификации выборов. Я думаю, что это будут самые честные выборы в истории новой России.

Михаил Соколов: Редкий оптимизм. Между тем, даже представители "Народной партии", например, ее лидер Геннадий Райков, а партия эта близка к кремлевскому руководству, говорят о давлении на эту структуру.

Геннадий Райков: Сегодня предвыборная кампания идет в очень странной манере, с большим давлением, она действительно так идет, мы в округах чувствуем. Нашим депутатам, которые идут от "Народной партии", закрывают залы, снимают листовки, и делают это власти. Это что, выборы что ли?

Михаил Соколов: То есть это в пользу "Единой России"?

Геннадий Райков: "Единая Россия", не "Единая Россия", но, наверное, в пользу одной партии работа вся эта ведется. Но она должна вестись цивилизовано. Когда вызывают глав администрации, берут у них заявления, что они будут 8-го уволены, если пройдет голосование не так, как им сказали, то это вопрос уже более чем серьезный. Фальсификации не будет, будет просто резкий жим, где уже нечего будет фальсифицировать. Здесь Зюганов не прав.

Михаил Соколов: Не соглашусь с Геннадием Райковым: давление не исключает последующей фальсификации, одно может лишь дополнить другое. Председатель Центральной избирательной комиссии России Александр Вешняков одобрил намерения организовать параллельный подсчет голосов в ходе парламентских выборов. Отмечу еще одну деталь: Геннадий Зюганов впервые фактически предложил правой оппозиции программу совместных действий по контролю за голосованием. Он отказал в сотрудничестве лишь конкретным прокремлевским силам. Но ситуация, складывающаяся на фоне абсолютного информационного доминирования "Единой России" и использование силы государства в пользу этой партии, не может не вызывать опасений.

Владимир Бабурин: У нас в гостях депутат Государственной Думы Николай Гончар. Что основное, по-вашему, было в работе Государственной Думы, которая заканчивает свою работу?

Николай Гончар: Для меня основным событием сегодняшнего дня является то, что Государственная Дума не включила в повестку дня вопрос об изменении закона об автостраховании - вот это самая неприятная вещь. При всей не бесспорности закона об изменениях в эту процедуру, все равно прятаться за регламент было нельзя. Страна поставила вопрос и нужно на него было ответить. Вот такой уход от этого вопроса - это последняя фотография Государственной Думы. Было сказано много слов, а запомнится последняя фраза, вот, увы, такая.

Владимир Бабурин: И фраза, по-вашему, крайне неудачная?

Николай Гончар: Это попытка отмолчаться, уйти от необходимого решения проблемы, причем, решить нужно было сейчас. Повторяю еще раз: вопрос о страховании гражданской ответственности владельца автомобиля - вопрос, который необходимо решать. Но в данном случае, заползя под корягу в последний день своей работы, Государственная Дума призналась в некомпетентности. Это не способ решения проблемы сделать вид, что ее нет.

Владимир Бабурин: Давайте говорить о предвыборной кампании, которая заканчивается, практически не успев начаться. И все без исключения ее участники, в последние дни даже представители партии власти жалуются на "черные пиар-технологии". Сегодня на "черные технологии" жаловался кандидат в мэры Москвы Юрий лужков.

Юрий Лужков: Конечно, такого рода провокации они нетерпимы. Это воздействует, в первую очередь, на мораль страны, на мораль общества. Это в меньшей степени воздействует на отношение к партии. Люди понимают, где есть провокация, но, по крайней мере, большинство, и москвичей в том числе, понимают, где есть провокация. Провокации эти достаточно стандартизованы. Когда человеку навязывается какая-то политическая позиция, сразу нужно поставить вопрос - провокация. Когда человеку ночью звонят и говорят: мы от имени "Единой России" приглашаем вас поддержать нашего кандидата - провокация. Речь идет не только о "Единой России", речь идет о бескультурии, о чернухе в политической борьбе, которой не должно быть в нашем обществе. Я уж не говорю о выплеснувшихся публикациях, в некоторых случаях даже появились целые журналы, посвященные одному лицу. Когда говорится, что это неизвестно, кто является, если не автором, а инициатором, а правильнее всего, кто заплатил. Я вообще говоря, даже боюсь вычислять, сколько это стоит денег. Ни у кого из кандидатов официальных средств на то, чтобы заплатить за выпуск стотысячного тиража журнала, не хватит.

Владимир Бабурин: Кандидат в мэры Москвы Юрий Лужков почему-то чрезвычайно рассмешил нашего гостя депутата Государственной Думы Николая Гончара. А по каким пунктам вы не согласны? По-моему, так оно и есть на самом деле, как говорил господин Лужков.

Николай Гончар: Во-первых, я не согласен с тем, что звОнят, вообще-то звонЯт. Насчет чернухи и прочих терминов - наверное, он в курсе дела. Я еще с чем не согласен, не разделю его патетику и гнев: я не согласен с тем, что по прямой команде техников-смотрителей дворники в Центральной префектуре города Москвы прежде всего занимаются не вывозом мусора, а срывают листовки, которые мои ребята-студенты расклеивают в положенных местах. У них розданы образцы плаката кандидата, которого поддерживает мэр, там не перепутаешь, там написано "Мы с мэром", и все остальные сдирают. А 26 числа ко мне на прием пришла один из дворников, которая, видимо, неудачно срывала мои плакаты, и ей сказали, что всем премию по поводу срыва плакатов заплатят, а ей нет, и она принесла мне жалобу. Я до 7 числа, конечно, делать ничего не буду, хотя гнев Юрия Михайловича разделяю. А в Генеральную прокуратуру этот и подобные факты отдам после выборов. Бывали разные вещи. Скажем, юристы Центральной префектуры организации партии "Единая Россия", конкретно господин Зайцев, распускали слухи о том, что на меня ФСБ ведет два уголовных дела. И умудрились сделать это так, что оказались свидетели тому, как они говорили работникам службы социальной защиты Центрального округа. И мне одна из них написала письмо, я тут же отправил в ФСБ. И вы знаете, что самое интересное - мне ответили. Мне ответили, что на меня нет никаких уголовных дел, и я, опять-таки после выборов, это письмо в том числе приобщу к своему иску господину Зайцеву по поводу защиты чести и достоинства. Масса подобного рода моментов, я надеюсь, что и, и господин Лужков, и многие другие, те, кто будет избран (те, кто не будет избран - конечно) найдем в себе силы проанализировать итоги этой кампании с позиции соблюдений закона. Уже сейчас есть все основания предметно, вплоть до сроков в рамках закона наказать тех, кто занимается предвыборными "черными технологиями". Прежде всего "черная технология" - это использование административного ресурса против нежелаемых исполнительной властью кандидатов. Поэтому, конечно, ту я все время полностью согласен.

Владимир Бабурин: Михаил Соколов, давайте сейчас попробуем сравнить предвыборную кампанию по России в целом и в Москве, в частности. Известная поговорка: Москва - это не Россия.

Михаил Соколов: Мне кажется, что в данном случае Москва совсем даже Россия. Сегодня я разговаривал с Геннадием Ивановичем Райковым, и Геннадий Иванович Райков, лидер "Народной партии", которая вполне лояльна к власти, вполне грамотно исполняла все указания из Кремля, по крайней мере из той части Кремля, с которой эта партия работает, и вот он жаловался на то, что идет мощнейший нажим на кандидатов "Народной партии", в мажоритарных округах, где они баллотируются. Тоже срывают листовки, тоже не дают помещений, тоже невозможно вести нормальную агитацию. Правда, он побоялся назвать в пользу какой партии помогают. Когда я ему попытался подсказать, то Геннадий Иванович не захотел называть, он сказал "одна партия". Конечно, понятно, что ситуация здесь практически одинаковая по всей России, так что здесь я не вижу принципиальных расхождений. Правда, все-таки в некоторых регионах, где проходят губернаторские выборы или выборы мэров, там есть альтернативные серьезные кандидаты, которые борются с губернаторами или с мэрами и в нескольких, в трех, а то и в четырех российских регионах пройдут, по всей видимости, вторые туры выборов. То есть позиции исполнительной власти не столь сильны действующей. А в Москве, по-моему, мэр, несмотря на такую сложную ситуацию в городе, победит в первом туре. Или я ошибаюсь, Николай Николаевич?

Николай Гончар: Конечно, победит в первом туре. Никаких альтернатив по выборам мэра у Москвы кроме Лужкова нет. Но это проблема для города - вечных мэров не бывает.

Михаил Соколов: А это ведь последний срок.

Николай Гончар: Наверняка тешит себя надеждами о какой-то семейной схеме передачи власти, не знаю, но это последний срок по многим причинам. Еще и потому, что подрастает новое поколение предпринимателей, подрастает не в плане возраста, а в плане экономического потенциала, и они захотят себя реализовать политически. Больше таких спектаклей с альтернативными кандидатами, как это было сегодня, как это идет сейчас, больше не будет.

Михаил Соколов: Но, тем не менее, Александр Лебедев попытался составить какую-то альтернативу руководителю Национального резервного банка. Как-то это кончается грустно.

Николай Гончар: Это кончается грустно потому, что сегодня или вчера вечером он заявил о том, что рассматривает вопрос о своем уходе. Когда человек внутреннее решение не принял уйти, сняться с выборов, он об этом не говорит, как минимум, не должен. Потому что если после такого заявления он останется, ему будет очень сложно. А проблема состоит в том, что он пришел не бороться, а в ходе выборов корректно сотрудничать. "Позвольте вас чуть-чуть покритиковать?" Не позволили. "Ой, я подожду". Вот так предвыборную кампанию не ведут. Если есть позиция - отстаивай ее, нет позиции - не участвуй.

Михаил Соколов: Николай Николаевич, знаете, что меня поразило в ходе изучения московской избирательной кампании? Произошел действительно потрясающий скандал, появилось распоряжение руководителя Центральной префектуры, Центрального округа о том, что 1200 домов должно быть или снесено или реконструировано, как дома, которые имеют деревянные перекрытия и плохи для проживания трудящихся. Замечательные сталинские дома, доходные дома, памятники архитектуры - все это предназначено как будто под снос. Но я представляю себе, что каком-нибудь городе предложат снести полцентра города перед выборами мэра. Как бы повели себя жители? Я думаю, что этому мэру было бы очень тяжело на выборах. В Москве же, по-моему, даже жители Центрального округа как-то не поежилось, тем более, что им говорят: да это так, случайность все. Случайность?

Николай Гончар: "В этом мире случайностей нет", - сказала нам какое-то время назад "Машина времени", и она права. Итак, первое: конечно, особенно в предвыборный период появление на первой полосе газеты "Известия" в общем-то старого распоряжения префекта, хотя префект - член правительства Москвы, все разговоры о том, что какой-то мальчик пробежал и обронил бумажку. Отнюдь. Это документ не новый, до него было распоряжение 3167 от 5 июля 2002-го года того же префекта Дегтева. Но даже дело не в этом. Прошли такие заявления, фактически это распоряжение отменено. Что такое "фактически"? Это как живой и почти живой, отменено и фактически отменено. Ничего оно не отменено. Но самое главное не в этом. Эти распоряжения выпущены на основании постановления правительства Москвы № 494 от 2 июля 2002-го года. Это прямой, серьезный, имеющий все основания для исполнения документ, а никакие не распоряжения, которые действительно носят технический характер.

Михаил Соколов: То есть это реальный план реконструкции центра Москвы?

Николай Гончар: Если вы мне зададите вопрос: нужно ли отселять и сносить ветхий фонд в центральной части города, это не то, что в черте Садового кольца? Отвечаю: да, безусловно. Только вопрос в одном: мы сносим и отселяем то, что нужно или то, что имеет коммерческую выгоду?

Михаил Соколов: То есть то, что кому-то нужно?

Николай Гончар: Совершенно верно - это разные вещи. Выселить Цветной бульвар дом 23 строение 1, где даже "На дне" снимать будет страшно, просто страшно - это одно, его никто не отселяет, о нем забыли. Или выселить дом с отдельными квартирами, но стоящий на улице Димитрова - совсем другая коммерческая привлекательность. Более того, на каких условиях заключаются коммерческие контракты? Тоже не секрет: в том же 494 постановлении правительства Москвы черным по белому было записано: 70 - инвестору, 30- городу. Более того, там было сказано о том, что практика, когда эти 30% отдаются городу квартирами, снижает коммерческую привлекательность жилья. И не нужно, пусть инвестор заберет себе сто процентов, а нам отдаст деньгами. Этот документ мне был известен полтора года тому назад. И господин Дегтев, и все его сотрудники искренне ненавидели меня за одно: за то, что я, пользуясь правом депутатского запроса, регулярно писал им письма: скажите, пожалуйста, какова судьба этого конкретного дома? И они вынуждены были отвечать им правду, и я сообщал об этом жителям. Поэтому то, что это вдруг стало неожиданным - для меня это постоянная проблема.

Михаил Соколов: Это что - удар в спину Лужкова от тех, кто хочет стать его наследниками, люди из его команды?

Николай Гончар: Вы упомянули Райкова - Райков с частью администрации Кремля, не с той частью дружил. Так вот городская элита на Тверской 13 тоже не монолит. Лужков поэтому и балансирует по схеме Бориса Николаевича, этих поддержит, тех поддержит, под ним идет постоянная борьба. С моей точки зрения, вот этот выплеск, очевидно, предвыборный, очевидно, неудачного, безграмотного документа Дегтева, на страницы газеты "Известия" - результат драки бульдогов под ковром. Ковер на Тверской 13.

Владимир Бабурин: Скажите, пожалуйста, даже такой неудачный ход, как вы его назвали, может ли помешать безусловно удачной предвыборной кампании, которая ведется по очень простому принципу: "Единая Россия" ведет по принципу "мы с президентом", и это гарантирует ей достаточное количество депутатских мандатов, ваши московские соперники, целиком копируя, "вместе с мэром"? Не надо никаких дебатов, никаких встреч, ничего не надо.

Николай Гончар: Знаете, ничего и никому ничто не гарантирует - это первое. Второе: я ведь на выборы против московских властей иду не первый раз. В 93-м году моим конкурентом был Олег Михайлович Толкачев, известный человек, и, как вы понимаете, моим конкурентом он стал не без воли Лужкова. Могло быть такое, чтобы префект одного из округов вдруг против воли Лужкова выставился против бывшего председателя Моссовета? Это борьба идет постоянно. Я считаю, что можно обманывать всех людей какое-то время, всех всегда обманывать нельзя. Жители центра, что бы сейчас сладкоголосые болтуны ни вещали со всех московских информационных каналов, но факт остается фактом: за десять лет численность населения, проживающего в Центральной префектуре, сократилось на 17,4%. Сейчас еще одну цифру потрясающую назову. Вы знаете, как за это время изменилось количество ветхого жилья? Если практически более 17% населения уехали, вывезли, то, как я понимаю, число ветхого жилья должно было уменьшиться, ведь должны были выселять из ветхости. Так вот называю вам цифры 99 года: по данным официальной московской статистики, количество ветхих аварийных жилых домов в Центральной префектуре увеличилось со 146 в 99-м году до 301 сейчас - в два раза.

Михаил Соколов: Вот сейчас инвесторы и придут.

Николай Гончар: Поэтому вопрос идет о другом: это не значит, что все дома вдруг резко обветшали, это значит, что в разряд ветхих стали включать... Вы где живете?

Михаил Соколов: К несчастью, на Ордынке.

Николай Гончар: Пишите письмо депутату.

Владимир Бабурин: Надеюсь, что в и в следующие четыре года у нас будет о чем поговорить с господином Гончаром.

Николай Гончар: Мы не ведем никакую предвыборную агитацию, мы строго соблюдаем закон, и мы надеемся, что люди, которые сейчас жалуются на то, что их, дескать, ущемляют, тоже не будут нарушать закон.

XS
SM
MD
LG